Календарь

П В С Ч П С В
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

голодомор

Голодные двадцатые

А тем временем Дон продолжал ощущать на себе действие указа Калинина и последствия Гражданской войны. Одним из самых ярких воспоминаний у жителей Дона тех лет стал голод 20-х годов.

 

Конечно, голод был не только в нашей области. Страдало от него и Поволжье. Если рассмотреть общие для двух областей причины, вызвавшие голод, то ими стали засуха и неурожай. «В 1922 году разразилась засуха, хлеб вышел весь в солому. Стали братья ездить на заработки, на молотьбу за Семикаракоры. Сажали картошку, было две коровы. Никто не умер благодаря хлебу, привезенному с заработков»[10]. Однако, помимо этого, для Донского края можно выделить и другие факторы. Это – отсутствие помощи со стороны государства и невозможность справиться своими силами. По воспоминаниям Евлампии Александровны Бандовкиной с хутора Коныгин в их хозяйстве были мужчины, благодаря которым выжила семья. Гораздо меньше повезло тем, кто остался без кормильцев, а таких было немало.

От голода страдали все. Газета «Советский Юг» от 31 января 1922 года сообщает: «Голод принял уже ужасающие размеры. В с. Летнем за 5 дней зарегистрировано 7 смертей, в с. Иванке мать зарезала своего ребенка, а сама бросилась в колодезь. Цифра голодающих в нашем уезде достигает 12 000 человек. В Белой Глине умерло 5 душ, в с. Летнем – 13, в Дмитриевке – 3, в Ново-Егорьевском – 6. Лошади пали почти все. Население питается всевозможными суррогатами: косапы с кукурузой, курай, зола, полова и проч.»

Анна Ильинична Алексеева с хутора Крымского рассказывает об этом так: «…в двадцатом начался голод. Мы в тот год не смогли подвязать виноград, так как отца не было. Чтобы как-то прокормиться, ели листья вяза, делали кашу из повилики, копали щегульки, дубец, мололи в муку перекати-поле и пекли пышки». Еще несколько подобных рецептов удалось нам узнать у бабушек, живших в то время. Например, Федосья Андреевна в хуторе Коныгине рассказала, что в голод они ели перекати – поле, солодок, из него чай варили, собирали травы. «Соседи наши ели кошек, собак, и все равно умирали от голода», – говорила она. А З.Я. Корнева, которой в ту пору было около десяти лет, вспоминает вот о чем: «Недалеко от нас была рощица. Утром мы вставали, шли туда, пытаясь отыскать дуб с пока еще целой корой. Если нам удавалось, то на завтрак мы могли получить горьковатые лепешки из этой самой коры (из нее делали муку, смешивали с сухой полыньей и водой)». В хуторе Ольховом нам рассказывали, что в голод ели ракушки, из семечек подорожника варили кисель, из толченной «перекатихи» делали муку, пекли пышки. «А у нас папа сусликов ловил, жарил и говорил, что это «поросятки»… Он и сам умер в те годы: съел, наверное, что-то не то», – вспоминала Валентина Стефановна Щедракова , встреченная нами в хуторе Ольховом.

Голод стал причиной усиления и еще одного социального явления – беспризорности. Вот что значится в документах Сальского окружного исполкома за 1июля 1924 г.:

«В Донской области в местностях, пораженных неурожаем, население более 15 000 чел. Дети от 1 до 13 лет возрастом – 12% населения, т.е. 97 800 чел. Исходя из того, что 25% населения имеют запасы питания, имеем, что 75% детского населения, т.е. 73 530 детей, требуют немедленной помощи.

     В сентябре 50% – 36 675 * 1 руб. 80 коп.

                   В месяц – 66 015 руб.

Всего потребуется – 1 049 834 руб.

За первую половину 24 года в Ростове было подобрано 3041 беспризорных детей, из них местные – 963.

Всего на борьбу с беспризорностью необходима сумма 1.434.834 руб. Центром отпущено 400 000 руб.»[11]

 

Как видно из документа, власти на помощь Дону не спешили. Причем эти данные характеризуют «благополучный» 1924 год. Что же тогда творилось в страшном 1922-м? «Советский Юг» (№ 156) сообщает: «На Юго-Востоке насчитывается до 3-х млн голодающих, но край не признан официально голодающим, и потому чрезвычайно слабапомощь…». Но разве то, что край не признан официально голодающим, такая серьезная причина? Возможно, здесь роковую роль сыграло опять-таки отношение большевиков к казакам, ярлык, навешенный на казачье сословие. Конечно, безосновательно думать, что голод на Дону был результатом продуманной политики большевиков, просто, спасая от голода крестьян Поволжья, к казакам на помощь советское правительство не спешило.

Но это статистика, а «живые» воспоминания гораздо страшнее: «В 21-м году голод был очень жестокий. Я работала в хуторе Верхней Кундрючке в детском доме. Кормить их было нечем, потом прислали муки, но мукой разве накормишь? Кормили кабачками, пока они были еще свои. Детей было много, и много умерло. У фельдшера старший брат на Кубани был, с ним что-то случилось, а жена этого брата сдала в детдом троих детей – Веру, Юру и Всеволода – и опять вышла замуж. И эти дети попали к нам в детский дом, девочка только ходить начала. Вот, помню, сидит она, качается и говорит: «Дайте мне пышечку!» Я ей: «Верочка, я бы дала, но у меня нет!» А она так уверенно: «Да есть у вас!» Просто сердце разрывается на них смотреть! В детдоме умерли все дети: есть было нечего…»[12]

 

 А вот что вспомнила Анна Ильинична Алексеева, хотя, пожалуй, «вспомнила» – не совсем подходящее слово, о таком невозможно забыть: «…А в 21-м случилось еще одно жуткое событие. Одна из дочерей моей родной покойной тетки (родители умерли, и старшая сестра осталась за мать, а было четверо детей) бедовая была и воровать ходила: голод, нужно же как-то жить. Ходила воровать она одна, а брат ее, Леша,уже и ходить совсем не мог: он уже опух от голода и все на крыльце лежал. И вот родные дяди этих детей поймали на воровстве девчонку, стали бить. Спрашивают: «Одна ходила воровать?», а она возьми да и скажи, мол, нет, не одна, брат со мной ходил. И их с братом родные же дяди бросили в Дон и потопили, чтоб не воровали, – в голод этого не прощали. Дети выплывают, плачут: «Дяденьки, отпустите, мы больше не будем!» Леша кричит: «Отпустите, пожалуйста, я же не мог с ней воровать, я уже и ходить не могу!» А те их баграми от берега… Мальчик всего два раза выплыл и все, а девочка выплывает и просит: «Дяденьки, не топите, я больше не буду»,– но ее отталкивают. Она раз пять выплывала, у нее сил было больше. Мне крикнули, и я пошла к реке. Тут и на меня накинулись: «Может, и она воровала?!» – но кто-то вступился: «Они все уже опухли от голода, значит, не воровали». Так и отпустили». Потом стало уже полегче, голодным стали давать кукурузу, картошку. И вот чистят картошку, она прелая, а маленькая Аня лазит под столом и собирает очистки. Потом их пекли и ели. Собирала она в подол и рассыпавшуюся по дороге кукурузу. Так и выжили потихоньку, с Божьей помощью.

Наталья Галезник, Татьяна Колесникова, Ольга Коренюгина, Виктория Мардарь «Слава Тебе, Господи, что мы казаки!»

Чужого горя не бывает
Ростовская обл., г. Новочеркасск,
школа № 6, 11-й и 8-й класс
Научный руководитель: Е.Г.Губанова

Всероссийский конкурс исследовательских работ для старшеклассников «Человек в истории. Россия — ХХ век»

Третья премия 

Донские казаки… Еще пятнадцать лет назад казалось, что от них остались лишь воспоминания и эти люди стали частью «великого советского народа», растворились в нем, потерялись. Но благодаря коренным изменениям, произошедшим в жизни страны, стало возможным возвращение к такому вопросу, как возрождение казачества. Наш город, как столица бывшего Войска Донского, оказался в центре этого процесса. Ныне существуют различные точки зрения на данный вопрос. Нас, с рождения живущих на «Тихом Дону», эта тема не может не затронуть, вот потому, для более глубокого ее изучения, мы решили проследить ход событий 20–30-х годов и их отражение в жизни донских казаков, так как именно в этот период произошло разрушение казачества как особой этнической группы.

Голодомор на Кубани в 1930-е гг.: воспоминания очевидцев

Разыскал такую подборку воспоминаний и свидетельств. Люди расспрашивали своих родственников, дедушек-бабушек, и выложили записи их рассказов о голоде на форум.
____
MartaKiitam :

Моей двоюродной бабушке Вере Морозовой в том году было 15 лет. Она жила в Армавире.
Вот как рассказывала она мне о голодном 33 г.

Коллективизация и голодомор на Кубани. Свидетельства ветерана войны

Весной минувшего года мне удалось завязать переписку с ветераном войны Виктором Васильевичем Дегтяревым. Уроженец станицы Григориполисской, Ставропольского края, родился 15 июня 1927 г. в семье потомственного казака. Детские годы Виктора Дегтярева пришлись на один из самых трагичных периодов российской истории – сталинскую коллективизацию и голод 1930-х гг.

Из переписки М.А. Шолохова с И.В. Сталиным

Из переписки М.А. Шолохова с И.В. Сталиным М.А.Шолохов — И.В.Сталину 4 апреля 1933г. Станица Вешенская ...Теперь о методах, которые применяли во всех колхозах района согласно установкам Овчинникова и под непосредственным руководством Шарапова. Выселение из дома и распродажа имущества производилась простейше: колхозник получал контрольную цифру сдачи хлеба, допустим, 10ц. За несдачу его исключали из колхоза, учитывали всю его задолженность, включая и произвольно устанавливаемую убыточность, понесенную колхозом за прошлые годы, и предъявляли все платежи, как к единоличнику. Причем, соответственно сумме платежей расценивалось имущество колхозника; расценивалось так, что его в аккурат хватало на погашение задолженности. Дом, например, можно было купить за 60 — 80 руб., а такую мелочь, как шуба или валенки, покупали буквально за гроши...

Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О выполнении годового плана хлебозаготовок»

Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О выполнении годового плана хлебозаготовок»* 31 декабря 1932 г. Секретно. Слушали: 5. О выполнении годового плана хлебозаготовок. (тт. Ароцкер, Зимин, Евдокимов, Путнин, Семякин, Филов, Соколова, Катенев, Гусев). Постановили: 5. 1. Наряду с 45 районами и областями, выполнившими, и остальными, добросовестно выполняющими планы хлебозаготовок, часть районов: Ст.-Минский, Ейский, Каневский, Павловский, Усть-Лабинский, Краснодарский, Славянский, Невиномысский, Армавирский, Ново-Александровский, Верхне-Донской, Вешенский, Обливский, Каменский, Таганрогский, Ставропольский, Воронцово-Александровский, Минводский и Черкесская автономная обл. сорвали выполнение к установленному сроку (к 1 января 1933 г.) плана хлебозаготовок по краю. Особо подчеркнуть совершено безобразное отставание в выполнении плана хлебозаготовок по районам: Павловскому, Ейскому, Ст.-Минскому, Краснодарскому и Обливскому. В связи с этим установить срок окончания краевого плана хлебозаготовок по совхозам и колхозно-крестьянскому сектору не позднее 10 января 1933 г., обязав указанные выше районы добиться в эти дни решающего перелома, а во всех остальных районах (как имеющих дополнительные планы, так и не имеющих) продолжать хлебозаготовки за счет станиц, МТС и колхозов, невыполнивших еще своих планов с тем, чтобы обеспечить безусловное выполнение плана полностью каждым колхозом и станицей. Крайком особо подчеркивает недопустимость невыполнения плана по единоличникам.

Спецсводка № 9 Секретно-политического отдела ОГПУ о репрессиях в связи с хлебозаготовками в Северо-Кавказском крае

Спецсводка № 9 Секретно-политического отдела ОГПУ о репрессиях в связи с хлебозаготовками в Северо-Кавказском крае

Совершенно секретно.
На 20 декабря 1932 г.

По данным на 10 декабря, план хлебозаготовок по всем секторам выполнен на 75%, по колхозно-крестьянскому сектору — на 83%.

Первая и вторая пятидневки декабря, по сравнению с предидущими, показывают дальнейшее снижение темпов хлебозаготовок.

Если с 25 по 30 ноября снижение темпов хлебосдачи выражалось в 2,3 тыс. т, то за время с 1 по 5 декабря — в 14 716 т и с 5 по 10 декабря -в 12 021 т.

Значительные запасы зерна по-прежнему задерживаются и скрываются рядом колхозов. За время с 1 ноября по 10 декабря обнаружено 4764 ямы и 238 «черных амбаров», из которых изъято зерна 93 108 ц.

За этот же период по всем районам края арестовано контрреволюционного кулацкого и антисоветского элемента — 16 864 чел.

Состав арестованных:

Кулаков - 3680
Зажиточных единоличников - 271
Середняков - 6473
Бедняков - 482
Колхозников - 3130
Должностных лиц соваппарата и колхозов - 1896
Бывших торговцев и проч. - 932

Из общего числа арестованных 853 чел. изъяты по ликвидированным 149 контрреволюционным группировкам и 3 организациям.

Приводим наиболее характерные контрреволюционные группировки из числа ликвидированных за последнее время.

Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О ходе хлебозаготовок»

Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О ходе хлебозаготовок»

16 декабря 1932г. Секретно.

Слушали: 1. О ходе хлебозаготовок, (т. Савуш, Добрынинский, Мных, Новиков, Игнатенко, Саламаненко, Ярошенко, Будгер, Шипилов, Багров, Алексеев, Повалюхин, Тимченко, Вещев, Ступников, Овчинников, Путнин, Щеболдаев, Ароцкер, Ларин, Ивницкий, Шаблиевский, Новоселов, Зимин).

Постановили: 1. Ввиду выполнения плана хлебозаготовок по ст. Темиргоевской (100,8%) и Ново-Рождественской (100,2%) — эти станицы с черной доски снять, обязав их продолжать заготовки до выполнения плана хлебозаготовок по району в целом. Однако указать, что неудовлетворительное выполнение по этим станицам плана озимого сева требует перекрытия недосева весной. Неудовлетворительная подготовка к весеннему севу колхозов и единоличных хозяйств и, прежде всего, неудовлетворительный сбор семян и плохой уход за тяглом будет означать, что саботаж, организованный кулачеством, еще до конца не сломлен и приведет эти станицы опять к занесению на черную доску со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Предупредить единоличные хозяйства этих станиц, злостно невыполняющих план хлебозаготовок, отказывающих от сева и засыпки семян, что к ним будет применена высылка из пределов края.

Спецсообщения № 2 и 3 Секретно-политического отдела ОГПУ «О ходе выселения кулаков из районов Кубани Северо-Кавказского края»

Спецсообщения № 2 и 3 Секретно-политического отдела ОГПУ «О ходе выселения кулаков из районов Кубани Северо-Кавказского края»

16 декабря 1932г.
Совершенно секретно

Спецсообщение № 2
По состоянию на 7 декабря 1932 г.

        С 5 декабря по 7 декабря из СКК отправлено 3 эшелона:

        1. Со ст. Полтавская — 208 семей, 1097 чел. на ст. Осокаровка (Казахстан)
        2. Со ст. Тимошевская — 332 семей, 1677 чел. на ст. Котлас (Северный край)
        3. Со ст. Тихорецкая — 259 семей, 1177 чел. на ст. Осокаровку Всего — 799 семей, 3951 чел.

        Снято в пути:
        больных — 1 мужчина
        умерших — 1 ребенок

        Все выселяемые одеждой и продовольствием обеспечены полностью. Подъем, стягивание и погрузка прошли спокойно.

        Начальник СПО ОГПУ Г.Молчанов
        Пом. начальника СПО ОГПУ Люшков