Календарь

П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

ЯЗЫК КАЗАЧИЙ

ЯЗЫК КАЗАЧИЙ — в литера­турной и канцелярской формах мало отличается от языка рус­ского, а народная речь делит­ся на несколько диалектов, из которых одни больше, а дру­гие меньше отличаются от то­го же русского языка. Каждый из них отражает исторические этапы пребывания Казаков, массовых изгнаний с родной земли, и указывает на ту среду, в которой они проживали, ко­гда были принуждены поки­нуть колыбель своей народно­сти — Сев. Кавказ и Подонье. Я, К. несёт на себе отпеча­ток всех крупных перемен, вы­павших на долю Казаков за многие века. Вне казачьей ис­тории, понять причины их мно­горазличных говоров невозможно. Живя неоднократно на чу­жой земле, они воспринимали особенности речи окружающих их Славян тем легче, что и ра­ньше пользовались одним из славянских языков. Так напри­мер, на Средний Дон наши предки возвратились с орлов скокурским диалектом, а на Верхний — с тамбовскорязанским; Черные Клобуки или Черкасы на Днепре стали пользо­ваться полтавским диалектом, с которым и пришли назад в Приазовье их потомки — Запо­рожские Казаки. 

С другой стороны, воспри­няв формы чужого диалекта, Казаки во многих случаях со­хранили и особенности языка своих кавказских предков. На­сыщенность туранскими корня­ми характеризует его настоль­ко, что в старое время на Руси казачья речь считалась славянско-татарской. Она также не усвоила северно-русского "ока­нья" и типично-русского "пол­ногласия" (полногласное "мо­лод" — неполногласное "млад", "дерево" — "древо", "полымя" — пламя" и т. п.). На частое употребление "неполноглас­ных" в казачьих народных го­ворах обратил внимание дон­ской фольклорист А. М. Листопадов. А в то же время сов. филолог-гебраист Н. А. Мещер­ский видит в неполногласности одно из характерных свойств языка Казарских Славян (Н. А. Мещерский, История Иудей­ской войны Иосифа Флавия в древне-русском переводе. М.Л. 1958 г., стр. 91-93). К той же древней категории относит­ся отсутствие среднего рода в речи большинства Казаков. Как общее правило, в народе им не пользуются Донцы и все те, кто повел от них свой рол. Н монументальном труде "Песни Донских Казаков" (Музгиз 1953) А. М. Листопадов пишет: "Исторически на Дону склады­вается единый донской диа­лект, характеризуемый рядом звуковых, грамматических и словарных особенностей". Он указывает, что "для всех гово ров Дона типичен переход имен существительных среднего ро­да в категорию имён женского рода. Имена прилагательные, местоимения, порядковые чис­лительные и глаголы в прошед­шем времени, согласуясь с по­терявшими средний род суще­ствительными, принимают фор­му женского рода. Окончание "е", "о" в именительном-вини­тельном падежах существите­льных сохраняется только под ударением, причем согласуемое с ним слово нес же высту­пает в форме женского роли". Примеры: "Лета тёплая", "ча­да' милая", "стада лебединая", "стучит железою", но "всё го­рю узнала", "вино сладкая". Также и в "Истории" Флавия (кн. 1-я, гл. III) случайно сохра­нилось при переписках: "ору­жия цесарьская златая", при дальнейшей русской форме: "оружие ми свое покажеши". Древние реликты кавказского старо-славянского языка особенно приметны в речи Некрасовцев, последние века лишен­ных общения с русским и ук­раинским языками, а потому избежавших их влияния. 

Кроме Л. М. Листопадова, язык Донцов и Нскрасовцев изучили М. Л. Полторацкая ("Островок русской старины", Журнал "В помощь преподава­телю русского языка в Амери­ке" №№ 31 и 32, Сан Франциско 1954) и Ф. В. Тумилевич ("Сказки Казаков Некрасовцев, Ростов н/Дону 1958). Но до наших дней казачьи диалекты изучены мало, а вопрос о язы­ке Кавказских и Казарских Сла­вян все еще находится в ста­дии предположений. Некото­рые исторические данные го­ворят о том, что этот казачий праязык был родственным язы­ку древне  болгарскому и что св. Кирилл, посетив Казарию, ознакомился с ним ближе, а после при переводах пользо­вался его словами и некоторы­ми грамматическими формами. Разрешения вопроса следует искать в самых старинных ру­кописных книгах на древнеславянском языке.   

К оригинальным выводам пришел, изучая древнеславян­ский перевод "Истории"   Флавия, советский филолог-гебра­ист Н. А. Мещерский. Он датирует его срединою   XI а и убе­жден, что "перевод был сделан на юге России, вероятнее всего на юго-востоке, близь Черного моря и Хазарской земли". Там же и в то же время, по его мнению, переведены "Есфирь" и "Иосипон", более поздние исторические сочинения.  

XI в. — эпоха существования Томаторкани, края высокой эл­линистической культуры. Там мирно проживали местные Кавказские Славяне, Греки и Ев­реи. Шестидесятые  годы этого столетия ознаменованы там по­ стройкой монастыря. Там, дей­ствительно, могли переводить­ся на  славянский язык и с гре­ческого ("История" Флавия) и с еврейского ("Иосипон"). "Безвестный даровитый мастер слова, в совершенстве владея языком подлинника, обладая незаурядным талантом писате­ля, смог не только исполнить литературную задачу (...), но и создать подлинно художе­ственное произведение" (Ме­щерский).     

В более позднем исследовании "Византийско - славянские литературные связи" (Византайский Временник т. XVII , М.- Л. 1960) тот же автор еще увереннее говорит, что самые ранние переводы на старо-славянский язык сделаны в Казарин, а потому изобильно проявляют связи с языком Сев. Кавказских и Подонских Славян: "Некоторые языковые особенности указываемых переводных памятников,  - говорит он, - как нами отмечалось в ряде работ, также могут быть призна­ны свидетельствами о связи их с Хазарской землей. Но если в Хазарском каганате иудей­ство являлось господствующим вероисповеданием, то еще ра­ньше в нем распространилось христианство, оно поддержи­валось там в течение последу­ющих периодов тесным обще­нием с Византийской Церко­вью. Среди христианских под­данных Хазарского каганата, несомненно, было очень много славян и едва ли славянский язык не был, в результате это­го своеобразия, общим письменным языком для всего на­селения каганата". Не может быть сомнения и в том, что в интересующее нас время XI в. славянский язык господство­вал также в Державе Томаторканской.