Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Тюркская струя в традиционной одежде донских казаков XVI-XVIII века

Своеобразные условия жизни на Дону в XVI-XVIII вв., особенности характера и мировоззрения донских казаков предопределили возникновение оригинальной культуры донского казачества. «Эта культура являлась частью русской культуры, что было связано с наличием в казачьих рядах устойчивого русского большинства. Вместе с тем, донские казаки составляли ту часть русского народа, которая была наиболее открытой для тесного общения с соседними народами ближневосточной исламской, по преимуществу тюркской культуры»(2). Общению с этими народами содействовало географическое соседство с ними, разные формы военных и невоенных контактов, торговля. До XVIII вв. само сообщество донских казаков не носило замкнутого характера. Несшие постоянные потери в боях, казаки охотно принимали в свои ряды представителей соседних народов. «Отсюда возникали условия для взаимопроникновения культур, для складывания в культуре донского казачества, русской в своей основе, тюркской струи»(3). Влияние на казаков их тюркских соседей проявлялось и в одежде. Среди казаков было принято одеваться «по-татарски». В столице Донского войска всегда было большое стечение народа. Сюда собирались торговые люди, приезжали турецкие послы с большими свитами, горцы Кавказа, калмыки, постоянно навещали посыльные из Астрахани. В этом постоянном водовороте людей донцы выделялись своим внешним видом. «Их одежда, уборы и оружие принадлежали разным племенам и народам. Собственно своих одежд долгое время у них не водилось. Русские, турецкие, черкесские и татарские одежды составляли их пестрый наряд, иногда по цветовой гамме и сочетанию вещей весьма и весьма странный»(4). В силу географических условий и обстановки, характер донского костюма в XVI-XVIII вв. имел восточный отпечаток. Все платья ярких цветов из сукна, бархата и шелка, расшитые галунами и позументами. Вообще же казаки любили блеснуть необыкновенной пышностью в одежде. Вот как образно описывает их донской историк В.Д. Сухоруков: «...один являлся в лазоревом атласном кафтане с частыми серебряными нашивками и жемчужным ожерельем; другой — в камчатном или бархатном полукафтане без рукавов и в темно-гвоздичном суконном зипуне, опушенном голубою каймою, с шелковою, гвоздичного цвета нашивкою; третий — в камчатном или бархатном кафтане с золотыми турецкими пуговками, с серебряными позлащенными застежками и в лазоревом настрафильном(5) зипуне. У всех шелковые турецкие кушаки, и на них булатные ножи с черенками рыбьего зуба в черных ножнах, оправленных серебром; красные или желтые сафьяновые сапоги и кунья шапка с бархатным верхом. Многие одевались в богатые турецкие, черкесские и калмыцкие платья, украшали себя оружием, оправленным с азиатской роскошью серебром и золотом под чернию»(6). Живший в XVIII веке этнограф И.Г. Георги так характеризует казачью одежду: «...все казаки одеваются на польский образец, или паче татарский и восточный, и в рассуждении цвета сукна, часто по произволению, большею, однако ж, частию в кафтаны и полукафтанья синего цвета суконные, волосы стригут в кружок. На голове носят шапки с круглыми, из овчинок, высокими околышами. По кафтану подпоясываются рядовые сабельным опоясьем или же поясом камлотовым и других материй, но старшины сверх опоясья сабельного имеют шелковые персидские или польские поясы, сабли носят на полукафтанье. Некоторые а особливо рядовые имеют одни только усы, а некоторые и бороды. Носят суконные шаровары цвету красного или по произволению и полусапоги черного сафьяну или простой кожи, но старшины часто красные или желтые штаны такого же цвета, редко имеют черного. Шаровары у казаков походят на турецкие, только гораздо поуже, почти полушаровары»(7). Со старины глубокой одевались казаки во что попало, а главным образом в одежду, взятую в добычу. В праздники они наряжались в богатые азиатские уборы. Немаловажное значение имели и браки казаков с полоненными татарками, турчанками. О том, что носили казаки в 1705 году, говорил в Посольском приказе атаман донской зимовой станицы Савва Кочет: «...платья де они носят по древнему своему обычаю, как кому из них которое понравитца: иные де любят платье и обувь по-черкески, и по-калмыцки, а иные обыкли ходить в руских стародревнего обычая в платье, и что де кому лутче похочетца, тот тако и творит. И в том де междо ними распри и никакого посмеханья друг над другом нет»(8). В одежде восточных славян вообще и донских казаков в особенности отразилась их древняя связь со степными племенами и народами: мужские шаровары с широким шагом и способ ношения рубахи, заправленной в них, прическа с оселедцом, термины «клобук» для головного убора и «епанча» для верхней одежды, встречаемые еще в ранних письменных источниках. Значительно сильнее эта связь стала проявляться со времени татаро-монгольского нашествия, а затем в период оживленной торговли с Востоком. Об этом говорит покрой верхней распашной одежды и ряд определяющих ее терминов: «армяк», «сарафан», «кафтан», «ферязь», «терлик», «тегеляй», а также головной убор — «тафья», обувь — «ичеги» и пр.(9) Такие одежды, как бешмет, чекмень, чапан, некоторые виды мужских уборов, женский вязаный колпак, кубелек, штаны, также приходится относить за счет «восточного» влияния. Многие из этих особенностей по своему происхождению связываются с восточными тюркоязычными соседями, другие определенно указывают на тесные связи с народами Кавказа(10). Если казаки верхнедонских городков и станиц одевались практически так же, как жители южнорусских губерний, то костюм низовых казаков представлял собой причудливую смесь русских, малороссийских, польских, татарских, калмыцких, турецких, черкесских элементов. Описания головных уборов чрезвычайно скудны. Ригельман А. в «Истории или повествовании о донских казаках…» отмечает, что шапки они носили черкесские(11). Восточной чертой, может быть взятой из костюма татарок, является и головной убор молодушек в виде колпака, распространенный еще в середине XIX в. и нехарактерный для русских(12). Штаны, изобретенные еще скифами, являются важным элементом казачьего костюма. Без них невозможна жизнь конника. «За столетия покрой их не изменился: это широкие шаровары — в узких штанах на коня не сядешь, да и ноги они будут стирать, и движения всадника сковывать. Так что те шаровары, что находили в древних курганах, были такими же, какие носили казаки и в XVIII, и в XIX веках» (13). Особое значение имели казачьи лампасы. Считалось, что введены они впервые Платовым, но лампасы обнаруживаются и на старинной казачьей одежде, и даже на одежде половцев, и еще раньше — скифов. Так что при Платове ношение лампасов было только узаконено, а существовали они и прежде, знаменуя принадлежность их хозяина к вольному воинству. Не случайно так гордились и гордятся ими казаки(14). Штаны у казаков были принадлежностью не только мужского костюма. У казачек они вошли в типичный средне- или северновеликорусский костюм как часть женской восточной одежды(15). Мужской костюм низовых казаков включал рубаху калмыцкого покроя (с прямым разрезом на две полы)(16). Сверху на рубаху и штаны надевали бешмет. «Большей частью он представлял собою кафтан с перехватом, иногда отрезной в талии, но не со сборками, а с клиньями. Его шили из разных тканей, иногда из шелковой восточной материи, на подкладке, часто стеганым на вате»(17). Обязательной принадлежностью традиционного типа одежды был зипун. «С зипуном носили рубахи, бешметы (кафтаны), шаровары, сапоги, шапки»(18). Зипун — это вид распашной одежды полуприлегающего, расширенного к низу силуэта, с узкими рукавами, без ворота, надевавшийся поверх рубахи. Он считался настолько важным элементом костюма, что походы за военной добычей часто назывались «походами за зипунами». Популярность зипунов можно объяснить их удобством, особенно при верховой езде, обусловленным небольшими объемными размерами, а также относительно мягкими климатическими условиями донского края(19). Поверх зипуна надевался кафтан, спускавшийся ниже колен. Кафтан изготавливался из парчи, бархата, атласа, камки (шелк с одноцветным рисунком) ярких расцветок, застегивался серебряными или позолоченными площами (род пуговиц) (20). Ригельман А. указывает на кафтаны и полукафтаны парчовые, штофные и суконные(21). Дополнением к кафтану служили дорогие турецкие и персидские шали и кушаки(22), на которых носили булатный нож или шашку. Поверх кафтана иногда одевали черкеску из сукна с разрезными рукавами и заковражьями (обшлага), отделанную золотым позументом с блестками(23). «В Черкасске, городе необыкновенно оживленном и людном в дни праздников, казаки щеголяли в самых пестрых одеждах — атласных кафтанах с серебряными нашивками и жемчужным ожерельем, с золотыми, серебряными пуговицами и серебряными застежками. Можно было увидеть на казаках бархатные кафтаны без рукавов»(24). Из верхней одежды казаки издавна предпочитали архалук (тюрк. арка — спина, тюрк. лык — греть) — «спиногрей» — нечто среднее между стеганым татарским халатом и кафтаном(25). Чекмень и чапан — также старинная верхняя одежда казаков, преимущественно халатообразная(26). Чекмень по основным линиям кроя и по способу запахивания правой полы на левую, подобен скифским кафтанам с древних изображений, а также кавказской черкеске. Парадный чекмень носился в распашку поверх бешмета и холодного оружия, а расхожий стягивался поясом, на котором снаружи навешивалась шашка(27). Характер и особенности женской одежды объясняются происхождением казачек. Женщины долго сохраняли традиционную одежду тех мест, откуда они пришли на Дон. На Нижнем и Среднем Дону, куда чаще всего попадали в качестве ясырок (пленниц) татарки, турчанки, ногайские женщины, наибольшее распространение получил комплекс женского костюма с кубелеком. В нем особенно чувствовалось влияние Востока. Обычный женский сарафан, или кубелек, был суконный и не очень длинный. Красили сукно в пестрые цвета(28). Одежда жен казачьей старшины отличалась восточной пышностью и богатством. Основную часть костюма составляло платье — кубелек, — напоминавшее по покрою и форме татарский камзол. У богатых он шился из парчи. Лиф платья застегивался серебряными или позолоченными пуговицами Параллельно им шел второй ряд пуговиц (золотых или низанных из жемчуга), который служил лишь украшением. Пояс (татаур), надеваемый выше талии, состоял из соединенных между собой серебряных, позолоченных звеньев. Были также пояса из цветного бархата, расшитого жемчугом. Полы кубелека заходили одна за другую, не застегиваясь. В летнее время женщины, выходя из дома, надевали каврак — халат из шелка или парчи(29). Шубы у казачек бытовали длинные, азиатского покроя(30), в виде широкого, запахивающегося халата(31). Сапоги казаки носили, как правило, татарского образца с сильно загнутой носочной частью и фигурной линией верхнего канта, выделанные из сафьяна ярких цветов: красного, желтого, зеленого (32). А. Ригельман отмечает, что сапоги были черкесские(33). Особой любовью пользовались мягкие сапоги без каблуков из расшитой, разноцветной кожи(34) — ичиги и «чирики» — туфли-галоши, которые надевали либо поверх ичиг, либо поверх толстых чесаных носков, в которые заправлялись шаровары(35). Чирики делали на подошве, с широким каблуком, тупым носком и иногда обшивали по краям ремешком из белой кожи(36). С праздничным платьем казачки обували туфли из сафьяна(37). Носили казаки и башмаки — кожаную обувь с ремнями, названную так потому, что изготовлялась она из телячьей кожи (тюрк. башмак — теленок)(38). «В верховых станицах летом носят башмаки из грубой кожи на толстой подошве и всегда шерстяные чулки собственного изготовления»(39). Мужчины, как и женщины, носили с обувью грубые бумажные или шерстяные белые чулки(40), изобретенные в свое время в Багдаде. Казаки заимствовали у своих восточных соседей не только форму и покрой одежды и обуви. При их изготовлении использовался также материал, захватывавшийся в виде военной добычи, прежде всего на море при ограблении турецких торговых судов или персидских купцов-тезиков, — бязь, киндяк, кумач, кожа, сафьян (как, например, это было в 1622 г. при нападении на суда под Азовом)(41). Традиционный костюм донского казачества формировался в результате взаимодействия различных культур, что связано с особенностями возникновения и развития этого самобытного этнического образования. И все-таки восточный тюркский элемент играл при этом весьма важную роль. Примечания 1. Работа выполнена в рамках проекта «Живая история». 2. Мининков Н.А. Донское казачество в эпоху позднего средневековья (до 1671 г.). Ростов н/Д., 1998. С. 448. 3. Там же. С. 448-449. 4. Казачий Дон: Очерки истории. Ч. II. Ростов н/Д., 1995. С. 36. 5. Настрафиль — особого рода сукно яркой окраски. Более дорогой считалась настрафиль ярко малинового (черчать, червчатый), желтого, синего (тмосинь), а более дешевой — голубого и зеленого цветов. 6. Сухоруков В.Д. Общежитие донских казаков в XVII—XVIII столетиях. Исторический очерк. Новочеркасск, 1892. C. 43. 7. Цит. по: Донской народный костюм. Ростов н/Д, 1986, с. 34. 8. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.111. 1705. N13a. Л.13-14. 9. Маслова Г.С. Народная одежда русских, украинцев и белорусов в XIX-начале XX в. // Восточнославянский этнографический сборник. М., 1956. С. 754. 10. Лебедева Н.И., Маслова Г.С. Русская крестьянская одежда XIX—начала XX в.// Русские: Ист.-этногр. атлас. М., 1967. С. 261. 11. Ригельман А. История или повествование о донских казаках. М., 1778. С. 137. 12. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 743. 13. Алмазов Б.А., Новиков В.Т., Манжола А.П. Казаки. СПб., 1999. С. 50. 14. Там же. С. 51. 15. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 743. 16. Казачий Дон… С. 38. 17. Лебедева Н.И., Маслова Г.С. Указ. соч. С. 248. 18. См. Фрадкина И.Г., Новак Л.A. Старинный донской казачий костюм XVII—XIX вв. // Донской народный костюм. Ростов н/Д. 1986. С. 33; Донские казаки в прошлом и настоящем. Ростов н/Д., 1998 С. 376. 19. Казачий Дон… С. 38. 20. Там же. 21. Ригельман А. Указ. соч. С. 137. 22. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Земля Войска Донскаго. Составил И.Краснов. СПб., 1863. С. 54. 23. Казачий Дон… С. 38. 24. Новак Л.А.. Фрадкина Н.Г. Казачий курень. Ростов/Д, 1973. 25. Алмазов Б.А., Новиков В.Т., Манжола А.П. Указ. соч. С. 50. 26. Гордеев А.А. История казаков. Часть 1. Золотая Орда и зарождение казачества. М., 1991. С. 72; Лебедева Н.И., Маслова Г.С. Указ. соч. С. 248, 261. 27. Казачий словарь-справочник. Т. 3. М., 1992. С. 263. 28. Картины былого Тихого Дона: Краткий очерк истории войска Донского. Т. 1. М., 1992. С. 92. 29. Донской народный костюм: О создании сценического костюма на основе донской народной одежды. Ростов н/Д., 1986. С. 36-37. 30. Картины былого Тихого Дона… С. 92. 31. Лебедева Н.И., Маслова Г.С. Указ. соч. С. 249. 32. Казачий Дон… С. 38; Новак Л.А., Фрадкина Н.Г. Указ. соч. 33. Ригельман А. Указ. соч. С. 137. 34. Донской народный костюм… С. 37. 35. Алмазов Б.А., Новиков В.Т., Манжола А.П.Указ. соч. С. 50. 36. Новак Л.А.. Фрадкина Н.Г. Указ. соч. 37. Донской народный костюм… С. 37. 38. Алмазов Б.А., Новиков В.Т., Манжола А.П.Указ. соч.. С. 50. 39. Донские казаки в прошлом и настоящем… С. 376. 40. Новак Л.А., Фрадкина Н.Г. Указ. соч. 41. РГАДА, Ф.89: 1622 Оп. №1. Л .114. А.Н. Логинов, г. Волгоград Необходимое замечание: в свое время необходимым условием публикации материалов на любую тему было использование славословия в духе "как верно указал надцатый съезд партии пингвины плодятся..." или "проститутка капитализма, иначе известная как генетика, как об этом верно сказал лично...", так и сейчас готовя материалы касательные казачества и его этнографических особенностей авторы считают необходимым поразливать воду на тему "глубокой духовной и этнической связи казачества с русским народом" або "несомненно, великорусском происхождении казачества", причем, невзирая на то, что все дальнейшие материалы в работе будут этим утверждениям полностью противоречить. Но, полагаю, что читать этот материал будут люди разумные и способные понять что и из чего следует. Хотелось бы обратить внимание лишь на один "удивительный" парадокс - донской костюм, будучи идентичен запорожскому, опять не похож на национальный костюм того народа выходцами, из которого они (донцы) должны бы являться. Запорожцы, одеваясь так же, как донцы, по костюму не схожи с украинцами, донцы, одеваясь как запорожцы, одеваются не так, как русские. Прям таки "гадостное-влияние-институтов-запада-работающих-на-разрушение…" и сплошные "агенты влияния" уже в 16-17 веках. Горе-то... В. Котенко, "Вольная Станица"