Календарь

П В С Ч П С В
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Родимый край

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЯИЦКИХ КАЗАКОВ

В № 103 « Род. Края » была помещена ле­генда из книги П. И. Рычкова о « престаре­лой женщине татарской породы Гугнихе ». в связи с розысками корней происхождения и определения времени появления на р. Яи-ке казаков. В результате своих изысканий губернатор Оренбурской губернии И. И. Не-плюев сообщил в Военную Коллегию, что « подлинного известия у них нет... ». 

Для настоящей статьи мною использованы труды донских и других историков : 

1. А. Ленивов — « Яицкие казаки », жур. «Вольное казачество» №№113,114 за 1936 г. — 2. Чужинец (проф. С. Г. Сватиков) — « Борьба яицкого казачества за автономию в 18 веке », тот же журнал № 190. — 3. И. П. Буданов «Дон и Москва», Париж 1854 г. — 4. Г. В. Губарев — « Книга о казаках », Па­риж 1958 г. 5. Д. Рознер — « Перед бурей », Москва 1966 г. — 6. Проф. Р. Паскал — « Ьа гёуоКе о1е Рои^ат-спегг"» Париж 1971 г, 7. Е. Д. Коновалов — « Яицкие казаки в 16-ом столетии » и «Матерьялы по истории Ура­льского каз. Войска 1620-1815 гг. журнал « Россия ». № 10,1931 год. 

Легенда о Гугнихе была создана на Яике для объяснения появления первой женщины среди одной из многих групп казаков, бро­дивших по р. Яику, во время процесса обра­зования Войска, « в те поры когда Тимур-Аксак разные области разорял » (П. И. Рыч-ков). 

А. Ленивов пишет, что Гугня пришел с донскими казаками немного после Нечая, т. е. после 1581 г. и привез с собой жену с Дона, которая и была « прабабушкой Гугни-хой на Яике ». Атаман Нечай (по легенде он был яицким казаком), в 1579-1581 гг., спа­саясь от московского стольника Мурашкина за грабежи на Волге — пишет А. Ленивов — с группой донских казаков (? — П. А. Ф.) ушел в яицкие степи, на устье р. Яика, по­том поднялся (?) вверх по реке до впадения в Яик речки Рубежной (от устья Яика до р. Рубежной — 550 верст — П.А.Ф.), где осно­вал городок, чем и положил основание Яиц-кому Войску. Атаман Гугня « пришел не­много позже его ». Далее автор сообщает, что до 17 века Яицкое войско непрерывно пополнялось выходцами с Дона и много де­сятков лет называлось « Донско-Яицким », и для большей убедительности приводит текст приглашения « Донско-Яицких» казаков на Круг с советом : « не пить вина... завтра Круг будет ». Между прочим, Круг по  яицки назывался Войсковым Съездом. 

НАШЕ ИМЯ

В статье «К вопросу о происхождении Ка­заков» («Родимый Край» № 63)   проф. М. А. Миллер пробует разрешить вопрос о корнях нашей народности совсем упрощенным спо­собом: просто приводит десяток выдержек из различных русских источников, в желанной ему интерпретации, и категорически решает: «Казак — слово татарское и до нашествия татар его не было». 

Так утверждает ученый, который серьезно историей Казаков не занимался, никакой си­стемы по этому вопросу не создал, но очевид­но желает авторитетом своего имени подкре­пить старую русско-украинскую версию о беглых холопах. 

А вот слова более объективного историка М. Н. Карамзина, писавшего за полтора века до наших дней и имевшего в своем распоря­жении все государственные архивы и мно­жество частных. «Заметим, — пишет он, — что летописи времен Василия Темного в 1444 году упоминают о Казаках Рязанских, осо­бенном легком войске, славном в новейшие времена. И так Козаки были не в одной Ук­раине, где имя их сделалось известно Исто­рии около 1517 года, но, вероятно, что оно в России древнее Батыева нашествия и при­надлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра ниже Киева. Там находим и первое жилище Малороссийских Казаков. Торки и Берендеи назывались Чер­касами: Козаки также». 

К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ КАЗАКОВ

Старые казаки в эмиграции обычно пишут стихи или статьи и даже целые книги о ка­заках. Это обычно историки-любители и ка­заки-националисты. Основные положения, которые они выдвигают, заключаются в том, что казаки отдельный, особый от русских, народ и сформировались они тысячу, две или три тысячи лет тому назад, когда еще не существовало русского ш *"юда. Уже этот раз­нобой в определении времени сформирова­ния казаков указывает на всю необоснован­ность и фантастичность этих гипотез. Чаще всего в качестве предков казаков выдвига­ют касогов, живших на Кубани, с которыми воевал Тмутараканский князь Мстислав Владимирович («Иже зареза Редедю пред пълки касожскими»). Касогами в русских письменных памятниках 10-13 вв. называ­лись черкесы, которые, кроме некоторого созвучия в названии, ничего общего с каза­ками не имеют. Осетины и сейчас называют Кубанских черкесов «Косог». Об этом пишет даже такой казачий националист, как А. К. Ленивов: «Кассаки — кабардинцы и также сословие рабов у осетин». («Казачья Жизнь» № 140, октябрь'1964, стр. 27). 

Казак — слово татарское и до нашествия татар его не было. До конца 14 ст. имеется уже высокоразвитая древнерусская литера­тура: летописи, слова, поучения, письма, раз­ные писания, проповеди и т. д., но ни б одном из этих произведений не только не говорит^ ся о казаках, но и не упоминается самое сло­во «казак». Лишь в конце 14 ст. происходит разложение и распад Золотой Орды и сна­чала отдельные татары, а затем целые груп­пы идут наниматься к русским князьям, бо­ярам и просто зажиточным людям. Эти пер­вые казаки были просто служащими, рабо­чими и никакого отношения к военному де­лу не имели. 

Из затерявшихся архивов

Опубликавоно на форуме ВС "Кубанец"

— После окон­чания гражданской войны казаки, покинув родные края, вынуждены были искать убе­жища е иностранных государствах. Во Фран­цию они стали особенно усиленно прибывать в 1923-24 гг. По приезде во Францию казаки приступили к организации своих бытовых поселений — хуторов и станиц. Для зачисле­ния в эти организации требовались докумен­ты («бумаги») или от станичных или хутор­ских атаманов по местожительству на Дону или ст еойсковых частей, где служили каза­ки. В Париже в 1924 г. была образована ста­ница имени Атамана Каледина. Первым ее атаманом был ген. А. П. Фицхелауров, а пос­ле него ген. В. И. Постовский. Станичным пи­сарем был пожилой генерал (к сожалению, его фамилию не помню). Но как-то генерал-станичный писарь заболел и был отправлен в госпиталь, а на его место я был назначен вре­менно исполняющим должность стан, писа­ря. В один из присутственных дней (станич­ная канцелярия не была открыта каждый день, т. к. все были заняты работой) разбирая почту, я нашел письмо казака В. Владыкина с просьбой зачислить его в состав станицы, но что он никаких «бумаг» не имеет, а в дока­зательство того, что он донской казак, он приносит клятву, которая была изложена в стихотворной форме. 

Кто мы казаки?

От редакции (Родимый Край): Когда с подобным вопросом обращаются к русским людям, как к не казакам, так и многим казакам, то ответы бывают самые разнообразные: казаки - это сословие, или род оружия, или народ и т.д. Полк. С.В. Болдырев в своем казачьем Историческом Календаре на 1956 г. поместил на эту тему статью, которая приводится ниже. Позже она была перепечатана во 2-ом томе "Каз. Словаря-Справочника".

На этот вопрос одни скажут: "казаки - это народ", другие ответят в духе учебников российской истории после 1835 г. - "это сословие", третьи - "казаки лучшая в мире конница", регулярные кавалеристы уточнят при этом, что казаки - "четвертые полки наших дивизий". Некоторые считают, что казаки это род оружия, военная община, этническая группа и т.д., а енисейский губернатор Степанов называет нас "пособием" в своей книге "Описание", изд. 1835 г.

Кроме того, эти ответы зависят от времени и обстановки. Так, например, во время войны - "казаки - это сверхгерои", а война окончилась - "казаки это грубые и необразованные люди". После революции 1905 г. смотря кого спрашиваете: "казаки это оплот трона и порядка", ответят монархисты, социалисты же скажут: "Это черносотенцы, царские опричники, жандармы" и пр. Во время гражданской войны большевики говорили: "казаки это белобандиты и враги народной власти", а сейчас в эмиграции, если казаки не занимаются своей политикой, - "казаки это русские люди", для некоторых даже "лучшие русские люди". Когда же казаки занимаются своей общественно-политической работой, то сейчас же попадают в "самостийники". Если при этом они издают свои газеты и журналы, где пишут о старинной казачьей самобытности и самостоятельности былой и будущей, то эти тотчас же попадают в "казакийцы". Такие выводы происходят оттого, что все эти люди никогда не интересовались и не хотят интересоваться подлинной казачьей историей.

Разберем вкратце эти положения.