Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
Яндекс.Метрика

Г.В. Губарев

ЧЕРНЫЕ КЛОБУКИ

Русские летописцы уделяют нашим предкам не так уж много внимания, но и те данные, которые о черных клобуках сохранились в летописных записях, дают возможность восстановить образ первоначальной их связи со славянской Русью, а попутно и осветить некоторые моменты из их жизни, их внешние и духовные черты и особенности. 

Первая короткая заметка о людях, пришедших на Днепр с Дона, говорит о том, что среди киевлян-язычников были дружинники христиане. Их называли Козаре и в 944 году они присягали в церкви Св. Ильи. Козарами здесь называются анане или приазовские славяне (будущие бродники и черкасы). Кроме них в Хозарии христиан не было. Остальные подданные и сама власть были иудейской, магометанской или языческой веры. 

На Руси в это время княжил один из первых варягов Игорь – Ингвар. Его сын Святослав в 965 году   отобрал от хозар северо-западный Кавказ, основал здесь Томаторканское княжество, а пленных ясов и касагов привел с собой под Киев. По всей видимости он их поселил на левом берегу Днепра, основав здесь город Переяслав (на Дунае он вскоре после этого построил Переяславец). Ясы это ирано-скандинавский народ, одна из ветвей ананской группы. Их потомки называются осетинами. Касаги же или касоги, это жители кавказских предгорий – Касаюн, т. е. великие сагины. Их вспоминает Прокопий Кесаритский в VI-м веке. Это предки нынешних кабардинцев и частично казачьи. Кабардинцев осетины и теперь называют касагон (второе «а» короткое). Представители этих племен, вероятно, были в большом числе в дружине Святослава и он от них перенял кавказский, ананский обычай оставлять на бритой голове клок волос — оселедец. 

НАШЕ ИМЯ

В статье «К вопросу о происхождении Ка­заков» («Родимый Край» № 63)   проф. М. А. Миллер пробует разрешить вопрос о корнях нашей народности совсем упрощенным спо­собом: просто приводит десяток выдержек из различных русских источников, в желанной ему интерпретации, и категорически решает: «Казак — слово татарское и до нашествия татар его не было». 

Так утверждает ученый, который серьезно историей Казаков не занимался, никакой си­стемы по этому вопросу не создал, но очевид­но желает авторитетом своего имени подкре­пить старую русско-украинскую версию о беглых холопах. 

А вот слова более объективного историка М. Н. Карамзина, писавшего за полтора века до наших дней и имевшего в своем распоря­жении все государственные архивы и мно­жество частных. «Заметим, — пишет он, — что летописи времен Василия Темного в 1444 году упоминают о Казаках Рязанских, осо­бенном легком войске, славном в новейшие времена. И так Козаки были не в одной Ук­раине, где имя их сделалось известно Исто­рии около 1517 года, но, вероятно, что оно в России древнее Батыева нашествия и при­надлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра ниже Киева. Там находим и первое жилище Малороссийских Казаков. Торки и Берендеи назывались Чер­касами: Козаки также». 

ЯЗЫК КАЗАЧИЙ

ЯЗЫК КАЗАЧИЙ — в литера­турной и канцелярской формах мало отличается от языка рус­ского, а народная речь делит­ся на несколько диалектов, из которых одни больше, а дру­гие меньше отличаются от то­го же русского языка. Каждый из них отражает исторические этапы пребывания Казаков, массовых изгнаний с родной земли, и указывает на ту среду, в которой они проживали, ко­гда были принуждены поки­нуть колыбель своей народно­сти — Сев. Кавказ и Подонье. Я, К. несёт на себе отпеча­ток всех крупных перемен, вы­павших на долю Казаков за многие века. Вне казачьей ис­тории, понять причины их мно­горазличных говоров невозможно. Живя неоднократно на чу­жой земле, они воспринимали особенности речи окружающих их Славян тем легче, что и ра­ньше пользовались одним из славянских языков. Так напри­мер, на Средний Дон наши предки возвратились с орлов скокурским диалектом, а на Верхний — с тамбовскорязанским; Черные Клобуки или Черкасы на Днепре стали пользо­ваться полтавским диалектом, с которым и пришли назад в Приазовье их потомки — Запо­рожские Казаки. 

БИЛЫЙ Игнат Архипович

БИЛЫЙ   Игнат Архипович (куб.. 1887 - 1973) - род. 1 января 1887г. ст. Ольгинской; инженер и по­литический деятель; бессмен­ный редактор журнала "Воль­ное Казачество" и газеты "Ка­зак".

Родился в бедной казачь­ей семье. На двенадцатом году, окончив трехгодичную школу, после смерти отца, пошел на бесплатную должность писарчука - практиканта под руко­водством   станичного писаря Г.И.Плиса, брата матери.

От 1900 г. продолжал свое образование в новооткрытом станичном двухклассном учили­ще и по окончании его был принят на должность помощни­ка станичного писаря с месяч­ным жалованьем в 5 рублей. Но Б. хотел учиться дальше, а средств для этого не было. Де­лу помогли: заведующий ста­ничным училищем Павел Герасимович Чигрин - советом, а со­стоятельный и бездетный ста­ничник Филипп Захарович Канивецкий с женою - деньгами.

Осенью 1903 г. после конкурсного экзамена Билый был принят в 1-й класс Кубанской Учительской семинарии в г. Екатеринодаре. Полученная на следующий год стипендия избавила его от материальных хлопот. Проходя курс семинарии, Б. одновременно готовился к экзамену на аттестат зрелости и приобрел его весной 1907 г., а осенью того же года поступил  на физико-математический факультет Петербургского университета. Он закончил его курс в 1912 г.