Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
Яндекс.Метрика

расказачивание

Казаки и новая власть «Дон-Вандея»

В 1917 году казаки, в общем-то, вначале сохраняли нейтралитет по отношению к новой власти, хотя это было достаточно трудно: на Дон стали стекаться белогвардейские части. Думается, у казаков, в общей массе, не было даже четкого разделения на «белых» и «красных». Сами воспоминания о них очень расплывчаты: «Как-то раз налетели всадники, забрали лошадей, быков, а кто – белые, красные, – не знаю», а фраза: «В Гражданскую войну ушел отец, скорее всего, воевать за красных, хотя точно не известно», – встречалась в нашей экспедиции чаще любой другой – так говорило большинство наших собеседников. Но если у донского населения представления о большевиках были довольно расплывчатыми, то у последних к казакам сложилось довольно холодное отношение, здесь сыграл роль стереотип, заставляющий воспринимать казачество как традиционный оплот царизма. К тому же недавнее использование казачьих подразделений для подавления крестьянских восстаний и рабочих забастовок привело к формированию точки зрения, что казаки – сила «антинародная»; в общественных кругах того времени даже появилось такое понятие как «Дон-Вандея».

Однако на первом этапе власть попыталась найти с казаками общий язык. Так как Декрет о земле казаков не волновал, то решающую роль приобретали Декрет о мире и согласие на автономию Донской области, (Ленин даже подписал телеграмму: «Против автономии Донской области не возражаю»). Мечта о создании самостоятельной республики на Дону, существовавшая еще со времен царей, готова была воплотиться в жизнь – вот оно, долгожданное самоуправление. Так в 1918 году была сделана попытка создать Донскую советскую республику. Предполагалось, что это будет автономное образование, во главе которого станут Подтелков и Кривошлыков. Однако гибель подтелковской экспедиции, начало интервенции и восстания казаков изменили отношение большевиков к данному вопросу. От идеи автономной республики они переходят к идее о необходимости проведения жесткой политики по отношению к казакам, результатом которого стало появление 24 января 1919 года циркулярного секретного письма ЦК «Об отношении к казакам», известного как указ Калинина:

«1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против советской власти.

Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.

Принять все меры по оказанию помощи пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.

Уравнять пришлых иногородних к казакам в земельном и во всех других отношениях.

Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.

Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.

Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания»[8].

Если учесть, что этот документ разрабатывался для Области Войска Донского, то можно увидеть ряд неточностей, открывающий широкие возможности для произвола на местах. Во-первых, никто не определил, каких казаков считать «богатыми». Донская область – край зажиточный, поэтому середняки среди казаков по материальному положению были гораздо благополучнее соседей-середняков из других регионов. А так как их было большинство, то этот пункт указа позволял проводить «массовый террор» против большей части казачьего населения области. Во-вторых, вопрос, в чем заключается косвенная помощь контрреволюции, тоже остался открытым. А так как на Дон даже помимо воли казаков во время Гражданской войны стекались белогвардейские контрреволюционные силы, то данный пункт тоже давал возможность для сколь угодно широкого трактования. И наконец, пункт о сдаче оружия тоже можно считать провокационным. Ведь большевики знали, где они вводят циркуляр: не могли казаки, исконно войсковое сословие, так легко сдать оружие. Приказ окружного Совета: сдать все огнестрельное и холодное оружие – вызывает бурю негодования. На основе всех этих «недосказанностей» можно предположить, что, вводя этот циркуляр в действие, большевики имели своей целью не подчинение области и наведение в ней порядка, а почти поголовное истребление казаков.

«Максимальная твердость» комиссаров (как правило, не казаков) привела к многочисленным трагедиям. «…Началась революция, бунты началися, рабочие начали наступать на казаков наших. А казаки – они же все были преданные царю, они служили за царя. Началась война, революция, начались отступления. Папы в первом, 1918 году, 8 или 9 февраля уже не стало: его расстреляли. Сначала начали по несколько человек, ну военных же отбирали. Папу в первую очередь расстреляли, потому что он же военный был. А потом начали брать уже всех, лишь бы казак был, этого хватало… Восстали наши казаки, восстали, тут уже восстание началось»[9]. Действительно, в ответ на жесткие репрессии по краю прокатилась череда восстаний и антибольшевистских выступлений.

В результате большевики были вынуждены официально отказаться от циркуляра и попытаться пересмотреть политику по отношению к казакам, однако от своих позиций отступать они не собирались, меняя лишь тактику их проведения в жизнь. Отказавшись от политики прямых репрессий, большевики начали процесс скрытого расказачивания, стремясь уничтожить именно те социальные черты, которые составляли суть самосознания казаков, и разрушая этим казачью общность. 

Наталья Галезник, Татьяна Колесникова, Ольга Коренюгина, Виктория Мардарь «Слава Тебе, Господи, что мы казаки!»

Чужого горя не бывает
Ростовская обл., г. Новочеркасск,
школа № 6, 11-й и 8-й класс
Научный руководитель: Е.Г.Губанова

Всероссийский конкурс исследовательских работ для старшеклассников «Человек в истории. Россия — ХХ век»

Третья премия 

Донские казаки… Еще пятнадцать лет назад казалось, что от них остались лишь воспоминания и эти люди стали частью «великого советского народа», растворились в нем, потерялись. Но благодаря коренным изменениям, произошедшим в жизни страны, стало возможным возвращение к такому вопросу, как возрождение казачества. Наш город, как столица бывшего Войска Донского, оказался в центре этого процесса. Ныне существуют различные точки зрения на данный вопрос. Нас, с рождения живущих на «Тихом Дону», эта тема не может не затронуть, вот потому, для более глубокого ее изучения, мы решили проследить ход событий 20–30-х годов и их отражение в жизни донских казаков, так как именно в этот период произошло разрушение казачества как особой этнической группы.

Геноцид. Записано со слов Антонины Федоровны, не пожелавшей публиковать свою фамилию.

...Фондовский жеребец нес Степана легким галопом из прошлого в будущее, ёкая подбрюшьем и вышибая коваными копытами из накатанного тракта мягкую дробь кавалерийского намёта. Морозный воздух зимы 1933 года рвал ноздри и легкие, а сердце тревожно и радостно гнало жаркую кровь, будоража тело воскрешающей памятью о Родине. И жеребец, чувствуя всадника, весело и зло сек подковами дорожный наст, отбрасывая версты за спину всадника мерзлыми комьями снега. Тридцать верст между Староминской и Старощербиновской иссякали с быстротой ненавязчивой. Вот и разъезд Рядовой. Степан перевел скакуна на полевой шаг. Морозный рассвет окутал всадника и лошадь розовым облаком отдыха и пота. Впереди тревожно полыхнули в первых лучах восходящего солнца купола Щербиновской Покровы. Жадные глаза ели знакомые горизонты, которые Степан видел десять лет назад. И вдруг густая грусть прошлого заволокла явь морозную.

Коллективизация и голодомор на Кубани. Свидетельства ветерана войны

Весной минувшего года мне удалось завязать переписку с ветераном войны Виктором Васильевичем Дегтяревым. Уроженец станицы Григориполисской, Ставропольского края, родился 15 июня 1927 г. в семье потомственного казака. Детские годы Виктора Дегтярева пришлись на один из самых трагичных периодов российской истории – сталинскую коллективизацию и голод 1930-х гг.

Еще раз о расказачивании

Термин "расказачивание" получил широкое распространение в исторической литературе применительно к политике Советской власти. Одни авторы подразумевают под ним десословизацию, связанную с террором и геноцидом казачества (С.А.Кислицын), другие - дополняют такое понимание мнением о целенаправленных действиях властей, направленных на ликвидацию казачьего уклада жизни, всех этнических черт (В.П.Трут). Однако процесс разрушения этнических и сословных границ, отделявших казачество от русского народа, начался гораздо раньше 1917 года (А.И.Козлов) и определялся многими причинами. Рассмотрим их на примере терского казачества. В 1-ой половине XIX в. государство придает казачеству сословный характер, четко определяя в законах его права и обязанности. В то же время А.П.Ермолов поставил своей задачей "усилить русский элемент" в терских станицах, для чего к казакам в массовом порядке приписывались переселенцы-крестьяне из Центральной и Южной России. Формирование войсковых единиц из равного числа жителей привело к тому, что гребенцы, например, были разделены по двум полкам - Кизлярскому и Гребенскому. Масштабные переселенческие мероприятия, перекройка административных границ приводили к "размыванию" старых казачьих групп, утверждению представлений о социальной, а не этнической природе казачества. "Обрусению" казаков способствовал и приток иногородних, которые в коште XIX века составили 12% населения терских станиц.

Докладная записка Уполномоченному ВЦИК тов. Невскому от Исполкома Владикавказского округа от 8 марта 1921 года.

РСФСР Уполномоченному ВЦИК тов. Невскому Владикавказский Докладная записка Исполкома Владикавказского/Осетинского Округа Окружной Ревком Отдел Земельн . марта 8 1921 г. № 485 В Осетии в настоящее время из всех вопросов, большой и малой важности, выдвинутых переживаемым моментом и текущими событиями, нет другого более жгучего, более острого и более срочного вопроса, как вопрос земельный, а между тем, основной и самый важный вопрос - наделение землею беженцев южной Осетии и безземельных горцев, остается в прежнем положении, т.е. беженцы продолжают по-прежнему ютится в случайных пристанищах, горцы остаются в своих горах, в ожидании того счастливого момента, когда они получат возможность бросить свои звериные условия жизни и спуститься на землю. В том и другом случаях нужна земля и до тех пор, пока земли не будет, вся работа исполкома Владикавказского Округа сводится к нулю.

Из переписки М.А. Шолохова с И.В. Сталиным

Из переписки М.А. Шолохова с И.В. Сталиным М.А.Шолохов — И.В.Сталину 4 апреля 1933г. Станица Вешенская ...Теперь о методах, которые применяли во всех колхозах района согласно установкам Овчинникова и под непосредственным руководством Шарапова. Выселение из дома и распродажа имущества производилась простейше: колхозник получал контрольную цифру сдачи хлеба, допустим, 10ц. За несдачу его исключали из колхоза, учитывали всю его задолженность, включая и произвольно устанавливаемую убыточность, понесенную колхозом за прошлые годы, и предъявляли все платежи, как к единоличнику. Причем, соответственно сумме платежей расценивалось имущество колхозника; расценивалось так, что его в аккурат хватало на погашение задолженности. Дом, например, можно было купить за 60 — 80 руб., а такую мелочь, как шуба или валенки, покупали буквально за гроши...

Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О выполнении годового плана хлебозаготовок»

Постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О выполнении годового плана хлебозаготовок»* 31 декабря 1932 г. Секретно. Слушали: 5. О выполнении годового плана хлебозаготовок. (тт. Ароцкер, Зимин, Евдокимов, Путнин, Семякин, Филов, Соколова, Катенев, Гусев). Постановили: 5. 1. Наряду с 45 районами и областями, выполнившими, и остальными, добросовестно выполняющими планы хлебозаготовок, часть районов: Ст.-Минский, Ейский, Каневский, Павловский, Усть-Лабинский, Краснодарский, Славянский, Невиномысский, Армавирский, Ново-Александровский, Верхне-Донской, Вешенский, Обливский, Каменский, Таганрогский, Ставропольский, Воронцово-Александровский, Минводский и Черкесская автономная обл. сорвали выполнение к установленному сроку (к 1 января 1933 г.) плана хлебозаготовок по краю. Особо подчеркнуть совершено безобразное отставание в выполнении плана хлебозаготовок по районам: Павловскому, Ейскому, Ст.-Минскому, Краснодарскому и Обливскому. В связи с этим установить срок окончания краевого плана хлебозаготовок по совхозам и колхозно-крестьянскому сектору не позднее 10 января 1933 г., обязав указанные выше районы добиться в эти дни решающего перелома, а во всех остальных районах (как имеющих дополнительные планы, так и не имеющих) продолжать хлебозаготовки за счет станиц, МТС и колхозов, невыполнивших еще своих планов с тем, чтобы обеспечить безусловное выполнение плана полностью каждым колхозом и станицей. Крайком особо подчеркивает недопустимость невыполнения плана по единоличникам.

Спецсообщение № 7 Секретно-политического отдела ОГПУ «Об итогах выселения из районов Кубани»

Спецсообщение № 7 Секретно-политического отдела ОГПУ «Об итогах выселения из районов Кубани» 31 декабря 1932г. Совершенно секретно. По состоянию на 26 декабря 1932 г А. В районах Кубани — СКК В период 5 — 8 декабря из 13 районов Кубани было произведено выселение 1008 кулацко-зажиточных хозяйств и 998 единоличных хозяйств, злостно саботировавших сев и хлебозаготовки. В числе выселенных имеется: Бывших атаманов — 11 чел. Бывших белых офицеров — 13 чел. Бывших карателей — 83 чел. Репатриантов — 20 чел. Служивших в белой армии — 689 чел. Белобандитов — 30 чел. Все выселяемые продовольствием были снабжены полностью. Теплой одеждой взрослая часть выселяемых была обеспечена нормально, теплой обувью — недостаточно. Значительно хуже были обеспечены дети, в особенности обувью. В отдельных районах, при погрузке выселяемых в эшелоны, по линии кооперации производилась продажа одежды лицам, не имеющим таковую. При стягивании выселяемых из станиц к месту погрузки, при погрузке и отправке эшелонов, а также в пути следования и в местах вселения — никаких эксцессов не произошло. В основном выселение прошло спокойно.