Календарь

П В С Ч П С В
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

А. Кошманов НЕЗАБЫТАЯ СЛАВА ДОНСКИХ КАЗАКОВ

У каждого населенного пункта, будь то город, станица или хутор  донского края  есть места, которые называются  историческим местом. Обычно на этих местах устанавливаются и уходят ввысь памятники, обелиски.

29 октября 2010 года окраина хутора Мостовой Усть-Донецкого района. В первой половине дня Атаман Константиновского казачьего юрта  казачий полковник Кунаков А.Н. и автор данного материала подъехали на мероприятие, посвященное казакам, участвующим в русско-японской войне 1904-1905г.г.

(Русско-японская война 1904-1905, за господство в Северо-Восточной Китае и Кореи. Начата Японией. Основные события 1904 нападение японского флота на Порт-Артур, Порт-Артура оборона, неудачные для России сражения нар. Ялу, Ляоянское, на р. Шахэ, 1905г. разгром русской армии при Мукдеме, флота при Цусиме. Завершилась Порт-смутским миром 1905г., ускорила начало Революции 1905-1907г.).

Привлекла внимание стоящая вдалеке церковь  Ионна Богослова.

Деды говорили так, что в старину церковь возводили с таким расчетом, чтобы она была видна богомольцу  или прохожему с любой стороны. И как только на горизонте обозначился  контур святого храма, то  человек обязательно останавливался и  осенял себя крестным знамением.

 

 

Повернул вправо, увидели  казаков Усть-Донецкого казачьего юрта. Они оживленно беседовали между собой.

 

Встретив  Атамана Кунакова А.Н. , войсковой  старшина  командир МКД Усть-Донецкого юрта А. Болдырев построил казаков и доложил Атаману о готовности муниципальной казачьей дружины к проведению мероприятия. Казаки-дружинники действовали, слажено и четко. Порядок был безукоризненный

 

На высоком кургане величаво возвышался памятный обелиск. Не спеша, поднялся на бугор подошел к нему. Чтобы понять мысль автора – архитектора, скульптуру, памятник необходимо обойти с  четырех сторон. Тогда станет, понятна идея, воплощенная в камне.

 

На вертикальной кирпичной стене с большим трудом прочел неразборчивую надпись, выбитой  старославянским письмом.

Сей Памятникъ Построин  1905 ОКТЯБ. 15 дня

Въ  П +.. В++Казаковъ НА ДАЛЬНIЙ

Востокъ въ   1904 ГОДУ ИЮЛЯ 22 ДНЯ

На    В+у    с      ЯПОНIЕЙ

 

 

ДОРОГИМЪ

ВЕРХНЕ – КУНДРЮЧЕСКИМЪ   СТАНИЧНИКАМЪ

ВЫШЕДШИМЪ  НА  ВОЙНУ  С  ЯПОНИЕЙ  ВЪ  1904 г.

ПРИВЪТСТВУЕМЪ  ВАШИ  ИМЕНА

На другой стороне постамента на отдельно прикрепленной   плите увековечены больше 170 казаков  станичников – хуторян принимавших участие  в исторической битве начала ХХ века.

Это  имена рядовых казаков, сотников, урядников, с указанием хуторов и станиц, откуда уходили  воины защищать Российские  рубежи Дальнего Востока.

Это мероприятие проходит каждый год, с обязательным привлечением школьников.

Первой такую инициативу проявили  казаки. Определив приоритетную цель и задачу- воспитание патриотических чувств подрастающего поколения, на примерах ратных, воинских подвигов дедов и прадедов.

Школьники  внимательно слушали выступающих.

Каждое слово доходило до ума и сознания ребят. Поколение  будущего обязательно  сохранит Святую Память. И  будет передавать  своим детям  и внукам  слова искренней благодарности защитникам донского края землякам  – защитникам восточных рубежей России.

 

 

В тех далеких событиях погибли на поле сражения два казака (их фамилии выбиты на кирпичной стене постамента), приписанные к 25-му донскому казачьему полку под начальством полковника Медведева.

В этот полк входили: станицы Раздорская-на-Дону, Кочетовская, Верхнее-Кундрюченская,  Екатеринская, Усть-Быстрянская и Великокняженская.

У подножья  Кургана Славы, на котором возвышался постамент, размещены информационные щиты, где можно было ознакомиться   с фрагментами событий военного времени 1904-1905 годов.

Постепенно казачий майдан наполнился хуторянами, гостями+

Над хутором плавно лилась  мелодия вальса «На сопках Манчжурии» в исполнении духового оркестра города  Новочеркасска.

Люди в военной форме, подчеркивали торжественность мероприятия.

На курган Славы к постаменту строевым шагом   поднялись молодые казаки и,  застыли в почетном карауле с флагами России, Ростовской области, Всевеликого Войска донского и флагом Усть-Донецкого районного общества ДОСААФ – инициатором проведения мероприятия.

От начала и до конца мероприятия,  в течение всего времени,  ребята стояли без смены караула, не моргнув и   не пошевелившись.

Отдал дань памяти героям- казакам представительдуховенства.

Организаторы мероприятия предоставили слово Атаману Константиновского юрта, начальнику штаба I-го  Донского округа казачьему полковнику А.Н. Кунакову.

Атаман отметил героизм  казаков, и напомнил, что в русско-японской войне 1904-1905 годов участвовали казаки станицы Константиновской, Богоявленской, Николаевской, Мариинской, Семикаракорской, Золотовской, Камышевской, Ермаковской,  Денисовской и Платовской и  составляли 26-й донской казачий полк под начальством войскового старшины Багаева.

Славная история станицы Богоявленской хранит уникальную фотографию того периода времени, к сожалению, мало известную страницу биографии лихих подвигов казаков – односумов.

Гости, ветераны, школьники, хуторяне организовано возложили цветы к подножию монумента

В завершении патриотического мероприятия  запомнилась фраза уходящей пожилой  женщины: «А мой дед тоже воевал с японцами».

Значит, жива и не померкла память о казачьей доблести и славе славных сынов тихого Дона. Наверное, в этот вечер внуку или внучке старая казачка, расскажет о деде и напомнит, достав  из сундука, или подведет  к  закрепленной рамке на стене казачьего куреня пожелтевшей фотографии, с далеким оттиском близкого родного человека -   незабытой   славы донских казаков.

На торжественном построении казачий полковник А.Н. Кунаков от имени окружного атамана выразил благодарность.

Наиболее активным казакам Усть-Донецкого юрта, вручил награды Всевеликого Войска Донского за преданность донскому краю и  добросовестное отношение по охране общественного порядка, а также в связи с 20-летием со дня образования  I-го Донского казачьего округа.

фото А. Кошманова

А. КОШМАНОВ

член союза журналистов России.

Отрывки из книги Петра Краснова «История Войска Донского, глава 74 «Участие донцов в Русско-Японской войне».

В 1850 году, в царствование императора Николая I, Павловича русские корабли прошли устью реки  Амура, протекающем на далеком востоке. Разведали, что Сахалин – остров, а не полуостров, как думали до той поры. Открыли богатый лесной массив по р. Уссури. И, на берегу Великого океана, в удобной для стоянки кораблей заложили город и назвали Владивостоком, т.е. «Владей востоком».

Когда донесли об этом  императору Николаю Павловичу, он сказал: «Там где раз поднят русский флаг ‑ он никогда не должен опускаться». Переговорили с китайцами, нашими соседями на Дальнем востоке; они  признали наше приобретение, и новый край начал заселяться. Образовали новые казачьи войска – Амурское из забайкальских казаков и крестьян, и в сравнительно недавнее время стали заселять и реку Уссури и образовали Уссурийское казачье войско.

На образование этого войска с 1985 года по 1901 год было переселено из области войска Донского 338 семей, составивших главное основание Уссурийскому войску. Таким образом, уссурийские казаки, являются нам, донским казакам единокровными братьями. На их долю  вскоре пришлось вынести две тяжелые войны – одну с китайцами в 1900 году и с японцами 1904-1905 годах.

27 января  1904 без предварительного объявления войны, как это принято во всех европейских государствах. В то время, когда японские офицеры, жившие в Петербурге, и вида не показывали, что началась война, японцы тайно ночью, напали на наши корабли, стоявшие в море  у Порт-Артура,  и повредили некоторые из них минами.

Началась война.

Велико было возмущение всего русского народа, перед таким коварным и подлым поступком.

Всколыхнулся,  взволновался Православный  Тихий Дон.

Станицы Верхне-Каргальская, Романовская, Кумшатская, Цымлянская, Терновская, Филиповская, Баклановская, Чертковская, Нижнее-Курмоярская, Иловайская и Кутейниковская выставили 19-й донской казачий полк под начальством войскового старшины ‑ Пахомова.

(старшина казацкая, привилегированная категория должностных лиц в казачестве, осуществлявших военное и административное управление. Включала атаманов, полковников, есаулов, сотников, хорунжих, судей, писарей  и др. Избиралась из зажиточных казаков, выражали их интересы и служили опорой правительству в казачьих областях).

Станицы Грушевская, Кривянская, Новочеркасская, Аксайская,  Александровская, Ольгинская, Гниловская, Хомутовская, Кагальницкая, Мечетинская и Владимирская составили 24-й донской казачий полк под начальством войскового старшины Попова.

Станицы Раздорская-на-Дону, Кочетовская, Верхнее-Кундрюченская,  Екатеринская, Усть-Быстрянская и Великокняженская, дали 25-й донской казачий полк под начальством полковника Медведева.

Станицы Семикаракорская,  Золотовская, Константиновская, Богоявленская, Николаевская, Мариинская, Камышевская, Ермаковская,  Денисовская и Платовская составили 26-й донской казачий полк под начальством войскового старшины Багаева.

К этой 4-й Донской казачьей дивизии – были назначены 2-я и 3-я донские казачьи батареи под начальством полковника Кузнецова, находившиеся под городом Чугуевым.

Дивизией командовал генерал-лейтенант  Телешов, бригадами генерал-майоры Стоянов и Абрамов.

17 октября донской казачьей дивизии, в составе 19-го, 20-го и 25-го полков и 3-го артиллерийского дивизиона, было приказано усилить разведку и беспокоить противника на его левом фланге. Рано утром донские сотни собрались у деревни Сюлютбай и отсюда двинулись на деревни Ямандапу, Фудядуанзу и Лидиантунь.

Впервые казаки познакомились с новыми условиями боя. Тяжелы были эти условия. Неприятеля нигде не было видно.  Он искусно прятался за бугорками полей, в деревнях за стенками огорожей+ и только показывались казаки, уже свистели и пели пули дальнобойных винтовок и где-то далеко, далеко отрывисто и резко щелкали выстрелы. Напрасно зоркий глаз донца впивался в расстилавшуюся перед ним местность – врага не  было видно нигде. Он ловко скрывался. И лишь в бинокль можно было видеть, как  мелкими черными точками  прокрадывались японцы среди копен огромного гаоляна.

Печально встретили донцы новый 1905год. В 24-м полку было ранено  в этом славном арьергардном деле 32 казака, да 2 казака 19-го  донского казачьего полка пропали без вести, заблудившись ночью в тумане+

12 января 1905 года наша конница, бывшая под начальством, генерала Мищенко начала наступление двумя колоннами. Правая под командованием начальником начальника Донской казачьей дивизии Телешова, состояла из 25-го 26-го казачьих полков, Кавказкой конной бригады,  3-й Донской казачьей дивизии и 20-й конной батареи. Левая была под начальством  генерала Попова (тоже донского казака по  происхождения) и состояла из 11 сотен забайкальских казаков, 4-х сотен уральцев и 2-х забайкальских казачьих батарей.

Морозным утром, при сильном ветре,  дувшему им в спину, казаки выступили  с места ночлега, и пошли на японцев. Впереди сколько глазу было видно, тянулись сероватые гаоляновые поля и среди них возвышались такие же серые китайские деревни. Тут и там пересекали путь  замерзшие ручьи, текшие в глубоких берегах. Между голых ветвей тальника тянулся овраг с речкою Пухе. Рощ было мало. Лишь на кучах земли, насыпанных на китайских кладбищах, росли чахлые сосны, да жидкие осины. Многие из этих деревьев были вырублены и на могилах торчали голые тонкие пеньки.

Но, несмотря на жестокий мороз, легко и бодро шли казаки. Их радовало это наступление, и хотелось им померяться силами с японцами.

В одиннадцатом часу утра  передовые сотни подошли к деревне Локонто и здесь раздались первые выстрелы. Это стреляли японские разъезды, быстро отходившие под напором наших казаков.

Наш конный отряд вошел в деревню Локонто, и здесь было приказание всей коннице содействовать наступлению пехоты. Там на Востоке уже шел бой. Часто бухали пушки, скрежетала шрапнель, прорезала воздух и лопалась белыми дымками, быстро относимыми ветрами. Загорался и ружейный огонь.

Начался бой и в конном отряде. Передовая сотня  дагестанцев нарвалась на сильный огонь, и, понеся сильные потери, спешилась и завязала перестрелку с японцами, занимавшими деревню.

Генерал Мищенко

(В рейде конного отряда генерал- адъютанта Мищенко проходившего с 27 декабря по 3 января   1905г. по тылам японской армии, принимали участие казаки 19-го, 24-го и 26-го полков 4-й Донской казачьей дивизии (18 сотен). Всего в операции участвовало 72 эскадрона, 4 команды и 24 орудия. Было уничтожено около 600 японцев в боях на различных заставах, разрушена железнодорожная линия между Ташичао и Инкоу, захвачены или уничтожены запасы фуража и продовольствия. Проведение рейда преследовало не только стратегические, но и политические  задачи. Как пишет участник набега капитан Савчик, нужно было «отвлечь общие мысли об участии Артура (Порт-Артура), смягчить хоть чем-нибудь произведенной этой  капитуляцией впечатление. Набег не оправдал ожиданий, хотя многие подразделения отряда действовали и немалой энергией и силой. Не взяв Инкоу, отряд Мищенко потерял 77 убитыми и свыше 300 раненными, 26 человек пропало без вести (Ростовцев, с.205,206; Лунин, с.72-75). На Дону, тем не менее, рейд генерала Мищенко был воспринят как героический, об этом свидетельствуют пенсии, посвященные двум походам генерала в конце 1904 начале 1905 годов).

приказал 25-му донскому полку атаковать деревню. Поддерживать атаку должна  была донская батарея. Донцы вошли в деревню Ланцгоу и здесь попали под сильный оружейный огонь и  остановились. В это время сюда в отряд  прискакал генерал Мищенко, приказал спешить одну сотню и начать наступление на деревню Уцзаганзю, а 26-му донскому полку обойти  эту деревню с юга. В то же время и наши, донская и 20-я батарея, открыли  огонь по деревне Уцзаганзе и шрапнель стала рваться на  японцами. Тем временем  26-й донской  казачий полк развернул лаву и отгонял японцев, причем есаул Чекалов и сотник Миронов захватили японский обоз с продовольствием и двух драгун, испортили телефонную линию японцев. Потом часть сотни спешилась и начала обстреливать деревню Уцзаганзю.

Между тем вечерело. Короткий зимний день подходил к концу. Из штаба армии было получено приказание казакам, отходить назад и готовиться к новому бою на завтра. Не хотелось генералу Мищенко отходить, не взявши деревни Уцзаганзи. Так же думали казаки 1-й сотни 26-го полка, молчаливо лежавшие в  цепи. И вот к ним пришел с приказанием от генерала Мищенко  генерального штаба капитан  Хогондоков. Генерал желает, чтобы донцы взяли деревню. Он верит, что жив еще мощный дух донских славных предков, и они расшибут старыми своими шашками+ Сказал и пошел вперед. Как один человек поднялась донская степь и понеслась неудержимым потоком на деревню. Японцы встретили нашу цепь страшным пачечным огнем. Засвистали и заныли пули, но не слышали их рокового свиста донцы, они  с налета  одним  лихим ударом ворвались в деревню и выбили из нее японцев. Смолкли выстрелы. После страшного треска наступила тишина. На улицах деревни лежал раненный японский офицер, раненный японские драгуны; в лужах крови плавали  с вывороченными внутренностями  маленькие вороные лошади – всюду царили смерть и разрушения. В продолжение 4- часов  храбро выдерживали японцы страшный огонь двух наших батарей, умирали от пуль и осколков, и стояли крепко. Но вид маленькой горстки донских казаков, бежавших на них с одной стороны и несколько дагестанцев с другой стороны, так напугали их, что они бросили деревню и убегали по всем направлениям.

Поздно вечером собрался конный отряд генерала Мищенко, и здесь узнали о решении, завтра  13 января овладеть деревней Мамакай.

Но еще не наступил рассвет, как конным отрядом было получено известие, что деревня Мамакай взята ночью атакой бузулукского пехотного полка. И казаки с умилением слушали о том, как ночью,  Бузулукцы ворвались в деревню и штыками перекололи японцев.

Утром  13 января  конный отряд Мищенко бросился в тыл неприятеля. Донцы с двумя батареями, 3-й донской и 20-й конной, двинулись на деревню Нюге. Спешились 2 сотни 26-го донского казачьего полка, и подержанные лихим взводом донской батареи, вылетевшими на самое близкое расстояние к деревне, и засыпав ее шрапнелью, лихо атаковали и выбили японцев из деревни. Японцы бежали. Донские лавы их преследовали,  и валились под ударами  казачьих пик враги.

В морозной мгле туманного морозного дня тут и там показываются деревни, гремят из них выстрелы, бой кипит повсюду. Но увлеченные победой, презирая смерть и раны, захватывают донцы одну деревню за другой.

Вот сотня, спешенная  25-я  казачьего полка,  смело идет на деревню. Японцы подпускают ее на 50 шагов и  с этого расстояния открывают страшный пачечный огонь. Падает тяжело раненный сотник Букин и с ним несколько казаков. Но командир сотни есаул Никольцев, снова ведет казаков на деревню, и из-под самых его стен, под страшным огнем, казаки выносят Букина и своих товарищей. И в эту страшную войны донцы свято хранили дедовский завет и выручали своих в бою, и не оставляли врагу ни раненных, ни убитых.

И опять в надвинувшей темноте морозного дня, бок о бок  с японцами ночевали казаки по фанзам, но  отдыхать мало, кому пришлось. Враг был близок, бок о бок с нами.

В это день наша пехота атаковала  сильно укрепленную деревню Сандепу (находящееся в Маньчжурии), но еще не овладела ею. Японцы спешили со всех сторон на выручку своим полкам, и нашей коннице было приказано 14 января разведать силы японцев полков, идущих на помощь.

Что за радость, что за ликование, было в полках в это морозное утро! Успех вчерашнего дня окрылил всех. Все чувствовали победу, все радовались и готовы были на подвиги, на смерть и раны. И смерть уже казалась не страшной,  но легкой, радостной и приятной.

И вот начался страшный бой 14 января. Прибывшие свежие части японцев оказывали страшное сопротивление спешенным казакам. Каждая деревня обращалась в крепость, которую нужно было штурмовать. В жестоком ружейном бою генерал Мищенко был ранен пулей в ногу и сдал отряд генералу Телешову.

К вечеру генерал Телешов получил приказание охранять правый фланг и действовать в тесной связи с 1-м Сибирским корпусом.

15 января с рассвета  гул пушек слился в непрерывный рев. Шло громадное сражение. Тысячами гибли люди, стремясь овладеть деревней Хегоутаем, обращенную японцами в земляную крепость.

В конном отряде генерала Телещова бой начался работою спешенных сотен донских казаков, поддерживаемых 3-й донской батареей, действовавшей против нашей второй армии под Сандепу- Хегоутаем.

Казачьи батареи начали обстреливать место, где должны были находиться японские резервы, и позднее от сотника Тарарина было получено донесение от 1-го Сибирского корпуса,  что огонь казачьих батарей, заставил японцев приостановить движение японцев на Хегоутай.

Тогда, под страшным орудийным огнем японцы развернули бесконечные цепи, и закидывая деревню Сюерпу шимозными гранатами, повели наступление. Три раза японцы пытались атаковать спешенных казаков, и три  раза их атаки были отбиты ружейным огнем. Наши пулеметы бывшие в Кавказской бригаде, и орудие 3-й Донской батареи косили японцев и не давали им возможности  к ним подойти.

Так в оружейной перестрелке прошел и день 15 января. Наступал вечер и утихал бой. Казаки по приказанию своего начальника, осторожно и незаметно сходились на ночлег в деревню Нюге.

Эта ночь надолго останется в памяти донцов. Три дня подряд они воевали с японцами и три дня они их побеждали. Захваченные японские деревни, японские запасы, которые раздавали казакам, все признаки победы были на лицо! Донцы ночевали в тылу  у японцев. До Даоляна, где находилась главная квартира главнокомандующего маршала Ойямы, было всего 18 верст.

Но недолго длилось это ликование.

В 12 часов ночи от главнокомандующего генерал-адъютанта Куропаткина пришло приказание отступать  за реку Хуньхэ.

Сражение при Сандепу, стоившее нам более 10 000, закончилось вничью. Победивши везде японцев, мы уходили после победы, по приказанию.

(информацию подготовила краевед Гнутова Л.И.)


[Источник]