Календарь

П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
Яндекс.Метрика

Белое дело. Начало.

Опубликовано на форуме ВС "Sega"

Начальные побеги Белого Движения зародились в дни Корниловского выступления, т. е. в конце августа 1917 года. За­хват власти большевиками 25 октября вызвал к жизни и борьбу с ними. В день октябрьского переворота в Петрограде, а на другой день в Москве, в борьбу с большевиками вступили группы офицеров, юнкера военных училищ, героини женского батальона. 

 

Быховские узники покинули место своего заключения 19 ноября и разными путями направились на Дон, где атаманом был доблестный генерал Каледин. Атаман Каледин высказал мужество и честность требованием несменяемости ген. Кор­нилова с поста Верхов. Главнокомандующего, а затем и просьбу казачества об освобождении его из под ареста, а также брал на поруки Донского казачества всю арестованную группу Старшего генералитета. Керенский, еще будучи Председателем Врем. Правительства, потребовал прибытия мятежного атамана Каледина в Ставку, как арестованного. Ответ ему гласил по древнему обычаю: “С Дону выдачи нет”. 

Итак, подведем итоги этим последним событиям. Если бы Керенский и его верные сподвижники социалисты — члены Правительства — прежде всего позаботились о безопасности и благосостоянии Отечества, а не об уродливых завоеваниях революции, — то октябрьский переворот был бы быстро ликвидирован своевременно подвезенными верными войсками, как того хотел ген. Корнилов, старший генералитет, офицеры и вся здравомыслящая Россия. 

 

Социалистический дурман, тщеславие и жажда власти помешали думать трезво Керенскому и иже с ним, власть Врем. Правительства пала и на смену явились советы. Террор новой власти уничтожил сразу и на всем пространстве государства центральные и местные органы управления. Все должности занимались бывшими преступниками, классово близкими невежественными элементами или лицами приспособившимися к новым повелителям. Старая армия прекратила свое существование и на смену явились красногвардейцы. Офицерский корпус упразднялся и истреблялся. 

 

Только в казачьих землях переворот был воспринят иначе. В первый же день переворота, на Дону и в степях Оренбургского казачества произошли весьма знаменательные события. Донской Атаман ген. Каледин и Оренбургский атаман полковник Дутов, не признали власти советов на территории и в пределах своих Казачьих земель. 

 

7 ноября на Дону была обнародована Декларация о том, что “Донской Войсковой Атаман и Войсковое Правительство власть большевиков не признают и Донская область провозглашается независимой впредь до образования общегосударственной, всенародно признанной власти”. 

 

Атаман Дутов о непризнании советов объявил приказом 26 октября. 18 ноября, на Дальнем Востоке, в городе Верхнеудинске Забайкальской области, Есаул Забайкальского ка­зачьего войска — Семенов, имея под своей командой Монголо-Бурятский полк, вступает в бой с отрядом большевиствущих солдат местного гарнизона, чем выявляет свое отношение к советской власти. В декабре месяце этот полк пополнился охотниками-казаками из состава Уссурийской казачьей дивизии, следовавшей с фронта в родные станицы и уже в январе 1918 года развернулся в Особый Манчжурский отряд. Действия этих Белых сил на Дальнем Востоке развились в последующий период Белой Борьбы. 

 

Войсковой круг Семиреченского казачества сразу же постановил не признавать власть советов, как только весть о перевороте докатилась до Туркестана. Положение в Крае было весьма серьезное: в крае не было сплошной казачьей земли и станицы были разбросаны в Семиречьи среди инородцев и пришлых крестьян. Активная вооруженная борьба началась когда в казачьих станицах появились карательные экспедиции большевиков “за хлебом”. 

 

Борьба против власти советов в центральной Сибири возникла сразу, как только советская власть начала там утверждаться. Организованный в ноябре месяце в Иркутске Центральный Исполнительный Комитет Советов Сибири встретил вооруженное сопротивлене со стороны Иркутского казачьего дивизиона, школы прапорщиков, группы офицеров и юнкеров. Слабость этих белых сил, их оторванность и разобщенность от существовавших уже тогда Белых очагов борьбы, не привели к успеху. После двух недель нервной борьбы в обстановке жестоких морозов, — молодые патриоты сложили свои головы. Постепенно, от Иркутска как центра, стал обозначаться кровавый путь новой власти и на восток и на запад вдоль железнодорожной магистрали. Как раз в эти дни появился небольшой отряд казаков под начальством выдающегося боевого офицера 1-го Сибирского казачьего полка есаула Анненкова. Слух о нем распространился быстро и к отряду начали стекаться белые воины. Программа его была проста и ясна — непризнание власти советов и борьба с ними. Про­должая борьбу с местными большевиками и выростая численно, отряд этот смог развить свои действия лишь в последующем, втором периоде Белой борьбы в Сибири. 

 

На берегу Иртыша, в станице Павлодарской, создалось второе Белое гнездо, которое приступило к действиям лишь в последующем периоде. Когда в городе Омске назревало тревожное положение для всех находившихся там противников большевизма, Сибирские казаки решили спасать свою святыню — знамя Ермака, хранившееся три столетия под сенью Войскового Собора. Отряд казаков под начальством сотника Матвеева, во время очередной церковной службы, сняли святую хоругвь и вынесли. Но большевики скоро спохватились и настигли смельчаков у берега Иртыша. Казакам пришлось сорвать святое полотнище с древка, прежде чем переплыть реку. Эти две белые вспышки Сибирских казаков и молодежи произошли в первый период борьбы, но дали прекрасные всходы в последующий период борьбы в Сибири. 

 

Войсковой съезд Уральского казачьего войска принимал все меры для ускорения прибытия полков с фронта, как только совершился Октябрьский переворот. В марте месяце (1918 г.) советская власть предъявила ультимативное требование о признании и подчинении советской власти. Ввиду того, что ответа не последовало, то из Оренбурга был послан большевистский отряд, который занял Илецкий городок, предался грабежам и насилиям. Уральские казаки полностью уничтожили этот отряд. С этого дня (13 марта) Уральское казачество вступило в ряды Белого воинства и ему пришлось испить чашу бедствий, поплатившись полным разорением казачьего достояния. 

 

У берегов Тихого океана неподчинением власти советов ответило Уссурийское казачество формированием особого отряда под командованием атамана Калмыкова, действия которого развились в последующий период. 

 

Советская власть, не встретив в нижних поволжских районах никакого сопротивления, беспрепятственно распространялась к югу, спеша покончить с Астраханским казачеством, чтобы вклиниться между Доном и Уралом, исключив таким образом связь и взаимную помощь между Донским и Уральским казачеством. 24 января (1918 г. ) Астрахань была залита кровью и взята большевиками; войсковой атаман ген. Бирюков был арестован и расстрелян. 

 

Из этого краткого обзора видно как казаки восприняли советскую власть. В Сибири и на Дальнем Востоке сопротивление большевизму с потерей тысяч и тысяч человеческих жизней, длилось пять лет и где погиб великий патриот и Верховный Правитель России адмирал Колчак. 

 

Сопротивление большевизму возникло и в северных и в северо-западных областях России в 1918-19 годах, будучи одно время очень успешным под возглавлением ген. Юденича, Миллера, Архангельского. 

 

Сопротивление Донских, Кубанских, Терских и Астраханских казаков тесно и неразрывно связано с Добровольческой Армией на юге России. 

 

К Октябрьскому перевороту на территории Российского государства находились и иноземные воинские части. Одни из этих частей были сформированы еще в период войны и до февральской революции, а именно чешские формации. Их формирование разрослось в дни Временного Правительства, которое разрешило укомплектование военнопленными. Чешский корпус предназначался к переброске на французский фронт через Сибирь, т. е. по более надежному пути. 

 

Планы наших Белых вождей привлечь эти формирования к Белому движению успеха не имели. Командир Чешского корпуса, генерал Русской службы, Шокарев безропотно подчинился политическим вождям чехов. 

 

Польские формирования были под начальством генерала Русской службы, Довбор-Мусницкого, который к переговорам с Белыми вождями отнесся положительно и совершенно определенно отмежевался от большевиков, расценивая их по достоинству. На Польский корпус, расположенный в районе городов Смоленска, Минска, Витебска уже в январе 1918 года большевики повели наступление по требованию немцев. В результате боев поляки были разбиты и вынуждены были отойти к Бобруйску, где немцы их разоружили и расформировали. 

 

Боевой путь чехов был иной. Три месяца, оставаясь на своих местах (у села Полонное и у Радомана) они были, как бы молчаливыми свидетелями русской драмы. Когда в феврале месяце 1918 года немцы вторглись на Украину, чехи, которых австро-германцы считали изменниками, вынуждены были уходить от их гнева. Им пришлось, в содружестве с большевиками вести упорные бои в конце февраля и начале марта против немцев. В мае месяце (1918 г. ), в районе Волги, чехи ведут борьбу уже против большевиков, которые в угоду немцам (после заключения позорного Брест-Литовского мира) решили покончить вопрос с чехами: разоружить и посадить за проволоку. Развитие этих событий и дальнейшее печальное и позорное участие чехов в Сибирской трагедии, — относится к позднейшему периоду гражданской войны и российской драмы. 

 

Трескучие, лживые лозунги и обещания смогли одурачить головы простодушным людям, взывая к их низменным чувствам и суля рай на земле. Но Октябрь не был принят русскими патриотами, казачеством, офицерским корпусом, чистой молодежью. Зарождалась Белая идея в душе, разуме и сердце подлинно русских людей и вспыхнуло пламя борьбы за родную землю. Очаги этих Белых восстаний различались между собой по месту и времени их зарождения, по силе и продолжительности боевых действий и конечных результатов. Очаги Белых восстаний на всем пространстве нашего Отечества оказались в разобщенном положении друг от друга и при условии полного окружения противником, подавляющим и своей численностью и средствами. Советская власть, в этот первый период ставила главной задачей для себя, — смести непокорных Оренбургских, а в особенности Донских казаков и раздавить зарождающуюся на Дону Добровольческую армию, являющуюся в их понимании “гидрой контр­революции”. 

 

Столь исключительная роль Дона в Белой борьбе не является результатом случайных обстоятельств. Она была подготовлена всей предшествующей многовековой сужбой Донского казачества Родине, целым рядом бытовых и исторических особенностей жизни Донских казаков и выдающейся деятельностью и доблестью ее представителей. В дни октябрьского переворота Дон оказался одной из немногих Окраин Государства Российского, где существовала в полной мере законная Атаманская власть на основании стародавнего казачьего обычая. С падением законной Обще-Российской власти, Донской Атаман имел полное основание считать за собой право преемственности временно Верховной власти в пределах Донской Области, что он немедленно и осуществил ноября 1917 года. 

 

Как сейчас помню, с какой радостью мы, молодежь, приветствовали решение Атамана и Войскового Круга о непризнании советской власти. Имена лиц, составивших Совет Народных комиссаров во главе с Лениным, — вызывал у нас чувство глубокой ненависти и брезгливости. “Не хотим иметь с вами никакого общения, а тем более, покориться вам”, — так думали у нас на Дону, кроме немногих выродков и ослепленных душ.

Еще в Быхове Дон определялся как база для борьбы с захватчиками власти, в необходимости же этой борьбы никто из заключенных генералов не сомневался. Начало этой борьбы определяется днем прибытия 2/15 ноября 1917 г. генерала Алексеева в Новочеркасск, где было положено начало “Алексеевской организации”. Генерал Корнилов прибыл в Новочеркасск 6 декабря, совершив из Быхова сперва поход с Текинским полком (с 19 по 29 ноября) полный риска и отваги, а затем — побег в одиночном порядке, с паспортом на имя беженца Иванова. Трогательна преданность всадников-текинцев и их любовь к генералу Корнилову. Отважившись на совершение похода в тяжелых условиях и в море вражды, — текинцы оставили своего генерала лишь тогда, когда последовало от него на это приказание. 

 

Дата 6 декабря была поворотным днем в жизни зарождавшейся Добровольческой Армии. С этого момента формирование ее приняло формы совершенно определенные и устойчивые. Этот день явился для всего Белого движения событием знаменательным, ибо в лице генерала Корнилова Белая Идея нашла движущую силу и своего вдохновителя. 

 

Еще до прибытия ген. Корнилова, в Новочеркасск, на Дон начали прибывать группы юнкеров и кадет из Российских военных училищ и кадетских корпусов. Прибывающая молодежь зачислялась в первую воинскую Белую часть — Юнкерский батальон. Первое боевое задание Юнкерский батальон по­лучил по разоружению 223-го запасного пехотного полка, распропагандированные солдаты которого составили основ­ной кадр большевистского восстания, поднятого 26 ноября в Ростове. 

 

27 ноября поезд с Юнкерским батальоном подошел к Нахичевани, выгрузился под огнем и пошел в одну из тех зна­менитых атак, о которых существуют легенды. Идя во весь рост, не сгибаясь, юнкера выбросили красных из Балабановской рощи, там закрепились и повели стрелковый бой при поддержке двух орудий донской батареи и при полном не­участии казачьих частей. При атаке почти полностью погиб взвод кап. Донскова, состоявший из кадет Одесского и Орловского корпусов. Найденные трупы мальчиков были изрешечены штыковыми ударами. 

 

Ночью Юнкерский батальон был отведен в степь, а на утро, уже при поддержке казачьих частей, батальон снова повел наступление и Ростов был освобожден от многочисленной разнузданной нечисти, еще накауне грабившей магазины и творившей насилия и убийства. 

 

После взятия Ростова началось дальнейшее формирование добровольческих частей: Офицерского полка и Партизанского отряда из Ростовской учащейся молодежи. На Дон успела пробраться значительная часть Корниловского ударного полка, не только офицеры, но и около 500 солдат, направленных туда полковником Неженцевым. Туда же потянулись из необъятной России все те, кто не пожелал подчиниться разбойной власти и считал своим долгом с оружием в руках защищать честь и достояние своей Родины. На Дон направились под командой полковника Дроздовского отряды добровольцев, сформированных полковниками Жебрак и Руммель в районе Румынского фронта. Но уже к концу 1917 года путь на Дон был прегражден: Донская область была охвачена сплошным кольцом большевистских банд, которые с жестокостью истребляли всех тех, кто держал путь к Белым. 

 

После назначения ген. Корнилова командующим Добровольческой Армией обнародуется Декларация Добровольческой Армии, устанавливается верховная власть на Юге России в лице триумвирата, членами коего, с равными правами являлись генералы Алексеев, Корнилов и Каледин, с точным подразделением дел, подлежащих ведению каждому из них. Это было, как бы первое Обще-Русское Противобольшевистское 

 

правительство, которое вошло в связь с широкой Русской общественностью и торгово-промышленными кругами. 

 

Донское казачество, являясь как бы основным фундаментом всей Белой постройки на Юге России, уже начало выявлять грозные признаки неустойчивости и формирование строевых казачьих частей не двигалось.  

 

Доступы на Дон постепенно прекращались с последовательным окружением Донской земли противником. Боевые средства оказались на территории Дона в ничтожном количестве и добыть их было делом затруднительным. На Дон надвигалась буря, а вместе с тем ширилась пропаганда и зараза большевизма. Вожди добровольческой Армии вынуждены были преждевременно в период неоконченной еще организации, выводить части в бой для противодействия наступающей вражеской силы. Подступы с юго-запада и таганрогский округ принимается для обороны добровольческой армией, а доступы с севера защищаются партизанскими казачьими отрядами, объединенными под властью ген. Абрамова. 

 

22 января погибает в неравном бою от руки предателя и изменника Дона полковник Чернецов, боевая душа обороны и кумир Донской молодежи. В сердце атамана ген. Каледина вселяется тревога; приказы его о выходе казаков для защиты Дона не выполняются. С января происходят последние бои страшного напряжения партизанских отрядов с обнаглевшим противником, в результате коих защитники отходят к Новочеркасску.. 

 

Тяжелые бои с противником, превосходящим во много раз и численностью и вооружением, выдерживал отряд полк. Кутепова, состоявший из Офицерского и Партизанского полков и усиленный Георгиевским полком и партизанами есаула Семилетова. Дважды полк. Кутепов разбивает советские отряды группы Сиверса. 14 января поднимается восстание рабочего населения в Таганроге. Продолжающийся сильный напор противника исключил возможность для добровольцев ликвидировать этот мятеж и 20 января Таганрог оставлен. С этого Дня начался отход Добровольческой армии к Ростову, со­провождавшийся непрерывными боями и сворачиванием ча­стей в районе Ростова. 

 

Общий боевой путь казаков и добровольцев начал раздваиваться после 3-х месячного пути. Добровольческая армия вынуждена была готовиться к тому, чтобы покинуть пределы Дона и нести огонь Белой борьбы в другие края. Атаман 

 

Каледин с тревогой переживал все эти явления. И когда, исчерпав все меры воздействия на казаков, когда пришла весть о гибели полк. Чернецова, когда поступили сведения о том, что Добровольческая армия подготовилась к уходу с Дона, когда выяснилось, что северный фронт закрепиться не может, -— генерал Каледин выстрелом в сердце, заканчивает свой земной путь. Смерть первого избранника отрезвляет, но только на время, казаков. Новый, избранный атаман, ген. Назаров лишь на время вдохнул свежую энергию; дух каза­чества упал. 

 

9 февраля (1918г. ) Добровольческая армия начинает свой отход из Ростова. К 10 февраля отряд мятежных казаков под командой предателя Дона — Голубова — подошел к Новочеркасску. 

 

12 февраля отряд Донских казаков под командой походного атамана ген. Попова уходит из столицы края без боя, в обстановке настолько поспешной, что огромное большинство военнообязанных и офицеров узнали об уходе только тогда, когда в город вошла враждебная сила — Голубовский отряд (вечером 12 февраля). 

 

Эти мятежники врываются в помещение где заседал Войсковой Круг, арестовывают Войскового атамана ген. Назарова, оскорбляют, а через 4 дня расстреливают. 

 

Степной Отряд, покинув Новочеркасск по приказанию атамана ген. Назарова, не имел возможности покинуть пределы родного края и направился в район восточных Донских Зимовников. Пополнившись в станицах, через которые проходил, Отряд расположился к востоку от станицы Велико­княжеской, где и оставался до середины марта месяца (1918г. ), когда прибыли гонцы восставших казаков доложить Походному атаману о восстании охватившему огромные районы. Степной поход продолжался полтора месяца и дал право утверждать, что Донское Казачество не прекращало борьбы с советами. 

 

Советская власть утвердилась на Дону при содействии изменников и предателей и начала с поспешностью и жестокостью приводить в исполнение программу разбойничью: уничтожать офицеров, зажиточных казаков и всех защитников права и порядка. Жертвы Дона в период первого владычества большевиков (12 февраля-23 апреля, когда они были изгнаны) были громадны и по числу и по своему значению. Дон потерял в результате расстрелов свыше 30 процентов кадрового состава офицеров. Грабежи, зверства, жестокости, массовые расстрелы, — скоро убедили казаков, что новая власть несет не свободу, мир и равенство, а разбой и произвол. Дон восстал, уже в положении безоружного с вилами, топорами и лопатами. Советские отряды обезоруживались и изгонялись. Подошедший из Румынии отряд полковника Дроздовского помог казакам освободить от красных столицу края Новочеркасск. 

 

Казаки по свойски расправились и с вожаками красных казаков: войсковым старшиной Николаем Голубовым и подпрапорщиком гвардейской конной артиллерии Подтелковым. Эти два изменника казачества были виновны и в разложении фронтовиков, и в убийствах и расстрелах казачьих руководителей. В станице Заплавской казаки арестовали Голубова и на площади, у станичного управления, учинили допрос об убийстве легендарного Чернецова, атамана Назарова, донского Златоуста Митрофана Богаевского (брата генерала) и др. Приговор: смерть предателю и изменнику, что и было приведено в исполнение одним выстрелом. (30 марта). 

 

Подтелков собирался уходить на север Дона, когда на Новочеркасск двигались восставшие станицы. Его отряд состоял из 119 человек и был хорошо вооружен. Этот “президент донской советской республики” не допущенный восставшими в поселок Рубакин, решил ночевать в слободе Поляковой и проходя через имение войскового старшины Ушакова и заметив качели, приказал их беречь: “Завтра на них повешу бунтовщиков”. 

 

Ушаков оповестил об этом обещании Подтелкова станицу Каргинскую, которая уже была готова восстать против со­ветской власти. Отряд каргинцев под командой подъесаулов Цыганкова и Каргина пошел в наступление на слободу Полякову. И здесь, около слободы — последней резиденции Подтелкова — встретились восставшие станицы. Все мужское население окружных станиц, вооруженное от винтовок до вил включительно, пришло свести счеты с предателем и он повел переговоры о сдаче. Он шел на все уступки, лишь бы ему и его отряду был предоставлен свободный выезд из слободы. Подтелков сдал оружие и стал пленником, однако скоро выяснилось, что не все оружие было сдано. Один из арестованных выхватил револьвер и пытался бежать. Стал ясен план пленников: в степи, воспользовавшись малочисленностью конвоя, разбежаться отстреливаясь. Казака, пытавшегося бежать,убили мгновенно. С остальными хотели расправиться так же, но офицерам удалось успокоить казаков и было устроено некоторое подобие народного суда. 

 

Смертельно перепуганный и жалкий был Подтелков, а его помощник прапорщик Кривошлыков все время ругался и грозил возмездием. На все вопросы Подтелков отвечал незнанием или же предположением — “должно быть расстрелян”. Народный суд совершился быстро и двух часов не прошло, как приговор был вынесен: Подтелкову и Кривошлыкову смертная казнь через повешение, а семидесяти восьми чле­нам его отряда — расстрел. Утром 28 апреля, приговор был приведен в исполнение на поле за хутором Понамаревым. 

 

Южная часть Донской области освободилась от большевиков гораздо раньше, чем север, где было больше красных сил и требовалась большая стойкость и воодушевление. В тех местах, где восстания были успешны, были хорошие руководители, умевшие поднимать и вести за собой народ. Так, в районе станицы Мигулинской находился красный отряд, насчитывавший до 2 тысяч человек при 24 орудиях, 52 пулеметах и большом количестве снарядов и патронов. 18 апреля 1918 г. старики решили оказать сопротивление и попытаться обезоружить советский отряд; станичный сбор объявил мобилизацию. Медленно стягивались казаки с хуторов, отрядами, группами и в одиночку; здесь были седовласые отцы и юные казачата.  

 

Фронтовики прибыли в полном вооружении с винтовками и шашками на заседланных лошадях, но их было мало и они скептически смотрели на затею стариков. Другие приехали хоть на лошадях, но без седел, а большая часть шла пешком. Изредка была винтовка, попадались охотничьи ружья. Все это воинство было в большинстве случаев без патронов и без пороху. Гораздо больше было холодного оружия, старая дедовская шашка, пика, лопаты, вилы, — таково было вооружение повстанцев, добрая же треть шла с голыми руками в надежде добыть себе оружие в бою. Казаки были веселы, но армия воинственного вида не представляла. Участники ее тоже понимали, что им будет трудно ударить против пушек и пулеметов, поэтому настроение на­чало быстро падать и ряды повстанцев редеть. Тем не менее, нашлось несколько офицеров, которые организовали не­большие отряды, имевшие более воинский вид. 

 

Еще с вечера, в сумерках, были отправлены два казака урядника на разведку в хутор Федоровский, где была расположена батарея. Разведчики убедились что орудия стоят на площади в чехлах, а красноармейцы, в том числе и часовые, спят. Немедленно было дано знать ближайшему отряду повстанцев и, в результате, 20 казаков с двумя офицерами вошли в хутор, разоружили сонных красноармейцев и забрали орудия, отправив их на сборный пункт в хутор Коноваловский. 

 

То же произошло и в другом хуторе, Водянском, но только рано утром, когда красные артиллеристы поили лошадей. Десять казаков понеслись на батарею и ее взяли. Красные без сопротивления сдались, были разоружены и им была дана возможность разбегаться куда хотят. Орудия снова были отправлены в хутор Коноваловский. 

 

Весть об этом успехе быстро разнеслась по всему округу и воодушевила население. Был выбран окружной атаман, который распорядился очищать округ от большевиков. 7-го мая для ликвидации ненадежных элементов было двинуто четыре сотни каазков под командой есаула Гаврилова в Хоперский округ, где все еще действовали советы. 

 

Так постепенно очищался Дон от советской власти и снова принял к себе Добровольческую Армию по ее возвращении из Первого Кубанского Ледяного похода.     

 

 В. Д. Матасов.