Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

ТЕРПЕНИЕ КАЗАКОВ НЕ БЕСПРЕДЕЛЬНО

http://www.litrossia.ru/2009/44-45/04658.html По­ми­мо то­го, что Бо­рис Ал­ма­зов ав­тор-ис­пол­ни­тель пе­сен, ис­то­рик, пе­да­гог, за­ме­ча­тель­ный пи­са­тель, он ещё и та­лант­ли­вый рас­сказ­чик. Осо­бен­но яр­ко это про­яви­лось в про­ек­те, осу­ще­ств­лён­ном не­дав­но му­зы­каль­ным из­да­тель­ст­вом «Бом­ба-Пи­тер», ко­то­рое вы­пу­с­ти­ло два дис­ка ка­за­чь­их ска­зок Бо­ри­са Ал­ма­зо­ва. На них ав­тор чи­та­ет сказ­ки с та­кой за­ду­шев­но­с­тью, экс­прес­си­ей и тон­кой иро­ни­ей, что сло­вес­ные кар­тин­ки слов­но ожи­ва­ют пе­ред взо­ром слу­ша­те­ля. По сло­вам пи­са­те­ля, ка­за­чь­их ска­зок им «на­чи­та­но» уже бо­лее се­ми­де­ся­ти. Уни­каль­ность их в том, что они «не со­чи­нён­ные», а рас­ска­зан­ные. Бо­рис Алек­сан­д­ро­вич слы­шал их с дет­ст­ва. При­чём ни­кто ни­ког­да их не со­би­рал. Лю­ди про­сто пе­ре­ска­зы­ва­ли друг дру­гу за­бав­ные и по­учи­тель­ные ис­то­рии, бо­ясь до­ве­рять бу­ма­ге. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что ка­за­чьи сказ­ки в ос­нов­ном бы­ли «око­ло­цер­ков­ные», и ни в од­ной из них не вы­сме­и­вал­ся свя­щен­ник. Борис АЛМАЗОВ almaz.jpg Борис АЛМАЗОВ На во­прос, по­че­му воз­ник­ла идея за­пи­сать сказ­ки на дис­ки, Бо­рис Ал­ма­зов от­ве­тил: – Стра­ни­цы не мо­гут пе­ре­дать все осо­бен­но­с­ти на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры ка­за­ков: их са­мо­быт­ную речь, про­тяж­ные ка­за­чьи пес­ни, по­это­му ря­дом со сказ­ка­ми зву­чат ка­за­чьи пес­ни – всё это еди­ный, не­рас­тор­жи­мый пласт на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры. – Бо­рис Алек­сан­д­ро­вич, вы но­си­те ти­тул по­чёт­но­го ата­ма­на Санкт-Пе­тер­бур­га? – Нет, это зву­чит не­мно­го ина­че. В 1990 го­ду я при­ни­мал ак­тив­ное уча­с­тие в воз­рож­де­нии ка­за­че­ст­ва и ор­га­ни­зо­вы­вал пер­вое ка­за­чье зем­ля­че­ст­во. Был из­бран пер­вым ата­ма­ном ка­за­чь­е­го зем­ля­че­ст­ва в Санкт-Пе­тер­бур­ге, а за­тем ата­ма­ном Се­ве­ро-За­пад­но­го Ок­ру­га Со­ю­за ка­за­ков. Пер­вая за­да­ча у лю­бо­го зем­ля­че­ст­ва од­на – по­мочь вер­нуть­ся ка­за­кам до­мой. Ес­ли они вер­нуть­ся не мо­гут, то долж­ны здесь со­хра­нять свою куль­ту­ру и ока­зы­вать по­мощь соп­ле­мен­ни­кам. Этим мы и за­ни­ма­ем­ся. Се­го­дня я – по­чёт­ный ата­ман Со­ю­за ка­за­ков. Но этим ти­ту­лом не толь­ко не гор­жусь, но и ус­ма­т­ри­ваю в этом до­лю эк­зо­ти­ки. Ти­ту­лы – ни­что, важ­ны дей­ст­вия. – Вам очень близ­ка те­ма ка­за­че­ст­ва? – Я ро­дил­ся в Ле­нин­гра­де, но моя се­мья про­ис­хо­дит из ста­рин­но­го ка­за­чь­е­го ро­да, ко­то­рый упо­ми­на­ет­ся в до­ку­мен­тах с 1632 го­да, а по ли­нии ма­те­ри с 1726 го­да. В Ле­нин­град се­мья по­па­ла, спа­са­ясь от го­ло­да и ре­прес­сий на До­ну, и по­сто­ян­но про­жи­ва­ет здесь с 1932 го­да. Отец под­вер­гал­ся ре­прес­си­ям, как внук ху­тор­ско­го ата­ма­на и сын ка­за­чь­е­го офи­це­ра, мать – как ро­до­ви­тая ка­зач­ка и дочь свя­щен­ни­ка. Вся се­мья уча­ст­во­ва­ла в Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­не, где все муж­чи­ны по­гиб­ли. Отец умер от ран, по­лу­чен­ных в со­ста­ве штраф­но­го ба­та­ль­о­на при раз­ми­ни­ро­ва­нии Кё­ниг­сбер­га в 1946 го­ду. Мать вер­ну­лась с фрон­та в чи­не лей­те­нан­та ме­ди­цин­ской служ­бы, ин­ва­ли­дом с пе­ре­би­тым по­зво­ноч­ни­ком и ше­с­тью ме­да­ля­ми. Ка­за­лось бы, вре­мя из­ме­ни­лось, ма­ло что долж­но ос­тать­ся в ду­ше. Но ос­та­лось и бо­лит. Ме­ня Гос­подь спо­до­бил и та­ким тя­жё­лым сча­с­ть­ем на­де­лил – при­чи­ну этой бо­ли вы­яс­нить, эту пу­с­то­ту за­пол­нить. По­то­му что ес­ли мы это не сде­ла­ем, всё бу­дет за­ли­то вод­кой. Ду­ша не тер­пит пу­с­то­ты. А не лю­би­мый мной про­ле­тар­ский пи­са­тель Горь­кий ска­зал как-то ум­ную фра­зу: че­ло­век мо­жет от­ка­зать­ся от сво­е­го на­ро­да, но он не мо­жет ис­ко­ре­нить его в се­бе. От нас, ка­за­ков, ма­ло что се­го­дня ос­та­лось. На­ши де­ды про­шли огонь граж­дан­ской и Оте­че­ст­вен­ной войн, на­ши от­цы про­шли льды ла­ге­рей, а мы, ос­тат­ки ка­за­ков, по­па­ли в мед­ные тру­бы. Ког­да вле­та­ли в них в 1990 го­ду, нам бы­ло не­ве­до­мо, что эти тру­бы – ка­на­ли­за­ци­он­ные. И мы пре­вра­ти­лись в бренд. Чуб до пу­па, лен­та на каль­со­нах – и счи­та­ет­ся, что ты ка­зак. Я пы­та­юсь со­хра­нить ка­за­чью куль­ту­ру из то­го, что по­мню, что мож­но по­ве­дать всем. По­то­му что ес­ли это не фик­си­ру­ет­ся и не от­да­ёт­ся дру­гим на­ро­дам, это по­ги­ба­ет. Не­дав­но у ме­ня на гру­ди бук­валь­но ры­дал очень се­рь­ёз­ный фоль­к­ло­рист. Он го­во­рил: вы зна­е­те, по­гиб весь рус­ский, ев­рей­ский го­род­ской фоль­к­лор. По­че­му? Не ус­пе­ли пе­ре­ве­с­ти. Фоль­к­ло­ры ис­че­за­ют во всём ми­ре. Им по­мо­га­ет ис­чез­нуть и та но­вая бе­да под на­зва­ни­ем «ин­фор­ма­ци­он­ное об­ще­ст­во», ког­да че­ло­век всё, о чём рань­ше не смел и ду­мать, вы­ли­ва­ет в Ин­тер­нет. Впро­чем, мне ка­жет­ся, это прой­дёт. Сле­ду­ю­щая эра – эра не­мно­го­сло­вия и ум­но­го мол­ча­ния. – Бо­рис Алек­сан­д­ро­вич, кто из пи­са­те­лей, кро­ме Шо­ло­хо­ва, на ваш взгляд, до­сто­вер­но пе­ре­дал ка­за­чий ха­рак­тер? – На­счёт Шо­ло­хо­ва во­прос спор­ный. А вот вер­но пе­ре­дал ка­за­чий ха­рак­тер Фё­дор Дми­т­ри­е­вич Крю­ков. Се­го­дня по­яв­ля­ют­ся мо­ло­дые ав­то­ры. К при­ме­ру, за­ме­ча­тель­ный, чрез­вы­чай­но та­лант­ли­вый по­эт Ви­та­лий Ка­лаш­ни­ков. А во­об­ще пи­са­те­лей, пи­шу­щих на эту те­му, мно­го, но ка­за­ки, да бу­дет вам из­ве­ст­но, де­ли­лись на 11 войск. Это бы­ли раз­ные ка­за­ки и раз­ные куль­ту­ры. Ко­рен­ные ка­за­чьи вой­ска – это дон­ское, ураль­ское, чуть-чуть ас­т­ра­хан­ское и, мож­но ска­зать, ку­бан­ское пе­ре­се­лён­ное, от­ча­с­ти си­бир­ское. Все ос­таль­ные ка­за­ки – по­се­лён­ные, и там своя куль­ту­ра, свой язык. И всё это ис­чез­ло. От поч­ти 6 мил­ли­о­нов нас ос­та­лось 142 ты­ся­чи. Нас мень­ше, чем ин­дей­цев. – Как вы от­но­си­тесь к со­вре­мен­ной эк­ра­ни­за­ции «Ти­хо­го До­на» и при­хо­ди­лось ли вам ког­да-ли­бо кон­суль­ти­ро­вать по­доб­ные про­ек­ты? – Я в Ин­тер­не­те вы­ска­зал своё мне­ние по это­му по­во­ду: ес­ли ка­за­ки та­кое тер­пят, то с ни­ми мож­но де­лать всё что угод­но. Я как-то бе­се­до­вал с од­ним ли­те­ра­ту­ро­ве­дом, и он ска­зал: ну, как же, япон­цы ста­вят «Гам­ле­та»! Есть опе­ра «Ти­хий Дон», ба­лет «Ти­хий Дон», и ни­ко­го это не ко­ро­бит. По­то­му что это те­атр. А те­атр – это ис­кус­ст­во ус­лов­ное. Ки­но в боль­шей сте­пе­ни ис­кус­ст­во ре­а­ли­с­ти­че­с­кое и до­ку­мен­таль­ное. Ког­да шёл ге­ра­си­мов­ский «Ти­хий Дон», в мо­ём род­ном Урю­пин­ске оче­редь сто­я­ла в два с по­ло­ви­ной ки­ло­ме­т­ра. По­то­му что для нас «Ти­хий Дон» – это та ро­ди­на, ко­то­рой нас ли­ши­ли. Прав­да, ког­да моя ба­буш­ка по­смо­т­ре­ла его, она ска­за­ла: так, как жи­ли Ме­ле­хо­вы, у нас не жи­ли да­же ба­т­ра­ки. То есть ка­за­ки жи­ли сов­сем по-дру­го­му. Хо­тя я счи­таю, что в том филь­ме бы­ли бе­зу­преч­но сы­г­ра­ны ро­ли. Прав­да, Ак­си­нью, на­вер­ное, долж­на бы­ла иг­рать Нон­на Мор­дю­ко­ва. Но тог­да бы фильм был та­кой си­лы, что его мог­ли за­пре­тить. Что ка­са­ет­ся кон­суль­та­ций, то я и сам сни­мал­ся в ки­но, и со­ве­ты ча­с­то да­вал. Как-то зво­нят с Лен­филь­ма и го­во­рят: слы­ша­ли, что вы един­ст­вен­ный че­ло­век в го­ро­де, ко­то­рый мо­жет сесть на ко­ня с пи­кой. По­ка­жи­те, как это де­ла­ет­ся. При­ехал, по­ка­зал. Спра­ши­ваю: за­чем? Они: сни­ма­ем фильм про Сто­лы­пи­на. С пи­ка­ми – ка­за­чий кон­вой, ко­то­рый его со­про­вож­да­ет. При­шлось рас­ска­зать им ис­то­рию. Мой дед в своё вре­мя по­ехал жа­ло­вать­ся ца­рю на Сто­лы­пи­на. И по­пал к го­су­да­рю. Рань­ше это бы­ло про­сто. Тот ска­зал, что в том, что дед рас­ска­зы­ва­ет, он ни­че­го не по­ни­ма­ет, а вот Пётр Ар­ка­дь­е­вич даст пра­виль­ный от­вет. Ког­да де­да вве­ли, адъ­ю­тант оп­ре­де­лил вре­мя для бе­се­ды – 2,5 ми­ну­ты. А дед со Сто­лы­пи­ным про­го­во­рил 2,5 ча­са, по­сле че­го Сто­лы­пин при­ехал и жил у нас в те­че­ние пя­ти дней! Сто­лы­пин ез­дил без кон­воя. В ав­то­мо­би­ле с по­ли­цей­ским на­чаль­ни­ком и се­к­ре­та­рём. Впро­чем, по­том мне с Лен­филь­ма по­зво­ни­ли и ска­за­ли, что вы­яс­ни­ли: кон­воя дей­ст­ви­тель­но не бы­ло. Я рань­ше над до­сто­вер­но­с­тью на­ших филь­мов сме­ял­ся, а сей­час и пла­кать не хо­чет­ся. В филь­мах про вой­ну у нас та­кая бо­га­тая ар­мия, что все в са­по­гах, хо­тя вся ар­мия хо­ди­ла в об­мот­ках, в са­по­гах хо­ди­ла толь­ко ка­ва­ле­рия. В во­ен­ных филь­мах у нас все во­ло­са­тые, хо­тя бри­ли на­го­ло, все сол­да­ты идут ку­пать­ся в тру­сах, хо­тя тру­сов не бы­ло… Ну что ж, это ху­до­же­ст­вен­ная прав­да. Сей­час вре­мя ка­кой-то при­бли­зи­тель­но­с­ти. – В 1978 го­ду вы­шла ва­ша пер­вая кни­га для де­тей «Са­мый кра­си­вый конь», сра­зу при­нёс­шая из­ве­ст­ность. По ней снят ху­до­же­ст­вен­ный ки­но­фильм, она пе­ре­ве­де­на на 18 язы­ков. А сей­час вы пи­ше­те для де­тей? – Дол­жен ска­зать, что ког­да я пи­шу, то пи­шу сра­зу не­сколь­ко книг од­но­вре­мен­но. Од­ну кни­гу пи­сать не мо­гу, бо­юсь сой­ти с ума. Уже мно­го лет пи­шу ро­ман о ка­за­ках в Ве­ли­кую Оте­че­ст­вен­ную вой­ну и рас­ка­за­чи­ва­нии. Кро­ме то­го, на­пи­сал кни­гу об эт­ни­че­с­ких ис­то­ри­ях на­ро­дов Рос­сии, сей­час пи­шу кни­гу о де­ко­ра­тив­ной скульп­ту­ре. От ка­за­чь­ей те­мы по­сте­пен­но ото­дви­га­юсь, по­то­му что, на­вер­ное, всё ска­зал. Бы­ла меч­та на­пи­сать о сто­ле­тии ка­за­чь­ем, и пер­вый ро­ман я на­пи­сал – «До­ро­га на Стам­бул». Даст Бог, на­пи­шу ещё. Про­из­ве­де­ния для де­тей я пи­шу, но ма­ло. Долж­на бы­ла в этом го­ду вый­ти кни­га «Ста­рые да ма­лые», рас­ска­зы для де­тей. Меч­та­лось, и я на­по­ло­ви­ну это осу­ще­ст­вил, на­пи­сать бук­варь для взрос­лых и де­тей. Как учить де­тей гра­мо­те и ка­кие им чи­тать рас­ска­зы в этом же бук­ва­ре. Что ре­бё­нок дол­жен чи­тать сам, а что долж­ны чи­тать взрос­лые. Как пе­да­гог с со­ро­ка­лет­ним ста­жем, я знаю, что при­мер­но до тре­ть­е­го клас­са нуж­но чи­тать кни­ги вме­с­те. Хо­те­лось на­пи­сать книж­ку «Как лю­бить де­тей», но это на­зва­ние уже ис­поль­зо­вал Януш Кор­чак. Во­об­ще, ког­да что-то ро­дит­ся, не­по­нят­но – бу­дет ли это ро­ман или дет­ские рас­ска­зы. Это не объ­яс­нить. Мо­гу объ­яс­нить, как на­пи­сать ста­тью, ро­ман или по­весть, по­то­му что в этом мно­го ре­мес­ла. А ког­да ро­дит­ся пес­ня, не знаю. Так же как не знаю, как ро­дят­ся де­ти. Всё оди­на­ко­во, а в од­ном слу­чае ро­дят­ся, а в дру­гом нет. К то­му же дет­ская ли­те­ра­ту­ра се­го­дня ка­кая-то не­по­нят­ная. Вир­ту­аль­ная. Се­го­дня пи­са­те­ли, пи­шу­щие для де­тей, изо всех сил ста­ра­ют­ся их раз­влечь. И не зна­ют со­вре­мен­ной дет­ской жиз­ни. Они де­тей по­мнят по то­му вре­ме­ни, ког­да са­ми учи­лись в шко­ле. Но стра­на дав­но дру­гая. Что­бы ви­деть, что там про­ис­хо­дит с на­ши­ми де­ть­ми, нуж­но быть, по мень­шей ме­ре, учи­те­лем в шко­ле. На­та­лья АЛЕК­СЮ­ТИ­НА, г. САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУРГ Фо­то ав­то­ра Бо­рис Ал­ма­зов – ав­тор 63-х книг, в том чис­ле на­уч­но-по­пу­ляр­ных, та­ких как «Про­щай­те и здрав­ст­вуй­те, ко­ни», «Хлеб наш на­сущ­ный», ис­то­ри­че­с­ких ро­ма­нов «Ата­ман Ер­мак со то­ва­ри­щи», «Илья бо­га­тырь», «До­ро­га на Стам­бул».