Календарь

П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
Яндекс.Метрика

Комментарий на книгу А.А. Смирнова "Казачьи Атаманы" родственницы П.Н. Краснова.

Комментарий на книгу А.А. Смирнова "Казачьи Атаманы" родственницы П.Н. Краснова. - Комментарий к книге А А Смирнова "Казачьи Атаманы"


Мы бы также попытались использовать французов или англичан...

Некий А. А. Смирнов посвятил книгу моему родственнику, знаменитому белому генералу и писателю, под названием «Атаман Краснов» (Издательство АСТ, Москва 2003). Я не берусь говорить про деятельность П. Н. Краснова в Первую Мировую и Гражданскую войны. Но считаю, что книги, написанные в СССР, на которые опирается Смирнов, не являются надежными источниками. Достаточно вспомнить о двух версиях трилогии А. Толстого «Хождение по мукам». Первая написана в эмиграции, а вторая по возвращении «красного графа» в СССР, где его заставили переделать произведение. Кстати, когда он вернулся и стал на колени, чтобы поцеловать русскую землю, то у него тут же украли чемоданы - говоря по блатному «срезали углы».

Могу однако заверить, что если во время Гражданской войны П.Н. Краснов был за союз с гетманом Скоропадским и немцами, то не из германофильства, а потому что надеялся с помощью кого угодно победить большевиков.

Как в Гражданскую, так и во Вторую Мировую, если русские сотрудничали с Германией, то лишь потому, что отлично соображали: после победы над большевиками, немцев можно будет выставить из страны, как в свое время Наполеона. Причем разгул красного террора в России привел к тому, что поначалу население видело в немцах освободителей. После взятия Белой Армией Киева, моя бабушка, Тамара Георгиевна Вербицкая со свое сестрой ходили в здание Чека, пытаясь найти хотя бы трупы родных и знакомых и похоронить их по христиански. Что они там видели, описывать жутко.

Смирнов очень мало знает о супруге П. Н. Краснова. Лидия Феодоровна была урожденная баронесса фон Грюнейзен. Её предки немцы жили в России уже несколько поколений и она конечно считала себя русской. По-немецки говорила с русским акцентом. Автор с недоумением пишет на странице 26 что книга П.Н. Краснова «Донцы» посвящена некой «Л. Ф. Б.». Эту загадку могу разрешить очень легко. Первый муж Лидии Феодоровны был швед, по фамилии Бакмансон и «Л. Ф. Б.» - это она. Отмечу, что Лидию Феодоровну всё время приглашала к себе петь во дворец вдовствующая Императрица Мария Феодоровна и она имела звание «солистки Ея Величества». Автору неизвестна дальнейшая судьба Лидии Феодоровны. А мне она очень хорошо известна, так как сестра моего отца, тоже Лидия Феодоровна (во избежание путаницы будем называть ее «младшей») была замужем за Николаем Николаевичем Красновым младшим, внучатым племянником атамана, автором книги «Незабываемое». Во время насильственных выдач англичанами казаков-антикоммунистов в лапы Сталина, супруга полковника Николая Николаевича старшего (племянника П. Н. Краснова) Вера Дмитриевна, урожденная Плетнева, и Лидия Феодоровна младшая скрылись в горах. (Причем выдачи происходили в Лиенце, а не в Линце, как пишет Смирнов и везли выданных в Виллах, а не в Виллау).

После прекращения выдач старых эмигрантов, все три дамы Красновы (генерал Семен Николаевич Краснов, двоюродный брат Петра Николаевича, был холост и детей у него не было) оказались вместе с моим дедом, профессором Ф. В. Вербицким, в беженском лагере Пеггец. Вера Дмитриевна переехала затем в лагерь Русского Корпуса в Келлерберге, где у нее была родственница. Своего отца и тетю мой папа разыскал и перевез к нам в Мюнхен вместе с Лидией Феодоровной старшей. Она получала помощь и продовольственные посылки из США, от казачьих организаций.

Когда мы решили эмигрировать за океан, то вдова атамана Краснова категорически отказалась уезжать из Европы и переехала в прекрасную резиденцию для престарелых в баварском городе Миттенвальд, где у нее была двухкомнатная квартира, со всеми удобствами, полной обслугой и уходом. В средствах она не нуждалась, так как у Петра Николаевича лежали в банке деньги от авторских прав своих многочисленных произведений, часто переиздававшихся и переведенных на 12 европейских языков. Лидия Феодоровна была настоящей старорежимной дамой, аккуратной и подтянутой. Она очень интересно рассказывала про её жизнь в Средней Азии где Петр Николаевич командовал полком, и иногда соглашалась спеть старинный романс. Скончалась она в середине 50-х годов в Миттенвальде.

Смирнов критикует не только П. Н. Краснова, но и генерала Бискупского, - не зная его истории. Еще до Русско-Японской войны Бискупский купил большой участок земли на Сахалине; скорее всего это была экзотическая выходка. И потом, когда японцы взяли Сахалин, считал эти владения пропавшими. После 1920 года, он оказался в Германии и, как все эмигранты, перебивался с хлеба на воду. И вот, в один прекрасный день он получает письмо из Японского Консульства, где ему сообщают, что его уже давно разыскивают, так как на его участке на Сахалине обнаружены угольные залежи и японское правительство хочет эти земли купить. Предлагали, по тем временам, крупную сумму денег. Бискупский, конечно, согласился, и благодаря этому смог дальше существовать припеваючи. Жил он в прекрасной квартире в Мюнхене. В один вечер, во время коммунистических беспорядков, к нему позвонил неизвестный человек и попросил убежища, так как его пре­следуют красные. Бискупский ответил, что пока он жив, любой антикоммунист в его доме будет в безопасности - и впустил человека, даже не спросив его имени. Через несколько дней, этот незнакомец поблагодарил и ушел. И только гораздо позже Бискупский узнал, что это был... Гитлер!

Фюрер не забывал оказавшим ему услугу и после прихода к власти попросил генерала Бискупского возглавить Русский Комитет. Этот Комитет оказывал помощь русским эмигрантам в Германии: выдавал стипендии, находил работу, выделял пособия, содействовал лечению. Комитет работал и во время Второй .Мировой, но когда Гитлер увидел, что Бискупский не сочувствует немецкой политике по отношению к русским, - его отставил. Если Бискупский и «просил денег», - как возмущается Смирнов, то не для себя, так как у него их было предостаточно. Он старался для русских в Германии, число которых все время увеличивалось за счет бегущих на Запад от Советов. И, в частности и особенности, он хотел помочь подсоветским военнопленным, отсюда его конфликты с Гестапо.

Что касается расстрелов русскими воинскими формированиями сторонников Стамболийского в Болгарии, - это тоже не соответствует истине. Я знаю дочь сменившего Стамболийского премьер-министра Цанкова, и с ней специально говорила на эту тему. Професор Цанков справился с болгарскими коммунистами безо всякой иностранной помощи. Совершивших преступления повесили сами болгары после суда, никакие иностранные военные формирования в Болгарии не действовали. (Кстати, после войны Цанков нашел убежище в Апгентине; где жил под вымышленной фамилией). Русских в Болгарии было много, так как Цанков дал право жительства всем желающим белым эмигрантам. Русские профессоры имели кафедры в университете (Г. Е. Рейн, Д. Д. Крылов и другие). Свою газету издавали в Болгарии братья Солоневичи.

Конечно, русские антикоммунисты мечтали освободить Россию от большевиков и строили на этот счет различные планы. Меня потрясло, когда я узнала, что все их организации были инфильтрированы агентами НКВД, разваливавшими их. Моего деда, впоследствии председателя Русской Колонии в Аргентине, профессора Ф. В. Вербицкого обвиняли в «шпиономании». Но сейчас выходит, что он был прав. Теперь становится ясно, что таким же путем развалили и Русскую Зарубежную Церковь. В последние десятилетия был наплыв новоприезжих: они крестились, ходили в храм, участвовали в церковной жизни. Возможно, что большинство из них искренные верующие. Но несомненно были и профессиональные агенты Лубянки. Удивительно только, что наши священнослужители в этом не разобрались и попались на агентурную удочку. И поэтому теперь шатается наш последний оплот.

Вопреки утверждениям Смирнова, Русский Корпус сражался только с титовцами и с частями Красной Армии, но отнюдь не расстреливал мирное население и не воевал с королевскими партизанами Дражи Михайловича и Льотича. Что казачьи части в составе Вермахта, - как говорит Смирнов, зверствовали де на территории России, Польши, Венгрии, Болгарии, Румынии, Чехословакии и Югославии, мы - проживавшие в этих странах никогда не видели и не слышали. Вообще-то, русские антикоммунистические формирования, как правило, немцы в Россию не пускали, а позволяли драться с красными в Югославии. Русская эмиграция хотела использовать немцев для освобождения России от коммунистов, как попыталась бы использовать французов, англичан или любую другую нацию, рассчитывая, что после победы над Сталиным выставить из России оккупантов, - как в свое время выкинули татар, поляков, шведов, литовцев и французов, - будет намного легче, чем свергнуть коммунистов. К сожалению, немцы это тоже понимали. И противились созданию русского национального правительства.

Когда в 1944 году генерал Краснов собирал Войско Донское, то он это делал, чтобы спасти казаков, их семьи, военнопленных и русских вообще от наступавшей Красной Армии и дальнейших расправ. И хотел вывезти их подальше - в Италию. Что при этом он стремился иметь около себя людей, которым доверял, - вполне понятно. И нельзя это называть «пристраиванием племянников», как делает Смирнов.

В то время считалось, что США и Англия сразу же продолжат войну с СССР - для этого тоже Краснов и готовил войско. Про Ялтинское соглашение еще не было известно.Поэтому казаки и поверили, когда английское командование пригласило весь офи­церский состав на «конференцию с маршалом Александером». И они все спокойно поехали - оказалось, что на выдачу Советам. А выдачей рядовых казаков и их семей руководил недоброй памяти майор Дэвис.

Что касается данных на Лубянке генералом Красновым показаний, в которых он якобы каялся, что "пошел против родины" - о чем пишет Смирнов, то их всерьез брать нельзя: Могу допустить, что - как заверяет Смирнов 79-летнего сердечно больного генерала там не били кулаками, как Николая Николаевича Краснова младшего, которому на допросах выбили почти все зубы. потому что Петр Николаевич им был нужен живой, - для пародии суда и казни. Но ведь применяли другие способы воздействия, как например запирание в камеру-шкаф, где нельзя ни стоять, ни сидеть, ни лежать, - и это для старика с несгибающейся от ранения ногой! Как известно, в НКВД «признавались» все. И достигалось это разными средствами истязания. А кроме того пускалось в ход и воздействие психологическое. Ни один из Красновых не знал, были ли тоже выданы их жены. Если они отказывались подписывать протокол, следователи угрожали: «Придется плохо вашей жене!» Единственный выживший, Н. Н. Краснов младший узнал, что семьи избежали выдачи и что его жена и мать живы, только при Хрущеве.
Д-р Ирина Вербицкая
[kazaki_orenburg]