Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.:

 "ДОРОГИЕ ПТИЦЫ!".

 

Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

 

Марат Хайрулин, Москва

В конце февраля 1919 года против советской власти восстали казаки Верхне-Донского округа. Лишь в марте до донского командования стали доходить слухи о этих событиях. В штабе Донской Армии решили проверить поступающую информацию, и по возможности связаться с восставшими при помощи авиации. Несмотря на трудность задачи и «горячие возражения против технической достижимости цели», начальник авиации Донской Армии полковник В.Г. Баранов, считал, что эта задача всё-таки выполнима. В Новочеркасске в это время закончил своё формирование 3-й Донской самолётный отряд. Командир отряда, подполковник К.Н. Антонов и весь личный состав отряда без колебаний были готовы к выполнению столь сложной задачи. К началу апреля 1919 года донская авиация состояла из трёх авиационных отрядов. Первым полетел из Новочеркасска в станицу Вешенскую военный лётчик 3-го отряда, подъесаул Д.В. Фёдоров с членом Войскового Круга В.А. Харламовым. Полёт этот был крайне рискованным: приходилось лететь почти 300 км над территорией, занятой красными. Этим отважным людям не повезло. Возле станицы Вешенской в момент их посадки появился конный отряд, помчавшийся к месту их спуска. Так как за дальностью расстояния нельзя было разобрать, были ли это красные или повстанцы, лётчику пришлось срочно взлетать и лететь обратно. Фёдоров из-за недостатка бензина не стал совершать разведку и едва смог дотянуть обратно до Новочеркасска.

 

Как указывалось в отчете: «Благодаря неосмотрительности восставших, поднявших стрельбу по аппарату и причинивших несколько пробоин, подъесаул Фёдоров возвратился, не установив связи с восставшими. Для наливания бензина Фёдорову пришлось спускаться на территории красных. Пробыв в воздухе 7 часов 30 минут, 5-го апреля Фёдоров возвратился в Новочеркасск».

 

Первыми, кто установил связь с восставшими стали военный лётчик хорунжий В.В. Тарарин и сотник П.Г. Богатырёв. Последнему принадлежала инициатива этого полёта (см.Приложение 1).

 

26 апреля 1919 года командир 2-го самолётного отряда подполковник П.С. Лавров телеграммой за № 235 донёс в штаб 3-й донской армии, что «в 6 часов 50 минут [со станции Зверево] военный лётчик хорунжий Тарарин с пассажиром сотником Богатыревым отбыли лётом в станицу Вешенскую».

 

Предпринятый ими полёт прошёл удачно. Тарарин посадил свой самолёт в двух верстах от станицы Вешенской, у хутора Сингина, где был дом Богатырёва. Вскоре появились конные казаки, которые узнали Богатырёва. Как впоследствии писал ростовский журнал «Донская Волна», «в это время показались вооружённые всадники, быстро скакавшие по направлению аппарата. Кто это, было неизвестно, момент был мучительно страшный. Ещё минута, и они покончили бы с собой, если бы обнаружилось, что это красные… Но ещё не доскакав до лётчиков, один из казаков, присмотревшись к сотнику Богатырёву, крикнул:

 

- Да никак это Богатырёв!

 

- Я самый Богатырёв, я Богатырёв, станичники! – радостно ответил сотник Богатырёв. После этого наступил момент такого облегчения, такой обоюдной радости и со стороны лётчиков и со стороны казаков, что не пережившему его трудно себе представить. Казаки забеспокоились, принялись уводить аппарата к хутору Бокову, так как каждую минуту можно было ожидать нападения красных. Восторг хуторян, их слёзы, мольбы о помощи, жалобы и вопли отчаяния при рассказах о бесчинствах и преступлениях красных были неописуемы».










Хорунжий В.В. Тарарин


 

На следующий день, 27 апреля, хорунжий Тарарин, оставив сотника Богатырёва и взяв с собой казака радиотелеграфиста, подхорунжего Сафонова полетел обратно. Вследствие порчи мотора Тарарин еле дотянул до своего отряда на станции Зверево, перейдя линию красных на высоте 300 метров, ежеминутно рискуя быть сбитым огнём с земли. После ремонта Тарарин перелетел в Новочеркасск для доклада (см. Приложение 2). К сожалению, лётчик «под наплывом впечатлений и переживаний, торопясь донести о результатах полёта штабу, не успел собрать многих сведений, крайне интересовавших штаб».

 

Второй полёт предпринял военный лётчик, состоявший в резерве при Управлении начальника авиации Донских армий поручик В.С. Веселовский с пассажиром военным лётчиком 3-го Донского самолетного отряда подпоручиком П.И. Безсоновым, которые довершили и упрочили связь. После тщательной подготовки, 2 мая 1919 года аэроплан «Бранденбург» поднялся у станции Зверево и через 2 часа 40 минут лётчики сели в Вешенской. С собой они привезли 500.000 рублей, один пуд табаку, несколько пудов перевязочных материалов, медикаментов, газеты, воззвания и письма. Лётчики сильно рисковали, так как обстановка в районе восстания могла измениться в любой момент. Веселовский посадил свой аппарат в двух верстах от Вешенской, у хутора Пегуревки. «Донская Волна» сообщала: «Немедленно подвезли аппарат ближе к хутору и, поставив охрану, верхом поскакали в станицу Вешенскую, куда уже дали знать с хутора по телефону, что прилетели «кадеты». Встреча в станице Вешенской, оказанная нашим лётчикам, была невыразимая. Колокольный пасхальный перезвон, толпы обезумевших от восторженной радости людей, цветы, рыдания не только женщин, но и мужчин – свидетельствовали о том, что пережили восставшие во время владычества советской власти.

 

Нет возможности в коротких словах описать ни того энтузиазма населения Вешенской станицы, который довелось видеть нашим лётчикам во время своего пребывания среди восставших, ни рассказов, полных кошмарных ужасов, потрясших их до глубины души.

 

Почти безоружные, отчаявшиеся получить помощь извне, на всех фронтах теснимые ежеминутно готовыми раздавить их полчищами врагов, казаки теперь воспрянули духом.

 

Со слезами умиления приняли привезённые лётчиками патроны, табак, медикаменты…

 

Привезённые лётчиками образцы самодельных патронов восставших и ветки сирени, из тех, которыми был засыпан их аппарат, ныне хранятся в Войсковом музее».

 

По данным старшего научного сотрудника Волгоградского мемориально-исторического музея О.В. Кондрашенко: «Лётчики привезли 3 письма: первое — письмо атамана А. П. Богаевского без какого-либо конкретного обращения, с общими словами радости и приветствия; вторым было послание Войскового круга «Казакам восставших станиц» приблизительно того же по смыслу содержания, с припиской о победном наступлении Деникина как намек на скорую помощь и, наконец, третьим было письмо членов Верхне-Донского окружного совещания конкретно «командованию войсками восставших казаков Верхне-Донского округа». Таким образом, восставшим указали на их место в системе иерархий руководящих областных органов, напомнив, что они подчиняются в первую очередь окружному совещанию, и намекнув на полузаконное существование демократии советов. Восставшим было послано от окружного совещания — 20 фунтов турецкого табаку, 7 фунтов махорки, 80 папиросных книжек, 6 коробочек спичек; от Донского правительства — 250 тысяч рублей из запрашиваемых 5 миллионов». Веселовский и Безсонов 5 мая вернулись в Новочеркасск, покрыв расстояние от Вешенской за 3 часа 10 минут. На Большом Войсковом Круге, состоявшемся 8 мая, они рассказали собравшимся о казачьем восстании в Верхне-Донском округе. Также лётчики привезли письма (см. Приложения 4-5). После доклада лётчиков Войсковой Круг решил «всемерно поддержать восставших».

 

Донской Атаман генерал-лейтенант А.П. Богаевский в своём приказе за № 782 Всевеликому Войску Донскому от 10 мая 1919 года писал: «Приказываю нижепоименованным лицам представляться мне во дворце в приёмные дни и часы: <…> 3) лётчикам, возвратившимся из восставших районов Области В.В.Д. <…>».

 

Интересно, что упомянутый самолёт марки «Ганза-Бранденбург» был сбит известным русским асом А.А. Козаковым в воздушном бою с австрийцами на Юго-Западном фронте 20 июля 1917 года. Отремонтированная трофейная машина стала служить в










Маршруты полетов летчиков к восставшим казакам ВДО


 

российской авиации. После революции «Бранденбург» попал на украинскую службу. Осенью 1918 года Веселовский перелетел на нём из Киева в Новочеркасск.

 

Спустя некоторое время, к восставшим совершили целый ряд полётов лётчики 2-го и 3-го Донских самолетных отрядов.

 

14 мая в Вешенскую отправился на аппарате «Фарман-30» № 11 военный лётчик 2-го Донского самолётного отряда подъесаул И.А. Соколов. На следующий день лётчику предложили совершить разведку из станицы Вешенской. Над Боково у «Фармана» на высоте 800 метров остановился мотор и Соколов спланировал и сел между хуторами Глущенским и Лучинским. Лётчик позже докладывал, что «в это время наступал противник, пришлось апÐ

[Источник]