Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Конь в казачьей культуре (к семантике и прагматике образа).

Конь в казачьей культуре (к семантике и прагматике образа). -

казак Мамай

На старинной запорожской картине «Казак Мамай», которая была излюбленной среди украинских и кубанских казаков, и которую изображали чаще всего на дверях или на столе, представлены все стихии космоса казачьей культуры. Сидящий с бандурой казак Мамай, окружен предметами: шашкой, которая висит вместе с гербом на дубе (мировом дереве), возле дуба еще один символ мирового дерева – конь, привязанный к ратовищу пики (списы), возле ног обычно изображали разные атрибуты казацкой жизни (пистоль, карты, бутыль).

Конь в славянской традиции был уникальным животным. Он представлялся одновременно и земным существом, и солярным символом. Мистическую природу коня обнаруживали уже в том, что он питается земной растительностью, причем, дважды в сутки – на восходе и закате солнца, словно встречая и провожая небесное божество. С архаических времен сохранилось представление о коне-пламени, которое связано не только с его независимым, «огненным», нравом, но и с древним обрядом сжигания лошади вместе с человеком.

Крупнейший знаток и исследователь русского фольклора А. Н. Афанасьев отмечал, что «все явления природы… олицетворялись в образе чудесных коней» . В научных представлениях образ коня связывается с сокровищами, зарытыми в землю, – кладами. В связи с этим В. И. Смирнов писал, что «если кладу время вышло, то на счастливого выходит в виде коня» . Использование коня как строительную жертву, вызывало неоднозначные оценки этого животного в воинской культуре русских дружин. Так, А. Е. Мусин пишет: «кажется, отношение к коню в Древней Руси было неоднозначным. Смерть князя Олега от черепа своего коня – лишь один из ярких символов такого противоречивого отношения».

донцы перед атакой

На Дону отношение к коню было иным. Это отношение впитало в себя почитание коня прежде всего евразийскими кочевниками. Казаков недаром называли «степными кентаврами», с рождения и до смерти конь сопутствовал ему во всех земных делах. Об умершем и сейчас на Дону говорят: «привязал коня», или «пошел бурных коней ловить». Конь, по воззрениям казаков, находился в тесной связи со своим хозяином, от чего возникло большое количество примет и гаданий . По записям Х. И. Попова, в старину, как рассказывают, часто бывали такие случаи: убьют или возьмут в плен казака злые татары: а конь его, не пойманный врагом, пустынными степями, по звездам, пробирается на Дон, прямо на двор своего хозяина, и тут-то начинаются над ним слезные причитания престарелой матери или молодой жены .

Конь являлся основным участником многих обрядовых событий, в том числе и состязательного характера. Известные нам различные конные игры в своей изначальной сущности являлись своеобразной проверкой боевой подготовки коня и всадника. Именно в этих древних играх закладывались основы вольтижировки и джигитовки, которые давали возможность проявлять, развивать и совершенствовать психофизические и морально-волевые качества всадника. Особое внимание при этом уделялось выработке силы, гибкости, ловкости, отваги, настойчивости, чувства равновесия. Заметную роль при этом играла и выработка необходимых боевых качеств коня: выносливость, скорость, маневренность, подчинение всаднику. Уже в глубокой древности проводились и более сложные игры-соревнования, предшествующие современным конноспортивным соревнованиям. Сохранилось свидетельство Диона Кассия о том, что знатные иберы во главе с царем Фарасманом демонстрировали свое боевое искусство владеть конем на Марсовом поле в древнем Риме. В нартовском эпосе осетин также часто упоминаются скачки, на которых испытывалась резвость коней. Характер их был, разумеется, боевой, а о размахе можно судить по участию в них небожителей . Разнообразные виды конных игр и состязаний, то есть тех видов развлечений, в которых конь принимает непосредственное участие, у осетин, условно разбивают на скачки и джигитовку. Джигитовка есть разновидность скачки, во время которой наездник демонстрирует умение управлять конем, владеть своим телом и оружием. Все упражнения, среди которых преобладают силовые, производятся на лошади, скачущей широким галопом. Однако при всем единстве скачки и джигитовки, последняя по характеру своему имеет существенное отличие от скачек. Различие это проявляется в том, что джигитовка преимущественно устраивалась по случаю радостных событий семейного или общественного быта, а скачки, как правило, в цикле похоронно-поминальной обрядности.

Платки (джигитовка)

Соревнования на конях у казаков сводились к нескольким видам – борьба между седоками, скачки, джигитовка, стрельба на скаку в мишень, борьба с использованием плеток, когда всадники хлещут друг друга. Скачки выполняли важную ритуальную роль, так как на территории Области Войска Донского сформировался настоящий культ коня, связанный как с традициями древнерусских дружинников, так и с укладом степных кочевников . Интересно отметить, что в 1836 г. царское правительство распорядилось учредить конные скачки на Дону, с целью устройства войскового конезаводства. «Дабы донские лошади по своей легкости, силе и крепости во всех отношениях соответствовали бы потребностям казачьей службы и во время компаний способны были бы переносить необыкновенные труды, с сею службой сопряженные».

Военный совет отметил, что «для донских лошадей предназначено суровое степное воспитание, которое приучает их к нуждам и непогодам. Без сомнения требуется также, чтобы лошади Донские вместе с силою и крепостию, имели и достаточную быстроту, но в той только мере, в какой это возможно при их суровом воспитании. Сообращись с таковою целью, проект положения о скачках в Новочеркасске, Войсковой Совет нашел:
1. Что при учреждении скачки на обыкновенных основаниях, установленных для скаковых кровных лошадей, едва ли может быть подвергнуто испытанию главное достоинство донских лошадей, т.е. сила и крепость их.
2. Что выдержка лошадей перед скачкою, производство скачки жокеями или тренингрумами не согласуется ни с нравами и обычаями казаков, ни с предназначением донских лошадей.
Для сего учредить скачку с препятствиями, определив условия для получения войсковых призов, не скаковой круг, а местное пространство на котором находились бы овраги, барьеры и другие препятствия. В скачках на Войсковые призы должны участвовать одни войсковые жители, скакать же должны не жокеи, но казаки и при том в полном вооружении… Народно-казачьи скачки учреждаются для поддержания и поощрения в самих казаках врожденного духа наездничества и удальства, для скачек с препятствием необходимого .
Призы: 1500 руб серебром, от заводов (300 руб). Седло со всем прибором, окованное в 50 руб. и деньгами 100 руб. для второй – ружье в 30 руб. и деньги 70 руб. для третьей шашка в 50 руб. и на каждой из сих вещей надпись «Уряднику или казаку такому-то за удальство на войсковой скачке с препятствием». В 1851 г. дистанция скачек определялась от 8 до 16 верст, и призы войсковые представляли собой серебряный ковш, деньги в 450 руб. серебряный кубок и денег в 150 руб.
Воспитание коней у коннозаводчиков было особенное. Летом кони всегда были в степи, там они паслись и ночевали. Зимой для них имелись помещения, но кормили их сеном, которое разбрасывали на чистом снегу. И их не поили; вместе с сеном они забирали снег; а в самом начале зимы, когда снег был не глубокий, им сена еще не давали, они, как говорят, «тебеневали», то есть, разрывая копытом снег, находили себе пропитание. И кони были, как дикие: их начинали учить четырехлетками только. Когда приезжала ремонтная комиссия для армии, то это было зрелище, когда арканом ловили этих коней и силой подводили к ветеринару и, после принятия, накладывали тавро. И таких-то вот коней раздавали казакам-новобранцам, и сколько нужно было иметь знания, терпения, ловкости и храбрости, чтобы приучить такую лошадь к строю. Результатом такого воспитания получались кони выносливые, не боявшиеся ни буранов, ни дождей.

командующий Донскими армиями Всевеликого Войска Донского С.В.Денисов

Выездка коня у казаков начиналась с малолетства (…лет пять-шесть было, ухватишься за ногу, где за гриву, залезешь, слетишь на солому и опять карабкаешься…) и заканчивалась показом приобретенных навыков на празднике, смотре, войсковых или станичных скачках, которые все равно приурочивались к какому-либо праздничному событию. Демонстрация приобретенных достоинств происходила в обрядовой обстановке, когда конские ристания входили составляющей частью в ритуальный комплекс . Причем это регламентировалось как сословной субкультурой, так и этнической . Дети самостоятельно часто устраивали скачки, когда пасли лошадей в степи. «Там, в степи нас никто не видел, и мы устраивали между собой скачки. Чаще всего, когда гнали лошадей с пастбища» .
Использование коня в обрядах информаторы отмечают на Масленицу и в весенние праздники, когда устраивались скачки, рубка лозы, джигитовка .
На свадьбах тройку лошадей, запряженных в тачанку жениха и невесты, разгоняли на костер, они должны были прыгнуть так, чтобы дружка остановил их у ворот «как вкопанных» . На Масленицу, в ст. Мечетинской, жгли среди улиц «кучки» и молодые казаки прыгали через них верхом, под крики и смех казачек .
В советское время скачки, джигитовка проводились на 1 мая и 7 ноября, причем, не только в казачьих станицах, но и в крестьянских слободах и селах . Джигитовка включала в себя различные воинские упражнения, такие как управление конем и телом, а также оружием. Казаки делали вертушку, прыжки, поднимание платочков, большие и малые пирамиды, рубку лозы, фланкировку пикой, уколы пикой в шар и предмет, лежащий на земле, увоз раненого. Скакали лавой, останавливались, клали лошадей, рассыпались в цепь, спешивались с батовкой лошадей, стреляли из-за седел лежащих лошадей .
Борьба на лошадях была известна в ст. Мечетинской, схватывались в седлах, кто кого сбросит на землю, сбивали друг друга мешками . Борьба на конях часто встречается у тюркских народов . Интересны заметки донских этнографов о конных ристаньях в дни поминовения предков , что роднит их с древнейшими тризнами .
В. Сухоруков отмечал, что игры и увеселения Донцов немногочисленны, неразнообразны теперь, как в старину, но живо отражают в себе направление духа и образ их жизни; воинственное молодечество смешивается в них с пастушескою и сельскою простотой. Замечательнейшие из увеселений суть: скачки на мишень, стрельба из ружей и пистолетов, борьба мужчин, беганье в запуски и богатырские казачьи песни, хороводы и пляска девиц. Скачки на мишень бывают во всех станицах на масленицу, празднуемой казаками почти целую неделю. Приготовление к скачке делает особенную заботливость для молодежи; не досыпая ночей, они кормят и холят добрых коней своих, чистят сбрую и оружие, чтобы блеснуть перед станичниками удальством, показать исправность казацкую. На ровном месте ставят мишенью пучок камыша, а саженях в 200 от него назначают линию, от которой надлежит скакать. Всё общество, старики и дети, женщины и девицы, в нарядном платье, собравшись в стороне скачки, делают из себя как бы одно семейство: рассказы, шутки, смех одушевляют эту пеструю толпу. Между тем, наездники, один за другим, несутся стрелою на мишень и, доскакав, делают в неё выстрелы из ружей и пистолетов. Иной, притворяясь падающим со скачущей лошади, роняет впереди себя плеть, или шапку, или монету, подхватывает с земли и снова, бросив вперед, ловит на лету; другой, перекинув через седло стремена, стоя на лошади, несется на ней во весь опор и делает выстрел из ружья в мишень. В последний день масленицы делается скачка на большое протяжение, верст на 20, 30, 40, 50 и более, для испытания, кроме быстроты, ещё и силы лошадей здешней породы.
Навыки в обращении казаков с конем естественно использовались в боевых действиях. В русско-турецкую войну, проходя сквозь открытое место конные казаки устроили джигитовку, отчего турки не произвели не одного выстрела, хлопали в ладони и хвалили казаков. Из рапорта Орлова-Денисова можно видеть основные занятия конных казаков в полках. Так, он пишет: «После чего я делал смотр полкам, видел их пешее и конное построение по сотенно, расчет взводом, заезды из фронта по три, по взводно построение целого полка, построение колонны, лавы и, наконец, церемониальный марш, совершенный повзводно, полусотенно и сотенно, на полных дистанциях и в сомкнутой колоне» (ГАРО. Ф.344.Оп.1. Д.361).

Источники:
Михайлов Б.Д. Каменная могила. Днепропетровск, 1986. С.23.
Афанасьев А.Н. Баснословные сказания о зверях // Древо жизни. М., 1983. С.143.
Смирнов В.И. Из вопросов и фактов этнографии Костромского края // Тр. Костромского научного общества по изучению местного края. Кострома, 1924. С.26.
Мусин А.Е. Указ. соч. С.188.
Черницын С.В. Казачьи обычаи и приметы отраженные в фольклоре // Памяти А.М. Листопадова. Ростов н/Д., 1997. С.69.
ГАРО. Ф.55. Оп.1. Д.556. Л.7.
Уарзати В. Символика коня. URL: http:// www.anaharsis.ru./etno
Проценко Б.Н. Инициальные обряды как элемент духовной культуры донских казаков. // Известия высших учебных заведений Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1996.№1. С.67.
ГАРО. Ф.344. Оп.1. Д.556. Л.1.
ПМА. 1998. Инф. Синяпкин М.Г. г.р. 1915, ст. Егорлыкская.
См. Голубых М. Казачья деревня. М., 1930. С.213.
См. Проценко Б.Н. Указ. соч. С.67.
Солодухин Г.А. Жизнь и судьба одного казака // Джигитовка казаков по белу свету. М., 2006. С.145.
ПМА. 1997. Инф. Серов Д.В. г.р. 1928, с. Светлоречное.
ПМА. 1998. Инф. Пиляева Л.С. г.р. 1932, с. Светлоречное.
ПМА. 1998. Инф. Литунова П.И. г.р. 1912, ст. Мечетинская.
ПМА. 1998. Инф. Москавенко И.М. г.р. 1912, ст. Мечетинская.
ПМА. 1997. Инф. Серов Д.В. г.р. 1928, с. Светлоречное.
Елисеев Ф.И. Джигитовка казаков по белу свету. М., 2006. С.40-41.
ПМА. 1998. Инф. Москавенко И.М. г.р. 1912, ст. Мечетинская.
Медведев А.М. Тайные кланы, язычество и рукопашный бой. М., 1994. С.42.
Ригельман А.Н. История о донских казаках. Ростов н/Д., 1992. С.76.
Проценко Б.Н. Комментарии // Ригельман А.Н. Указ. соч. С.207.