Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Докладная записка члена Донбюро С.И. Сырцова в ЦК РКП(б) о положении на Дону

21 апреля 1919 г. Уважаемые товарищи! Срочно командированный Донским бюро РКП для доклада ЦК и выяснения ряда вопросов, я не смог захватить обстоятельного доклада с материалами о деятельности Донского бюро, потому ограничиваюсь этой запиской, наспех написанной в пути. I. Общеполитическое положение и настроение населения. В настоящее время армиями Южного фронта занята большая часть Донской области. Незанятыми остаются: Черкасский округ - основа донской контрреволюции, с наиболее богатым и реакционным казачеством, Ростовский - в большинстве крестьянский, с значительным количеством рабочих, Таганрогский - сплошь крестьянский, и часть Сальского. Пролетарский элемент Донской области почти весь находится в сфере деятельности неприятельских войск (Александро-Грушевский, Сулин, Таганрог, Ростов). Настроение населения и войск в этих районах, по сведениям Донбюро, самое пестрое. Казаки Черкасского округа настроены очень решительно и воинственно, страшно озлоблены; преимущественно из их среды пополняются карательные отряды, которые терроризируют крестьянство и рабочих. Масса казаков - жителей районов, уже занятых нами, бежали при нашем наступлении (или были насильно уведены). В настроении офицерства Добровольческой армии намечавшийся было перелом в сторону, благоприятную для нас, теперь исчез и сменился в связи с приходом кубанских войск (два последних месяца) новым подъемом. Доклады наших нелегальных организаций все же и в последние месяцы отмечают частые случаи дезертирства офицеров, проявления разочарования в антибольшевистской политике и зависть к тем офицерам, которые остались "нейтральны" или "пристроились" на службу к Советской власти. Тормозом для развития таких настроений явилось убеждение в том, что большевики офицерам (хотя бы "перебежчикам") пощады не дадут. Это разложение, питаемое шкурными мотивами, далеко не успело зайти, парализовалось приходом кубанцев. Победа Колчака (на которого, вообще говоря, и раньше донские контрреволюционеры возлагали большие надежды) в этом отношении, конечно, тоже окажет большое влияние. В кубанских частях разложения не наблюдается. Окрыленные легкими победами на Кавказе, кубанцы полны надежд в кратчайший срок очистить Донскую область и справиться с красными. Рабочие настроены, определенно, большевистски. Прихода Красной Армии ждут с нетерпением. Безработица, мобилизация, дороговизна и низкая заработная плата революционизируют рабочих и уже давно оттолкнули их от меньшевиков. Крестьяне (особенно, Таганрогского округа) питаются теми же настроениями, что и украинские крестьяне во время Скоропадского. Их настроение серьезно беспокоило правительство Краснова и Богаевского, беспокоит и правительство деникинцев. Карательные отряды группируются преимущественно в этом районе, оберегая линию железной дороги. Было несколько разрозненных выступлений крестьян отдельных волостей, без труда подавленных добровольцами. Эти выступления предпринимались крестьянами без участия партии. Росто-во-Нахичеванский комитет, являющийся центром нелегальной организации, высказывался против этих выступлений. Последнее выступление, более значительное, захватившее полтора десятка волостей, произошло в связи с приближением украинских войск к Мариуполю. Восставшие были оттеснены от железной дороги, маневрами карательных войск разделены на группы, часть повстанцев добрались до отрядов украинских войск и слились с ними, остальные разгромлены. Мобилизация иногороднего населения, объявленная еще в январе, успеха не имела и лишь взбудоражила рабочих и крестьян. Массы дезертиров дают карательным отрядам много работы. По деревням часто устраивают облавы. Пойманные дезертиры подвергаются экзекуции (25-40 ударов тройной связкой шомполов) и направляются в части. Последнее время наблюдается отправка мобилизованных крестьян и рабочих (главным образом, дезертиров) в Кубанскую область и Ставропольскую губернию на формирование. Взамен их присылаются мобилизованные кубанцы и ставропольцы. Буржуазия настроена панически и покидает Ростов и Новочеркасск. Вся полнота власти находится у штаба Добровольческой армии. С падением Краснова всякая видимость самостоятельности Донского правительства исчезла. Политическое настроение населения занятых районов, поскольку оно оформляется и выясняется, также отличается значительным разнообразием. Теперь уже можно говорить о положении не в Донской области, как таковой, а о положени в Царицынской губернии и в частях Ростовской губернии, поскольку образование этих губерний предопределено. Население тех районов, которые отходят к Царицынской губернии, в общем и целом надо признать менее контрреволюционным, чем, например, казачество Вешенского района, Константиновского, Цымлянского, тем более Черкасского. Казаки по своему хозяйственному положению не выделяются по сравнению с крестьянством Тамбовской губернии или крестьянами этих же округов. Много потерпев от гражданской войны, виновниками которой они признают Каледина, Краснова и атаманов, устав от нее, они желают спокойного существования. Значительная часть хоперцев и медведицких [казаков] добровольно перешли на сторону Советской власти, и немногие хутора оказали активное сопротивление. Это не значит, конечно, что в настояще время они являются безоговорочными сторонниками Советской власти и, особенно, того режима, который в казачьих районах установился (не выборные Советы, а назначенные ревкомы и комиссары). Не обладающие в противоположность южным казакам реальными экономическими привилегиями, они немногим отличаются от крестьян этих же округов. Расслоение на казаков и иногородних здесь чувствуется гораздо слабее, чем на юге; борьбы (острой и напряженной, как на юге) между казаками и крестьянами не наблюдается. 25 марта в сл. Михайловке (Усть-Медведицкий район) происходил съезд станичных и волостных комиссаров района. Их информационные доклады дают материал о настроении населения этого района. Ст. Островская с хуторами: "Народные массы к предписаниям и постановлениям Советской власти относятся лояльно, молодежь настроена революционно". Ст. Березовская: "Настроение масс не совсем нормальное, замечается контрреволюционная агитация". Даниловская волостъ: "Настроение населения удовлетворительное". Раздорскоя станица: "Настроение масс неудовлетворительно, ведется агитация против Советской власти". Контрреволюционные настроения казачества (и крестьянства) Хоперского и Медведицкого округов активно не проявляются. Несмотря на все попытки вешенских повстанцев поднять Хоперский округ, это им не удалось. Правда, здесь немаловажную роль играло то обстоятельство, что здесь находились тыловые и резервные части 9-й армии. Но разница в степени контрреволюционности (если так можно выразиться) между вешенцами, черкассцами и пр. и хоперцами безусловно имеется. Так же как и повсюду в Донской области, контрреволюционеры успели вдолбить несознательной массе кучу действительных и мнимых ужасов о Советской власти, а главным образом, о коммунистах. Убеждение в том, что коммунисты, устраивая "коммуну", отбирают в эту коммуну все имущество, а также жен и детей, - широко распространено. Несознательность населения приводит к тому, что население не может подняться на высоту понимания програмных требований разных партий. Казаки (и крестьяне) эти программы мыслят воплощенными в лицах. Антикрасновская политика (они в массе, безусловно, не красновцы) у них олицетворяется в Миронове. Миронов, очень популярный среди казаков (и крестьян) казачий офицер, командовал одной из дивизий 9-й армии, пополненной казаками-перебежчиками и мобилизованными им. Такая персонификация, безусловно, опасное явление при наличности демагогических и честолюбивых наклонностей Миронова, это грозит еще большими затруднениями. Теперь Миронов т. Троцким (по нашим представлениям) под благовидным предлогом убран из Донской обл., но не устранена возможность его влияния на расстоянии. И, наконец, ничто не препятствует появлению другого Миронова. Для иллюстрации своих положений приведу пару примеров. Председатель районного партийного бюро т. Гроднер и председатель районного революционного комитета сообщили в Донбюро: ""Миронов ведет агитацию против коммунистов. Население чутко прислушивается к словам "дедушки Миронова". На митинге под влиянием его речей не давали говорить коммунистам. Миронов вмешивается в дело гражданского управления и каждое мероприятие ревком[ов] толкует т[аким] о[бразом], что в представлении населения все положительное исходит от Миронова, а отрицательные явления - результат деятельности коммунистов. Среди казаков и крестьян ходят толки - справимся с Красновым, а потом "дедушка Миронов" и на коммунистов нас поведет". Реввоенсовет 9-й армии имел неосторожность, мягко говоря, для участия в подавлении восстания послать два казачьих полка "мироновской дивизии". Полки проходили Миллеровский район (население крестьянское, сочувственно относится к Советской власти и партии) и терроризировали ревкомы ("если у вас в Советах коммунисты, пусть берегутся"), ими разогнана трудовая коммуна в 27 селян в с. Колодезном. Указанные примеры говорят о том, что нельзя мыслить казачество северное революционным; оно менее контрреволюционно, чем южное, но и только. Присоединением Хоперского, Медведицкого, Чирского, Котельниковского, Морозовского районов к Царицынской губернии относительное влияние казачества меняется, процент казачьего населения по отношению ко всему населению губернии понижается до 30%. Из районов будущей Ростовской губернии в настоящее время имеются: Миллеровский - крестьянский район, на 24 волости только 4 станицы; Каменский (часть) - население крестьянское и казачье; Цымлянский и Константиновский - главная масса казачества активно контрреволюционна; Ветенский - своим восстанием лишний раз подтвердил свою репутацию контрреволюционного. Население этих районов резко делится на крестьянство и казаков. Крестьяне в массе (за исключением небольшого процента отъявленных кулаков) представляют тот элемент, на который партии в борьбе с казачеством придется опираться (рабочих небольшое количество - в Миллерове тысяча человек и немного шахтеров в Усть-Белокалитвенском районе). Крестьяне этих районов невероятно озлоблены против казаков. Казачество раздавило крестьянское движение, развязанное Февральской революцией, и не дало крестьянству присоединиться к октябрьскому движению. Ненависть против казаков, на которых крестьяне привыкли смотреть, как на классовых врагов, теперь только находит свое выражение. Попытки, бывшие до этого, для крестьянства оказывались печальными: казаки, поддерживаемые своим Войсковым правительством, оказались сильнее. Победы Красной Армии вдохнули уверенность в крестьян, и они начинают расправу с казачеством. Крестьяне прилегающих к району восстания станиц и деревень, зная, что в случае победы повстанцев им придется круто, в тех местах, где они составляют значительный процент по сравнению с казачеством, подымают, по собственной инициативе, антиказачье движение. Ревкомы под влиянием требований крестьян переименовывают станицы и хутора в волости и деревни. (Это, может быть, на первый взгляд и мелочь, но для казачества, так дорожащего своими традициями и бытовыми особенностями, не остается иллюзий: начинается "расказачивание" казачества - то, чего оно так боялось.) Заложники прилегающих к району восстания станиц, взятые карательными отрядами и переданные волостным ревкомам, крестьянами перебиты. В целом ряде станиц и хуторов выводится из обихода слово "казак". "Теперь нет казаков и иногородних - есть только крестьяне", - говорят мужики и жестоко мстят своим недавним угнетателям. Станицы в Миллеровском районе (они составляют ничтожное количество по отношению к крестьянским волостям: 4 станицы на 24 волости) обезлюдели: казаки с семьями и кое-каким имуществом ушли с отступающей армией, зная, что оставшихся ждет крутая расправа. Крестьяне ближайших к станицам Луганской и Митякинской волостей сейчас же, после занятия станиц нашими войсками, приехали на подводах организованным путем забирать оставшееся имущество, видя в нем законную компенсацию за те грабежи, какие казаки систематически проводили по отношению к крестьянам. Некоторое время давала себя чувствовать враждебная настороженность крестьян против коммунистов. Ждали распоряжений об обязательной записи в коммуны. Последующая агитация убедила, что в коммуны никто насильно тащить не намерен, успокоила крестьян. Сейчас из семей бедноты (преимущественно, беженцы) в Миллеровском районе образованы две небольшие коммуны. Крестьяне, получив для весенней запашки ту землю, какую они всегда арендовали у помещиков, и имея виды на казачьи земли, не выражают никакого недовольства превращению имений в советские хозяйства. Общие условия заставляют нас, идя навстречу крестьянам (за исключением самых верхушек), сделать их своей опорой в деле ликвидации казачества, тем более что крестьянство (я не говорю уже о рабочих, тех шахтерах, которых должна в ближайшее время освободить наша армия) стихийно толкается на этот путь. II. Казачье восстание. 10-11 марта в хуторах станиц Казанской, Мигулинской, Вешен-ской, Еланской вспыхнуло восстание5*. Казаки, вооружившись запрятанным оружием (позже выяснилось, что оружие у них было запрятано в реке и зарыто в гробах на кладбищах), напали на революционный комитет; часть членов его перебили, другая часть вместе с небольшими гарнизонами после перестрелки пробилась сквозь их цепи и добралась до наших войск. В станицах осталось много оружия, отобранного у казаков, все это оружие было ими захвачено, и это дало им возможность широко вооружиться. Кроме оружия ими было захвачено много складов с различным имуществом тыловых учреждений 8-й армии и ее ДИБИЗ! (транспорт с патронами Инзенской дивизии, инженерное, телеграф" и телефонное имущество Московской дивизии, обмундирование, нек торое количество снарядов). Организаторами восстания явились полковник Алферов и д1 есаула. Ими была произведена мобилизация в возрасте от 16 до 55 ле Некоторая, небольшая, часть населения, не приняла участия в восстании - это крестьянское население, но оно составляет в этом райог небольшой процент, и некоторые казаки. Дальнейший ход восстания таков. Вооружившись и организова! шись в правильные части (это не составляло труда: из этих стани вышли в свое время несколько полков), они приняли меры к выста! лению правильных дорожных охранений, посылке разъездов в сторс ну Богучара Воронежской губернии, железной дороги и в сторону 8-и 9-й армий. Очень энергично принимались меры к распространена восстания в других районах в Хоперском округе и даже среди крестьян Воронежской губернии - десятками рассылали агентов-агитаторов. Во многих перехваченных нами приказах и воззваниях формули руется платформа восставших: "Мы не против Советов, мы за те чтобы народ сам выбирал эти Советы, мы против коммунистов, против коммун, против комиссаров, жидов, против реквизиций, грабежей и расстрелов". В воззвании к казакам-хоперцам они говорят: "Восстаньте и вы против назначенных комиссаров, образуйте Советы". Воззвания рассылаются за подписью Верхне-Донского окружной Совета. Многие хуторские революционные комитеты (составленные по назначению, но из местных людей) остались на своих местах. Больше того, некоторые хуторские ревкомы Мешковской станицы явились ячейками восстания. Приказ о восстании и мобилизации был им" получен, обсужден, на этом приказе они сделали пометку о том, что принят ими к сведению и посылается в соседний революционны" комитет. Этот приказ, содержащий пометки, в революционном комитете был перехвачен одним из комиссаров, и члены этого революционного комитета расстреляны. Революционные комитеты Мигулинской, Казанской, Вешенской станиц оказали сопротивление восставшим, но в их распоряжении были слишком ничтожные силы (два заградительных отряда - всего 120 человек и человек 40 - боевая дружина из александро-грушевских и сулинских рабочих). Приказ Реввоенсовета Южного фронта о выделении [из] 8-й армии 300 красноамейцев как основы караульного батальона выполнен не был. Отсутствие реальной силы - вот причина наглого открытого выступления казачества. Нетактичные действия военных властей по отношению к революционным комитетам" посеяли среди казаков убеждение, что Красная Армия против революционных комитетов, против коммунистов. Неуспехи в деле подавления нами восстания объясняются [причинами]: разлитие рек, затруднявшее наступление эспедиционных войск, плохая связь, несогласованность в командовании, политическая неустойчивость полков100, посланных на подавление мятежа. Казаки в своих действиях применяют разнообразные способы воздействия на наших красноармейцев, начиная от распространения провокационных листков и кончая посылкой в цепь женщин и детей, употреблением красных повязок и знамен. Отношение крестьянского населения в районах, прилегающих к местности, охваченной восстанием, я уже охарактеризовал. Крестьяне волостей Миллеровского района добровольно мобилизуют отряды для борьбы с повстанцами и требуют от нас оружия. Наряду с применением регулярных частей, присылкой экспедиционных отрядов необходимо использовать настроение крестьянства и вовлечь его в активную борьбу с казачеством. Это произойдет тогда, когда мы его вооружим и дадим ему уверенность в том, что соотношение сил в этой борьбе на его стороне. Практические предположения и принципиальные положения мной переданы ЦК лично, и здесь лишний раз их повторять не приходится. С товарищеским приветом член Донского бюро РКП(б) С.Сырцов РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.6. Д.83. !\Л-Л об., 7 об. - 10. Автограф.