Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО

С этой статьи, написанной Билым и Фроловым 85 лет назад, начала формироваться идеология казачьего национализма и началось собирание казаков-националистов в единую организацию:

Программная статья из первого номера журнала "Вольное казачество – Вiльне Козацтво". Прага, 10 декабря 1927 года.
ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО
Почти восемь лет тяжелой военной оккупации наших Земель красными московскими победителями. Почти восемь лет на спинах и на головах наших братьев испытываются всякие коммунизмы – военные и государственные, или новые экономические политики – нэпы. Восемь лет организованного грабежа в виде продразверсток и продналогов, просто налогов и всевозможных контрибуций. Восемь лет беспощадных расстрелов. Восемь лет население наших Краев упорно с расчетом обескровливается и систематически хозяйственно обессиливается. Восемь лет московские комиссары расказачивают казачество. Отворачиваются и поворачиваются к нему лицом (чтобы лучше бить!). Все лучшие, все верные закону своей Земли расселяются и выселяются всё теми же старыми "историческими" дорогами на Соловки и в Сибирь. А на казачьих землях растут колонии московские, еврейские, немецкие и всякие иные. Восемь лет разными дискуссиями и пропагандами кремлевские диктаторы и их прислужники стараются развратить душу нашего народа. Наконец, режется живое тело наших Краев, для ослабления казачества искусственно создаются новые территориальные единицы и группировки.
И столько же, больше семи лет нашего изгнания. Сколько страданий и томлений за это время по нашей прекрасной, далекой Родине! Пережиты первые кошмарные месяцы эвакуации на Чаталдже и на Лемносе. Потом - уход из Врангелиады и тяжкое приспособление к заграничной чужой, нам непривычной обстановке и поиски труда, упорная борьба за существование, за самую жизнь. Пережиты времена возвращения с искренним и неискренним примирением с Советской властью. Пережита "смена вех" с возвращением и "смена вех" без возвращения. И наступил долгий и тяжелый путь нашего эмигрантского жития.
Разбросаны мы по всем странам и материкам. Служим мы в иностранных легионах в знойной Африке, ищем счастья в Америке, северной и южной, забрались мы даже в Австралию, в поте лица своего добываем хлеб наш насущный в Югославии и Болгарии, Франции и Польше, Румынии и Чехословакии. Нет, кажется, ни одной страны, где бы сейчас не пробивал себе казак торной жизненной дороги тяжелым и упорным трудом. И только часть нашей молодежи нашла приют и возможность учиться в высших учебных заведениях в Чехословацкой Республике, благодаря щедрой и благородной помощи её правительства – может быть единственному примеру в истории эмиграций всех времен и народов. Здесь создается наша будущая интеллигенция.
Но не только искание и добывание хлеба насущного стояло перед казачеством эти долгие годы эмиграции. Как только прошли первые трудные месяцы, и физическая жизнь на чужбине была обеспечена, перед каждым из нас встали одни и те же мучительные вопросы: с кем и за что мы воевали, кто были наши союзники и кто враги, и почему борьбу мы проиграли?
Чем больше казаки задумывались над подобными вопросами, над вопросами: кто мы и что мы? – тем вернее начали подходить к мысли, что достаточно уже нам быть орудием в руках других, что свои силы и свои средства нужно тратить для достижения своих целей.
И неуклонно совершается процесс освобождения и отхода из под фактической и идеологической связи и зависимости от былых "вождей" и разных российских политических партий, организаций и группировок и той части казачества, которая вольно или невольно в такой зависимости и связи ещё была. "Разочаровались" даже те, о подобной эволюции которых еще недавно и думать было нельзя. И отходят. Отходят потому, что и они уже не видят там счастья своей Родины, видят только желание всех использовать и далее казачество как средство для достижения своих целей, как простое пушечное мясо. И правильно – союзников в том лагере у нас нет – там каждый хотел бы только править и володеть нами.
Постепенно, медленнее у одних, скорее у других, направлялась и ковалась среди казачества мысль об "ориентации" на самих себя, на свои Края, на свои Земли. И растут ряды тех, кто и раньше смел думать, говорить и бороться за то, что наши Края и наши земли и казачество само по себе достаточно прекрасные и высокие цели, чтобы все наши силы и все наши способности посвятить Им. Их, счастью, Их благополучию.
—----
Мы живем сейчас накануне великих событий, накануне второго акта той великой драмы, того большого процесса борьбы за освобождение, который начался в 1917 году на широких просторах б. Р. Империи, первый акт которого окончился победою красных империалистов и оккупацией ими наших Земель. Там, где-то за занавесами, а может и без них, на различных местах идет напряженная подготовительная работа к этому второму акту – и кто знает, как развернутся события, когда эти занавесы поднимутся?
Это наиболее трудная, но и наиболее важная наша задача сейчас – правильно понять то, что делается кругом нас, а прежде всего в СССР, чтобы внести потом в будущую игру и свою долю понимания и воли.
И оттого когда и как мы поймем то, что есть, и сумеем предвидеть то, что и как будет, будет во многом зависеть успех или неуспех нашей политической работы в эмиграции. Больше: мы должны не только предвидеть события и их возможную развязку, но и все сделать для того, чтобы они кончились так, как то отвечает действительным интересам нашего народа.
Нужно правду сказать, что одною из основных причин наших неудач в недавнем прошлом было то, что мы не были готовы к событиям в тех формах и размерах в каких поставила их перед нами жизнь. Оттого и была у казачества путаница мыслей и целей, оттого и были столь гибельные разногласия. Но события по существу только начинаются и еще и нам придется в них участвовать. Но если бы и на этот раз мы не были готовы, то этого не простил бы нам никто: ни люди, ни история.
И потому прежде всего: ясная мысль, ясная цель, ясная и определенная программа, наша программа. Такая программа, какую можно было бы одинаково проводить и осуществлять в жизни и им там и нам здесь в эмиграции.
Нашей конечной целью должно быть благо своего народа, своей Земли прежде всего, а как средство для достижения этой цели – восстановление своих государств – республик: Донской и Кубанской. Поэтому первым пунктом нашей программы должно быть:
освобождение Дона и Кубани из под власти РСФСР и СССР и созыв: на Кубани – Кубанской Рады, на Дону – Донского Круга, как суверенных Учредительных Собраний, над волею которых нет никакой иной высшей воли.
Далее, нужно правильно и раз навсегда решить: на Дону – вопрос крестьянский, на Кубани – вопрос иногородний. Нам кажется, что в целях создания внутреннего мира, укрепления начал государственности и развития экономического благосостояния наших Краев единственно правильным решением будет оказачить, т.е. дать все права гражданства наших республик, равно как и обязанности, всем тем, кто жил или родился в пределах наших областей до войны. Это должно быть вторым пунктом нашей программы.
Третьим, бесспорным пунктом должно быть установление принципа равенства основных национальностей Дона и Кубани в области национального и культурного развития.
И, конечно же, вместо всяких комунизаций, в основу народно-хозяйственной жизни наших Краев должно положить право частной собственности – пункт четвертый.
Вот общие контуры, основные элементы нашей программы. Отсюда нужно исходить. Остальное – детали, которым в свое время мы посвятим на страницах нашего журнала особое внимание и место.
Конечно, мы знаем все трудности, связанные с осуществлением такой программы, и нисколько не закрываем на это глаза, особенно на пункт первый. Он прежде всего потребует великих сил и великих жертв. Мы знаем также, что такие задачи не делаются отдельными группировками и течениями или партиями, как бы сильны они ни были – они требуют и от нас сговора и соглашения со всеми теми, кто на такую программу – минимум пойти может: нужна консолидация сил казачьей эмиграции. В истории каждого народа приходят времена великих жертв и героических повинностей. Пришли они и к нам еще раз.
Как ни трудна всё же эта задача, она не невыполнима. Для нас она облегчается тем, что такая же задача стоит сейчас и перед другими казачьими землями, и перед Украиной, и перед Кавказскими народами и перед др. – То наши естественные союзники.
Сейчас уже для всех нас является бесспорным то, что второю из причин наших неудач в прошлом, если не главною, был неудачный выбор союзников (Добрармия) и война с теми, кто мог быть союзником действительным (Украйна). Союзники только тогда хороши, когда имею общие и одинаковые цели борьбы. С Добрармией у нас была лишь одна половина общей задачи: борьба против большевиков, а дальше расхождения – боролись мы за разное. Мало того, Добрармия собственно и не хотела быть нашим союзником, она хотела стоять над нами. В будущем мы, очевидно, такой ошибки не сделаем. Мы боремся с большевиками или вели спор с Добрармией не для того, чтобы переменить "барина".
Что касается нашего отношения к русскому народу, то оно зависит и будет всегда зависеть от отношения русского (великорусского) народа к нам: мы не нападаем, а только защищаемся. Ненависти не питаем и проповедовать её не собираемся, но защищать свое право и свою свободу будем. Самостийность мы понимаем не как изоляцию, союзников и друзей искать себе будем, но только на основе: вольный с вольным, равный с равным.
Выходя в свет, "Вольное казачество" зовет в свое ряды всех тех, кто хочет защищать свою волю, кто не хочет ничьего господства над собою, от кого бы оно не исходило и как бы оно не называлось; кто считает, что казачеству нужно прежде всего думать о себе и о своих Землях, бороться за свое право и свою свободу и предоставить каждому народу устраивать свою жизнь так, как он того хочет.
А когда придет пора, стройные ряды Вольного Казачества подадут сильную руку своему Дону и своей Кубани, а Кубань и Дон подадут руку своей эмиграции.