Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

МЫ -ТРАДИЦИОНАЛИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

Петра Севостьяновича Косова особо представлять не надо. Он частый гость на страницах "Донских войсковых ведомостей". Перед встречей мы специально не оговаривали тему предстоящего разговора. Это было лишним, поскольку знакомы мы с Косовым достаточно давно, вместе поднимали флаг Казачьего возрождения на Дону в 1990 году. Зная склонность Петра Севостьяновича к философскому мышлению, его способность глубоко анализировать любые события, я попросил своего собеседника дать оценку десятилетнему пути казачьего движения на Дону. Постепенно диалог перешел в монолог, изредка прерывавшимся небольшими уточнениями.  

 К.: Считаю возможным дать оценку современного положения казачьего движения. На этот вопрос следует отвечать так: состояние движения зависит от процессов, происходящих не только в казачьих регионах, но и в России в целом. Казачество, как не одно политическое движение, вовлечено в острейшие политические катаклизмы (Кавказ, земельный вопрос, самоуправление и т.д.). Прибавьте и сложную экономическую ситуацию в стране и в нашем регионе.  

Тем не менее, казачье движение имеет свою специфику, прежде всего, этнического и регионального характера. Этнический вопрос - мы, казачество, народ, как я считаю. Региональный - это близость к горячим точкам.  

Казачье движение Дона претерпело в своем развитии ряд этапов, и сегодня является самым массовым и самым по-настоящему народным движением на Дону. Безусловно, имеют место некоторый отток из движения, и деполитизация определенных слоев казачества. Это, на мой взгляд, связано с процессом капитализации страны. Та часть казачества, активно занимающаяся экономикой, естественно, меньше марширует, но оказывает экономическую поддержку и реализует проекты, о которых в начале 90-х гг. можно было только мечтать. Знаю достаточное количество казаков, готовых поддержать казачье издание, те или иные мероприятия, целесообразные с их точки зрения. Сегодня немало казаков имеют землю, занимаются переработкой и реализацией сельхозпродукции. На Дону, возможно, казаки не так преуспели, как армяне и евреи, но, тем не менее, определенные успехи в экономике есть.  

Необходимо отметить, что на ранней стадии движения большим минусом стало недостаточно четкое выражение в лозунгах и в понимании отношения к этническому происхождению казачества. Отсюда и отток части движения к РНЕ, Жириновскому. Такое деление меньше, чем у русского народа, но в то же время, если оценивать объективно, то это неизбежное явление.  

Корни скрыты в 80-ти годах господства советской власти, страшном геноциде, в разительных переменах в демографической обстановке. Рассмотрим демографический вопрос. Многие из лидеров казачьего движения длительное время давали необъективную оценку в части демографии. Завышались демографические возможности казачества и одновременно занижались последствия Геноцида. Скажу лишь, что в первые годы советской власти казачество, как титульный народ на Юге России, понесло невосполнимые потери (поголовное истребление казачьей элиты). А в связи с тем, что основную массу казачества, по российским меркам, составлял средний класс, то оно было причислено классиками марксизма к враждебным элементам. Глубина процесса расказачивания велика. Сегодня, являясь титульным народом на своей территории, казачество представляет меньшинство, слишком небольшое.  

Поэтому, следует сказать и по достоинству оценить усилия той горстки народа, которая самоотверженно борется за свое этническое возрождение, независимо от нахождения в той или иной организации, считаясь реестровым или вольным.  

Я не разделяю оценки тех, кто считает, что казачье движение находится на излете. Это заблуждение заключается в том, что сравнением служит романтический период движения (1990-1991). А свои преимущества были и есть у всех этапов развития. Одной из слабостей современного периода является, по-прежнему идеологическая неопределенность казачьего движения, которое по своей сути, является традиционалистическим, основанном на передающимся от поколения к поколению социальном и культурном наследии. И это правильно, это основа, это стержень казачьего движения.  

Но традиции были разрушены за годы советской власти и их возрождение - тернистым путь. Двигаться пятками вперед нельзя. Я имею в виду, что казачья идеология должна ответить на вызов мира. То есть мы должны в мировой системе занять свое место и туда никого не пускать. Сейчас же, как шагреневая кожа, сокращается идеологический базис казачьего движения. Это связано с тем, что в течение десяти лет идеология движения не претерпевает радикальных изменений. Обе донские организации по-прежнему черпают из колодцев, которые были созданы еще при П.Н.Краснове.  

Если внимательно читать его труды, особенно "Всевеликое Войско Донское", то бросается в глаза заявление Петра Николаевича о том, что процессы, произошедшие в казачестве в период с октября 1917 года до мая. 1918 года повергли его в шок. П.Н.Краснов в своей книге "Всевеликое Войско Донское" писал:  

"все лежало в Войске Донском в обломках и запустении... Но все это было пустяки в сравнении с тем ужасным злом, которое сделали большевики в душах населения. Все понятия нравственности, чести, долга, честности были совершенно стерты и уничтожены. Совесть людская была опустошена и испита до дна. Люди отвыкли работать и не желали работать, люди не считали себя обязанными повиноваться законам, платить подати, исполнять приказы. Необычайно развилась спекуляция, занятие куплей и продажей, которое стало своего рода ремеслом целого ряда лиц и даже лиц интеллигентных. Большевистские комиссары насадили взяточничество, которое стало обыкновенным и как бы узаконенным явлением". (Как это все похоже на сегодняшний день! - С.К.).  

П.С.Косов продолжает: Надо снять папаху перед теми, кто в конце 80-х - начале 90-х гг. серьезно работал над программными до-кументами казачьего движения. Сегодня этот процесс стоит на месте. Ответ на вызов времени требуется. И он обусловлен тем, что, во-первых, часть из тех программ была реализована, во-вторых, была скомпрометирована. Тем не менее, идеология требует, чтобы казачьи муд-рецы перестали браниться, сели за круглый стол и думали о том, что будет в казачьем народе завтра, послезавтра, через сто лет, а не только о помощи братьям-сербам.  

Поскольку, если об этом не будем думать сейчас, то легко можем оказаться в положении тех же сербов, которых вся Европа пытается поставить на колени. Кстати о сербах. Как воины они достойны самой высшей оценки. За последние сто лет было совершено немало существенных ошибок, заложено немало мин, которые сегодня взрываются, угрожая не только Югославии, но и существованию сербского народа как такового. То, что добровольно, на свою историческую святыню, был допущен чуждый по вере, менталитету и образу жизни народ - все это было сделано руками самих сербов, и при явном содействии тогдашних правителей, в тот период, когда И.Тито делал все в пику Э. Ходже.  

Это я хотел привести в урок для казаков, так как принятые сегодня решения могут иметь серьезные последствия для наших детей и внуков. Я имею в виду поселенных на территории Ростовской области турок-месхетинцев и курдов, которые не склонны к ассимиляции, зато склонны к размножению. К сожалению, когда коммунистическое руководство области (Л.А.Иванченко и Г.Т.Суслин -ред.) и страны принимало это решение, то, как и в Косово, никто не спросил мнения титульного народа - казаков, коренных жителей Ростовской области. Никто не думал о том, как будут в будущем складываться отношения чуждых по вере людей.  

Судя по последним событиям на политической арене России, регионализм поставит, рано или поздно, перед лидерами краев и областей задачу выработки региональных идеологий. И какими они будут -очень важно. Они могут учитывать объективную обстановку в России и работать на интересы регионов и России. Это будет сбалансировано. А могут иметь такую крайность, как сепаратизм. И тогда, как следствие, разрыв страны, нестабильность, экономический хаос, ведь Россия - это не Европа, и мы не сможем так мягко разойтись, как это сделали чехи и словаки.  

Выше сказанное требует достаточно внимательного подхода к проработке концепций возрождения казачества как народа, определе-ния тактических и стратегических целей, консолидации, пусть и небольшой по численности, казачьей элиты. Что касается казачьей элиты, то можно вспомнить, что было две попытки формирования элиты:  

во времена К.Яковлева и С.Разина, т.н. "старшина", и в XIX веке, когда формировалась казачья элита как служилые части в Российской армии. В последнем случае, в состав элиты начали входить представители культуры, литературы. При отсутствии единства, процесс формирования казачьей элиты, это процесс сложный и затянувшийся во времени.  

Мы находимся на рубеже смены элит, если учесть, что в советское время налицо было отсутствие борьбы в верхах организации, той борьбы, которая наблюдалась на начальном этапе казачьего движения. Сегодня объединение, возможно, произойдет на базе ответственности за судьбу своего народа. Сегодня в состав казачьей элиты могут войти те, кто имеет полную адаптацию как казаки, являются носителями казачьей идеологии, способны оказывать влияние на умы определенных слоев казачьего общества.  

Понятно, что некоторые из них имеют землю, средства и т.д. К элите можно причислить и тех, к кому прислушиваются власть имущие. Важно объединить ту небольшую часть казаков, которая уже сегодня способна сказать свое слово и внести лепту в теорию, идеологию и в организацию дальнейшего продвижения по пути возрождения казачества. При всей его разнородности -десять лет исторически небольшой, но все же и немалый, если вспомнить какие сложные задачи удавалось удачно решить в крайне сложных ситуациях.  

Традиции казачьей элиты были совсем иными, нежели элиты русской. Это было принципиальным отличием. Казачья элита всегда была очень тесно связана с основной массой своего народа. Как пример могу привести следующее: Россия, в силу своего исторического развития, была разделена на военную касту (дворяне) и народ, раб, заключенный в крепостничество. К счастью, у казачьего народа этого не было. Я не хочу сказать, что те, кто испытал это, в чем-то хуже, но, - у казачества этого не было.  

Впервые концепция возрождения казачества как народа была выработана и представлена в октябре 1992 года. Я говорю о знаменитых "25-ти требованиях". От этой концепции периодически отступали, но главное - это было время вступления в диалог с властью. Документ был составлен в "Доме Парамонова" за одну ночь, набирали и размножали текст, прямо в здании областной администрации, хотя само областное руководство об этом даже и не подозревало! По сути дела, это был острый "круглый стол".  

В заключении хочу отметить, что сегодня одним из лозунгов, который до сих пор не осуществлен -это цивилизованная реституция: это возвращение незаконно захваченного во время войны. И мы должны ее требовать.  

P.S. В 1997 году московское издательство "Поматур" выпустило книгу профессионального журналиста из Читы, ныне депутата Государственной Думы Виктора Курочкина "Миссия в Чечне".  

В ней он пишет, что П. С. Косов "был знаком, казалось, со всеми на Северном Кавказе и поддерживал деловые отношения и с чеченскими командирами, и с российскими генералами. В основ-ном, занимаясь Чечней, скольких пленных он вызволил, сколько раз ездил с деликатными миссиями, иногда серьезно рискуя жизнью! Никогда не видел его отдыхающим, праздным. Вокруг него вечно толклись, то наши журналисты, то зарубежные, то беженцы, то солдатские матери, разыскивающие своих сыновей".  

В ту пору Косов, как первый товарищ войскового атамана и государственный советник президента Ингушетии, официально представлял Войско Донское в Чечне, освободив из чеченского плена около двухсот российских военнослужащих.  

Малоизвестен случай, происшедший в сентябре 1995 года в г.Ростове-на-Дону. Тогда в СКНЦВШ проходила V международная конфе-ренция по казачеству. П.С. Косов, выступая с докладом об этни-ческом происхождении донского казачества, привел известные факты о половецких (кипчакских) корнях казаков, на что услышал в свой адрес: "Но ведь сегодня большинство казаков гово-рит на русском языке!" Тогда Косов, что называется, сделал паузу и сообщил аудитории: "Что ж, тогда казаки выучат половецкий язык и будут говорить на нем". Зал онемел. Кстати, еще в XIX веке на Дону было достаточно станиц, где говорили на русском и кипчакском языках, о чем писал донской историк Е.В.Савельев.  

Прямо с конференции Косое пришел в "Донские Войсковые Ведомости" и рассказал нам об открытых ртах профессоров, после его "кипчакского" выступления.  

Смеялись все.  

П.К.