Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

В.В. Бунак - Антропологический тип донских казаков (Русский антропологический журнал, 1922)

В.В. Бунак - Антропологический тип донских казаков (Русский антропологический журнал, 1922)

Общий тип донских казаков в целом. Сопоставляя разработанные в отдельности признаки, мы можем отметить следующие характерные для донских казаков особенности. Прямые или слегка волнистые волосы, густая борода, прямой нос с горизонтальным основанием, широкий разрез глаз, крупный рот, русые или светлорусые волосы, серые, голубые или смешанные (с зеленым) глаза, сравнительно высокий рост, слабая суббрахицефалия, или мезоцефалия, относительно широкое лицо. Пользуясь последними признаками, мы можем сопоставить донских казаков с прочими русскими народностями, и они, повидимому, являются более или менее общими для казачьего населения Дона и прочих великорусских групп, позволяя, при более широком масштабе сравнения, отнести донских казаков к одному, преобладающему на русской равнине антропологическому типу, характеризующемуся в общем теми же отличиями. Украинский тип, с его более ясной брахицефалией и более темной пигментацией, оказывается более далеким от донского казачества, хотя по росту они ближе. Незаметно также сколько-нибудь значительных следов примеси иноплеменной крови; они выступают лишь в отдельных пунктах и сравнительно в слабом количестве.

Сопоставляя во-едино отдельные признаки, особенно выступающие в том или ином районе, мы получаем такие элементы, слагающие общий казачий тип:

(1) Настоящий высокорослый, темный, настоящий брахицефальный, широколицый тип, выступающий в донецком районе, отчасти и в нижнедонском.
(2) Светлый, умеренно-высокорослый, слабо-суббрахицефальный, настоящий широколицый, выступающий в станицах среднего Дона.
(3) Смешанный или переходный по пигментации, умеренно высокорослый, мезоцефальный среднелицый, выступающий в Хоперских станицах.


Эти три элемента могут быть выделены, как основные, слагающие общеказачий тип. В качестве вариантов их, можно рассматривать верхнедонской тип, отличающийся от соседнего среднедонского некоторой наклонностью к средним по ширине лица формам. Другим вариантом, не столь ясно выраженным территориально, является выступающая, совместно со вторым основным типом, мезоцефальная разновидность, в прочих признаках сходная с основным типом. Она составляет до 40% в станицах верхнего и среднего Дона и не может быть игнорируема. Наконец, в населении нижнего Дона, можно выделить также мезоцефальную разновидность, отличающуюся от предъидущей более темной пигментацией.<…>

(2) Центральным пунктом донской антропологии является второй тип, составляющий своеобразную разновидность обще-русского, характерную для донского казачества, выступающую особенно в средне-донском районе. По сравнительно высокому росту и светлой окраске он сближается с населением северной полосы России (Тверская, Новгородская губ.), по невысокому головному указателю – с населением соседних степных великорусских губерний. Несколько большая широколицесть вряд ли служит действительно крупным отличием от той или иной из великорусских разновидностей и может быть рассматриваема, как местная особенность, наблюдающаяся и среди других казачьих групп. Наиболее близким к рассматриваемому типу будет, вероятно, население средней Волги, где в Симбирской губернии, по Краснову, встречается также комбинация светлой окраски и слабой суббрахицефалии, с примесью мезоцефалии. По росту донское казачество, видимо, несколько выше, но эта особенность, может быть, также местного происхождения, специально казачье отличие. Возможно также, что и в волжском населении произошло за два последних столетия, вследствие тех или иных причин, небольшое понижение средней роста, усилившее это различие.

С населением средней Волги мы и можем связать по происхождению казаков среднедонских станиц, в их суббрахи- и мезоцефальной разновидности. Историко-географические данные, указывающие на заселение этого района волжскими казаками, выходившими из пограничных в XVII веке, т.-е. из средне-волжских городов, вполне подтверждает возможность такого сопоставления.
Наш второй тип выступает с небольшим уклонением (меньше светлого типа) и в верхне-донском районе, куда, по историческим данным, волжские выходцы, видимо не попадали. Значительное антропологическое сходство этих двух районов заставляет внести поправки в это представление и допустить некоторую инфильтрацию волжского типа в разных направлениях. Но кроме того мы видели, что верхне-донские казаки исторически оказываются связанными с населением прилегающих частей степной Украины XVII и XVIII века. Антропологически судить о сходстве населения этих областей с верхне-донскими мы не можем за отсутствием достаточных данных, но приведенные выше факты говорят за достаточную вероятность сближения верховых казаков с воронежскими и прочими великоруссами. Если последние окажутся несколько темней пигментированными и брахицефальнее, чем наши казаки, то источник этой особенности в нашей группе мы можем видеть во влиянии соседних среднедонских (волжских) казаков, у которых имеются эти отличия.<…>

(3) Смешанный по окраске, умеренно высокорослый, мезоцефальный, среднелицый тип, выступающий в хоперском районе, видимо, близок к великорусскому населению центральных восточных губерний (Тамбовской, Пензенской), от которых он отличается несколько большей, общей для казаков, высокорослостью и, может быть, более светлой окраской (Воробьев). Если вспомнить, что раскольничья и политическая иммиграция доставившая в XVII веке население Хопру и Бузулуку, выходила, главным образом, из городов Тамбовской украины, такое предположение делается очень вероятным. Но к этим раскольничьим поселенцам присоединился видимо, и обще-казачий, более светлый, элемент.

(1) Что касается высокорослого, темного, суббрахицефального, широколицего элемента, выступающего в двух южных районах, то подобную комбинацию признаков мы можем искать лишь среди малорусского населения, в частности, среди некоторых групп Слободской Украины, хотя последние не вполне тождественны с нашими низовыми казаками, будучи несколько темнее, брахицефальнее, низкорослее и не столь широколицыми. В последних двух признаках различия, впрочем, не велики, и, как и в предыдущих случаях, мы можем видеть в них местную казачью особенность. В общем же можно думать, что рассматриваемый тип является одним из ответвлений малорусской колонизации, заселявшей Слободскую Украину в XVIII веке. На нижнем Дону и на Донце эти пришельцы встретили бывшее там казачье население мезоцефального и более светлого типа и в смешении с ним образовали «низовой» тип, более темный и брахицефальный, чем серединные казаки, и не вполне сходный с малорусским. Население двух южных округов содержит, видимо, и малорусские и великорусские элементы и представляет тип смешанный, во многих отношениях переходный. Это предположение вполне согласно с историческими указаниями. Первоначальные группы казаков рылян и путивлян, основавшие донецкие сторожи, соединение их с низовыми рязанскими казаками, позднейший наплыв беглых малороссиян в казачьи станицы, временное присоединение к Донскому Войску некоторой части слободских украинских полков, позволяют нам разобраться в этническом значении предполагаемых антропологических элементов.

В.В. Бунак. Антропологический тип донских казаков // Русский антропологический журнал. Т. 12, кн. 1-2. М., 1922

Скан оригинальной статьи целиком - http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=4281