Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Тайны османских названий Запорожского казачества

«Сарыкамыш казаклары» – именно такое наименование украинских казаков можно очень часто встретить в османских летописях. В переводе на русский язык это будет звучать как «казаки желтого камыша» или «желтой трости». Интересно, что ни историкам, ни языковедам сих пор не удалось до конца выяснить происхождение этого яркого и одновременно загадочного этнонима. К слову, не только он фигурирует в письменных памятниках османов, когда речь идет там о стране «Укранье», «Украйне», «земле русов», а то и прямо – земле «Сарыкамыша», собственно, юге современной Украины, бывшей территории«казацких вольностей». Впрочем  название «козаки желтого камыша» может крывать в себе множество тайн не только о средневековой и модерной эпохах Украины, но и углубляться в еще более глубокое прошлое.

Известный польский востоковед С. Абрагамович в середине ХХ века даже выдвинул версию, что «Сарыкамыш» означало для ближайших соседей казаков – крымских татар, и дальше – турок – землю, полную изобилия, и прежде всего – буйных желтых трав, идеального корма конских табунов, без которых был немыслим кочевой образ жизни. Правда, по мнению польского историка, татары с турками ошибочно назвали «желтым камышом» несколько иную траву – вейник, которым усеяна южная полоса Украины. Ведь внешне вейник схож с камышом, и в южнорусских говорах его нередко до сих пор путают с ним или еще называют: «чаполотом», «чапугой», «чапулой» или «вийныком».

Таким образом «вейник», принадлежащий к злаковым культурам низкого сорта, желтея, набирался мелким зерном – и кочевники, в частности крымские татары, пасли на нем свои табуны, заходя на территории запорожцев. Поэтому среди летописцев Османской империи распространялось название «Сарыкамыш казаклары». Все точно как у Тараса Григорьевича:

«Кажуть, бачиш, що все то те

Таки й було наше,

Що вони тілько наймали

Татарам на пашу».

Так писал Шевченко в поэме «Суботов», наверное, хорошо зная историю рыцарских отношений запорожцев с татарами.

Между тем, видимо первые упоминания о «казаках желтой трости» историкам встречаются в трудах знаменитого турецкого путешественника XVII в. Эвлия Челеби. Вот как он описывает свое пребывание на территории современного Юга Украины: «Поцеловав вместе со слугами и товарищами священную руку хана, мы простились с ним и отправились в Сарыкамышские земли – в Запорожскую страну. Уходя от Чигирина на юг и покрыв расстояние в один переход, мы прибыли в крепость Крылов. Это неприступная каменная крепость на берегу Днепра. В ее нижнем посаде за стремительными рвами стоит пять тысяч домов. Правителем ее является сарыкамышский гетман».

Здесь стоит остановиться подробнее. Старинная крепость Крылов, известная тем, что в ней отбывал заключение сам Богдан Хмельницкий, стоит на берегу устья реки Тясмин – правого притока Днепра. А уже притоком Тясмина служит легендарная река Желтая, в урочище возле которой войско Хмельницкого впервые разбило поляков. Собственно, многие современные турецкие историки, ссылаясь на своего предшественника австрийца Гаммера, толкуют название «Сарыкамыш» в сочетании с «водой». Мол, турки называли запорожские земли “сарыкамышскими», ибо камыши там «желтые» и сама вода в реках, как в той же Желтой, стала такой из-за окиси железняка.

Вот только на этом австриец Гаммер, автор многотомной «Истории Османов», которую он написал в первой половине ХVIII века, не останавливался. Трактуя османские хроники, историк утверждал, что турки вообще делили казаков на три вида: первые «донские» или «черкесские», вторые – точно, «запорожские» или «шелале», что на османотурецком языке означало «водопад, каскад», ну, и третьи – те, которые жили на территории от Днепра и Буга. А уж тех третих османы делили еще на три вида: «барабаш», «поткалы» и собственно «сарыкамышские».

Конечно, если подходить к такой классификации без знания одной особенности османских источников, то в них совершенно можно запутаться. Казалось бы, зная украинскую историю, как «сарыкамышские» казаки должны чем-то отличаться от «запорожских»? Ведь большая территория между Днестром и Бугом в разных местах и в разное историческое время как раз и служила убежищем для запорожцев с их зимовниками. Ответ удивительно прост – турецкие источники часто путаются в своих географических, но прежде всего – топонимических и этнонимических показаниях. И уж вряд ли заморские хронисты могли справиться с таким количеством различных казацких образований: от не менее восьми сечей до реестровых козаков, которые существовали на протяжении отечественной истории.

Поэтому, собственно, в турецких хрониках рядом с названием «казаки Сарыкамыша» существует еще большое разнообразие других характеристик османских соседей. Среди них прежде всего следует выделить название «буткалы», иногда звучавшее и как «поткалы». Поэтому и казаков Задунайской Сечи, которая по милости султана была основана в дельте Дуная после ликвидации Запорожского Войска в Российской империи 1775 года, прозвали буткальским войском. Это название фигурирует и во многих современных работах по истории украинского казачества.

Однако упомянутый польский востоковед С. Абрагамович опять-таки довольно мастерски соединил ее с «Сарыкамышем». Итак, если «Сарыкамыш», по его мнению, указывал на раздолье для пашни кочевников, то «буткалы» свидетельствует, что турки с татарами воспринимали Украину богатой «житницей», каковой она и была известна много веков. Почему так? Один из русских словарей татарского языка под редакцией А. А. Троянского, изданный еще в 1833 году, утверждает, что крымчаки словом «Бутко» или «потка» обозначали кашу. Поэтому «буткалы» или «поткалы казаклар» в дословном переводе означает «казаки, которые имеят кашу». Именно это могло указывать на то, что территория Запорожья или «Сарыкамыша» была местом не только удобным для пашни, но и – зоной выращивания проса, из которого казаки получали пшено для своего славного кулеша.

Однако существуют и другие толкования слов «будкалы» – «поткалы», а значит – и фразеологизма «Сарыкамыш казаклары». Российский тюрколог П. Григорьев еще в 70-х годах, оппонируя С. Абрагамовичу, выдвинул не менее стройную и логичную версию происхождения этих этнонимов. Так в тюркских языках давно звучит еще слово «бютека», которое обозначает всякую траву. А слово «бюте», что имеет и форму «бута» – пучок, куст, ветку. Ту же «ветвь» или еще «побег» означают и слова «бутак» и «путак». Итак, отталкиваясь от этих всех словоформ, русский востоковед перевел этноним «буткалы казаклар» как «казаки с пучком травы» или просто – «казаки с травой бютеке». Что это могло значить?Конечно – указание на оселедец, которыми казаки вслед за многими тюркскими кочевниками украшали свои бритые головы. Впрочем, как на Григорьева, такое название запорожцам могли иронично, вроде российского «хохол», приклеить крымские татары. Далее же она, получив серьезное содержание, попала и в ряды официальных имен османских летописцев.

Если же признать версию о «хохлатых казаках» подлинной, то более банально-простым станет и объяснение топонима «Сарыкамыш», или «сарыкамышские земли», где и жили запорожцы. В таком случае турки с татарами действительно именовали юго-восток Украины «Сарыкамыша» по понятной причине – эти земли были усеяны реками с плавнями, камышами и тростниками, которые желтели осенью. Эта территория запорожцев, по Гаммеру, простиралась для турок от Днепра до Буга, однако практически ею называли и левобережную Укранью, где также господствовали «казацкие вольности».Например, тот же Эвлия Челеби уже в другом месте своей «Книги странствий» утверждает следующее: «Из-за того, что [в местности, расположенной] между Днепром и Черным морем, на песчаных землях, есть колодцы с прекрасной и вкусной водой, татары называют ее Копкую, что означает «местность, где много колодцев». Здесь совсем нет и следов каких-либо строений. И только на дорогах, принадлежащих неверным, много таких мест, где устраивают засады.

Отсюда мы поднялись и шли на восток двенадцать часов до стоянки Сарыкамыш. Это опасное и страшное место, заросшее камышом, на берегу Днепра. Неверные казаки прячутся в этих камышовых зарослях, охотятся на пеших и проезжих и берут их в плен, заковывая в цепи».

Таким образом, район Копкую с вкусной водой, существование которого подтверждает Челеби, должен простираться на территории современной Херсонской области, на левобережье Украины. Поэтому оттуда путешественник с войском крымских татар направился к «Сарыкамышу» еще дальше вглубь Левого Берега.

Очевидно, под названием «Сарыкамыш» турки имели в виду более широкую территорию, чем междуречье Днепра и Буга. Между прочим, на Днепровском лимане в Херсонской области один из мысов до сих пор хранит отголоски тех времен. Он так и называется – «Сарыкамыш», как и село на его побережье; правда, недавно на официальных картах он значится как Днепровское.

Наконец, «казаками желтой трости» османы звали не только украинских, но иногда – даже донских казаков. Это опять же указывает на то, что земли «Сарыкамыша» охватывали все северное Причерноморье.

Эти красноречивые факты направили отдельных лингвистов и историков и еще дальше на многие столетия в прошлое. Так значительное количество письменных источников античности, от Плутарха до Тацита с Плинием свидетельствуют, что на территории северного Причерноморья с Приазовьем, от Кубани до Южного Буга, начиная с VI-V вв. до н.э. и ориентировочно в течение нескольких первых веков н.э. обитали племена дандарии. Относительно их происхождения также существуют различные версии. Однако известный российский лингвист А. Трубачев объяснил название этого народа на основе древних индоиранских языков как «камышовые арии» – есть те, что «живут возле камышей и тростника».Собственно, первый компонент этого сложного слова академик вывел от слова «Данди» – «камыш, тростник». Вот только помогли российскому языковеду в его поисках именно османские источники.Увидев у немецкого историка XVII века Туманна упоминание о «Сарыкамыш казаклар», которые жили на Нижней Кубани, Трубачев и пришел к выводу, что явно тюркские народы перенесли на тех казаков собственный переведенный вариант древнего иранского этнонима – «дандарии». Ведь и «Сарыкамыш казаклар», о которых упоминал Туманн, также жили как раз на местах расселения дандариев.

Логично, что, согласно версии Трубачева, турки с татарами могли распространить название «Сарыкамыш» и на целый юг Украины как собственный перевод древнеиранской лексемы для обозначения индоарийского племени.

Но и версия известного академика пока также остается лишь версией.

Между тем упоминания о «казаках желтой трости» сквозной нитью пробегают по страницам старых османских манускриптов. Да и не только они. Завершая эту публикацию, не можем не упомянуть и о других названиях казаков в турецких летописях. Например, несколько из них было образовано от имен или прозвищ казацких вожаков: «Барабаш-казаки» и «Игнат-казаки», где сразу слышится намек на распространенную среди казацких полководцев фамилию «Барабаш» и украинское имя «Игнат». Кстати, как отмечают отдельные исследователи со времени гетмана Петра Дорошенко, который ввел Украину под протекторат султана, название «Барабаш – казаклары» османы применяли к левобережным казакам и гетманам, с которыми воевали. В то же время своих союзников, правобережных казаков, турки звали «Кардаш казаклары», то есть – «братские казаки». Добавим, что выражение «Кардаш казаклары» нередко фигурирует в османских текстах параллельно «сарыкамышскими», особенно когда речь идет о временах протектората османов на украинских землях, то есть во второй половине XVII в.

В конце – концов классифицировали османы казаков и совершенно узко по географическим признакам.Скажем, существовали такие их названия: «озы казаклары», т.е. «Днепровские» от османотурецкого названия этой реки – «Оззи». А еще «Аксу казаклары», это уже «Бугские». С последним же названием связан еще один интересный нюанс. Турецкое название реки «Буг», «Аксу» в переводе – «белая вода».Но только остроумные тюрки, обыгрывая это название, немного переиначили на свой лад первый ее звук, и стало слово – «мутная вода». Поэтому «бугские казаки» или «белой воды», обернулись «мутными», что, безусловно, указывало на мятежную натуру запорожцев. Однако и «казаки желтого камыша» нередко прозывались не иначе как «сарыкамышскими бандами».

 Украинским исследователям, вероятно, еще придется приложить немало усилий, чтобы постичь все загадки турецких названий казаков-запорожцев, а заодно – и украинцев. Ведь шелест того леса головоломок до сих пор доносится до нас из прошлого. Но не так же шумят осенью в южнорусских плавнях и наши «сарыкомыши»? …

Олесь Кульчинский, Институт востоковедения им. А.Ю. Крымского.  ИА УММА