Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Последние сообщения на форуме

RSS-материал
Общий сход Вольной Станицы - место общения казаков и их гостей. Вольная Станица - национальный казачий форум.
Обновлено: 2 часа 47 минуты назад

ДОНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ ПОЛИТИКЕ ЭПОХИ «ВЕЛИК

СБ, 2018-03-31 05:45
Старый (Добавлено Пн янв 15, 2018 2:53 pm)
ДОНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ ПОЛИТИКЕ ЭПОХИ «ВЕЛИКИХ РЕФОРМ» (1860 - 1870-е ГОДЫ)
10.12.2017

Модернизация Российской империи во втор. пол. XIX - нач. XX в. породила или обострила различные вопросы практически во всех сферах жизни: от экономической и социальной до этно-конфессиональной. Наряду с аграрным, рабочим, еврейским, польским, исламским и прочими вопросами с сер. XIX в. актуализируется так называемый казачий. «Замирение» Кавказа и степи, завершение территориальной экспансии привели к изменению статуса большинства казачьих земель. Из окраинных, потенциально опасных для мирной жизни и нормального хозяйствования они переходили в разряд внутренних «губерний». Этот, на наш взгляд, наиболее важный, но далеко не единственный фактор заставлял центральную власть задуматься над следующими проблемами: что делать с многочисленным военизированным населением и занятыми им землями, богатыми природными ресурсами? Как интегрировать казачество - с точки зрения власти, особое военное сословие - в социально-экономическое и правовое пространство империи, меняющееся вследствие отмены крепостного права и утверждающихся капиталистических отношений? Какие условия необходимы для эффективного использования казачества в качестве регулярной военной силы и сельскохозяйственного труженика?
От того, насколько успешно или неуспешно решались упомянутые проблемы, зависела судьба казачества, донского в частности. Власть, предпринимая ту или иную реформу, не могла не учитывать и позицию самого казачества, его отдельных представителей или массовые настроения, опасаясь, быть может, несколько преувеличенного, протестного духа исконных, «природных» казаков. В этом смысле судьба казачества находилась и в его же собственных руках.
Период с конца 1850-х до начала 1870-х годов в истории казачества связан с активной правительственной политикой, направленной на развитие преимущественно «гражданского быта» казачьих войск. Ее содержание, а также роль самого казачества в преобразовательном процессе являются предметом исследования в настоящей статье.
Когда донской войсковой наказной атаман (далее - в.н.а.) М.Г. Хомутов отправлял рапорт №197 от 31 августа 1856 г. в Военное министерство о необходимости переиздания Положения 1835 года после определенной кодификационной работы [1], он и не рассчитывал, что его инициатива послужит проводником для будущих преобразований, затрагивающих практически все стороны жизни казачества. Однако первоначально в Управлении иррегулярных войск (далее - УИВ) предложение атамана было воспринято буквально, т.к. действительно с 1835 г. накопилось значительное количество различных законодательных актов, которые меняли или дополняли отдельные статьи Положения. Так, в планах УИВ на 1860 г. предполагалось пересмотреть существующие для казачьих войск войсковые положения, перевооружить иррегулярные войска современным оружием, увеличить жалование казачьим офицерам, развить конно-заводское дело, продолжить казачью колонизацию левого берега Кубани и пр. Все намеченные мероприятия опирались на традиционный взгляд на казачество как исключительно военное сословие, «главнейшая обязанность которого состоит в прочном охранении государственных границ» [2]. В начале 1860 г. в Новочеркасске (как и в других казачьих «столицах») был открыт комитет для пересмотра войскового положения. Его активная деятельность разворачивалась в условиях существенного изменения вектора государственной казачьей политики. К обстоятельствам, непосредственно повлиявшим на корректировку курса, следует отнести приход в Военное министерство Д.А. Милютина, отмену крепостного права, предоставление по высочайшему рескрипту Александра II от 24 июня 1861 г. льгот кубанским казакам при заселении предгорий Западной части Кавказского хребта (утверждение частной собственности на войсковых землях), в развернутом виде зафиксированных в специальном Положении от 10 мая 1862 года.


С личностью Д.А. Милютина (с августа 1860 г. товарищ военного министра, с ноября 1861 г. военный министр) связывают масштабные военные реформы 1860-1870-х годов. Новый министр, по мнению современников, был последовательным и стойким противником сословных привилегий, для него государственные интересы всегда стояли выше всех остальных. Д.А. Милютин являлся убежденным сторонником проведения реформы сверху, которая, по его словам, «должна быть общая для всей империи; всякое исключительное применение к той или другой местности вредит единству государства, возрождает сепаратизм и соперничество» [3]. Среди выдающихся личных качеств Д.А. Милютина как государственного деятеля и политика его бывший начальник по Кавказской армии кн. А.И. Барятинский в письме к Александру II (1860 г.) обнаруживает и такие черты характера: «...он (Д.А. Милютин. - В.А.) разделяет почти общий недостаток всех русских - ненавидит все, что не Великорусского происхождения, к тому же он со страстью предается своим симпатиям и антипатиям...» [4]. Таким образом, если учесть, что казачество обладало, по мнению современников, значительными привилегиями и особым укладом жизни, занимало территории со специфическим управлением, а до конца не выясненная история «природного» казачества указывала на разные «этнические» источники его происхождения, то можно предположить, насколько непростые должны были складываться взаимоотношения Д.А. Милютина и казачества в целом, и донского в частности. Тема «Милютин и казачество» достойна отдельного исследования, здесь же мы отметим только два документа, которые наиболее ярко демонстрируют отношение Милютина к казачеству, по крайней мере, до начала 1870-х годов.
В 1840 г., готовя ответ на предложение генерала Холанского об обращении всего Кавказского края в «казачье войско», Д.А. Милютин писал: «Всем известны невыгоды всякого вооруженного населения. Везде, где подобные учреждения существовали, они были вынуждены крайней необходимостью и терпелись как зло... Однако ж всякое правительство старается, по мере возможности, уменьшить этот разряд населения и там, где исчезнет цель, с которою оно было некогда учреждено, должно всеми силами стараться подводить его под общие государственные установления. Так, например, донское казачество, некогда составляющее касту, исключительно воинственную, теперь организованы на таких основаниях, что, по возможности, более подходят к общей массе народа...» [5]. Программа планируемых Д.А. Милютиным уже в качестве военного министра преобразований, в том числе и в иррегулярных войсках, встречается в его известном высочайшем докладе от 15 января 1862 года. В нем мысли о казачестве «раннего» Милютина получают свое развитие. В самом начале доклада говорилось, что содержание казачества как вспомогательной силы не обходится государству даром, т.к. казачьи полки на действительной службе в мирное время стоят казначейству в год от 8 до 9,5 млн. рублей затрат. Далее затрагивался вопрос, «в какой степени существование казачьих войск, при настоящем их устройстве, доставляет государству выгоды и в отношении экономическом, и в отношении политическом». И хотя ответ на вопрос не подразумевался, его появление в докладе весьма показательно. Главная же задача в отношении казачьих войск виделась в согласовании «сколь возможно, …исключительно воинского быта целого населения с общими условиями гражданственности и экономического развития». Ее реализацией, как отмечалось в докладе, должны были заняться местные комитеты по пересмотру войсковых положений, т.к. «казаки сами начинают чувствовать, что некоторые из прежних постановлений, считавшихся ограждениями казачьих льгот и прав, обратились в стеснительные оковы для преуспеяния интересов вещественных и развития нравственного» [6].
Использование властью общественного мнения, инициативы «снизу» после истории с рескриптом Назимову являлось апробированным и действенным средством привлечения местных сил для подготовки преобразований и разделения ответственности. В казачьей среде, преимущественно в лице гвардейских офицеров, наиболее образованных и близких к петербургским высшим военным и интеллектуальным кругам, а также казачьих чиновников, работавших при УИВ, зрели идеи по реформированию казачьих войск. В книгах и статьях донского генерал-майора И.И. Краснова, черноморского казака - офицера и писателя И.Д. Попко встречались пожелания о необходимости развития торговли и образования среди казаков, о мерах по поднятию их «гражданского благосостояния», которые в итоге выведут казачество «на большую дорогу цивилизации» [7]. Более четкую и развернутую программу реформ в отношении донского казачества высказал в своей записке, поданной военному министру в 1859 г., действительный статский советник А.Д. Крылов. С 1858 г. по 1860 г. он с небольшими перерывами находился на Дону, готовя отмену винных откупов, и, видимо, успел неплохо изучить казачий край [8]. Руководствуясь своей главной мыслью, что потенциально богатая природными и людскими ресурсами донская земля используется неэффективно и не приносит должного дохода государству, А.Д. Крылов предложил «сделать из казаков не только военных людей, но и полезных государству граждан» и вывести Землю войска Донского (далее - ЗвД) из «замкнутого», «полудикого» состояния «военной колонии». Для этого он планировал предоставить всем жителям ЗвД, в том числе и иногородним, право полной частной собственности на землю, включая войсковую и общественную, разрешить донским казакам свободно покидать пределы края, а иногородним, наоборот, селиться и приобретать различную собственность на Дону, уменьшить обязательное по штату число полков с ограничением ежегодного требования их на службу и т.д. [9] Записка А.Д. Крылова не была поддержана в Военном министерстве, но его идеи нашли положительный отклик у крупных донских землевладельцев-помещиков.


Отмена крепостного права существенно меняла ситуацию с землевладением на Дону. Бывшие крепостные крестьяне теперь становились собственниками земли с правом ее купли-продажи. Донские же помещики пользовались потомственными участками земли, которые могли быть проданы только представителям казачьего сословия, при этом за войсковыми властями закреплялось право изъятия земельного надела у любого казака-землевладельца. Таким образом, находясь под угрозой сокращения и даже потери рабочих рук, не имея возможности продажи земли или сдачи ее в аренду на более выгодных условиях из-за отсутствия свободных капиталов и богатых арендаторов, поддержать идеи Крылова было в интересах донских помещиков. Сначала в рукописном виде [1]0, а затем на страницах периодической печати появились статьи местных авторов, в которых высказывались пожелания о распространении частной земельной собственности, о допущении беспрепятственного проживания иногородних на Дону и владения ими движимым и недвижимым имуществом [11].
Взгляды крупных донских землевладельцев совпали с решением Александра II предоставить льготы кубанским казакам при заселении предгорий Западной части Кавказского хребта. В нач. 1861 г. казаки Хоперского полка и Ейского округа отказались участвовать в колонизации за кубанских земель, сославшись на «разорительные» условия переселения [12]. Столкнувшись с прямым физическим противодействием со стороны казаков, власть была вынуждена пойти на уступки. Упомянутыми высочайшим рескриптом и Положением от 10 мая 1862 года земли на новом месте переселяющимся казакам передавались в вечное и потомственное владение, а остающиеся от переселенцев усадьбы и свободные войсковые земли могли продаваться как лицам казачьего, так и неказачьего происхождения. Кроме того, в Положении оговаривались обстоятельства зачисления и выхода из казачьего сословия [13]. За этими решениями стояла фигура наместника Кавказа генерал-фельдмаршала кн. А.И. Барятинского, личного друга Александра II. В его отношении на имя военного министра Н.О. Сухозанета от 2 апреля 1861 г. просьбы переселяющихся станичных обществ о продаже своих земель признавались обоснованными. Кроме того, А.И. Барятинский посчитал, что такая разрешительная мера «потребует изменения некоторых постановлений общих по всем казачьим войскам», т.к. «замкнутость казачьего сословия» и сложившийся порядок землепользования «...отнимают у казака естественное стремление к улучшению своего быта... мешают гражданскому развитию края; …составляют резкую аномалию между другими сословиями», «развивают дух отдельности в государстве» [14].
Переплетение государственных и частных интересов в отношении казачества, разная степень готовности казачьих войск к реформам (обнаружившаяся при рассмотрении примерных программ местных комитетов по пересмотру войсковых положений), а также желание Александра II распространить дарованные кубанским казакам льготы «на прочие войска в видах развития торговли и промышленности» [15] привели Военное министерство к конкретизации своих планов по преобразованию казачества.


В начале лета 1862 г. на рассмотрение местного казачьего начальства поступила записка, озаглавленная как «Соображения учрежденного при УИВ комитета о главных началах, которые должны быть приняты в руководство при составлении новых положений о казачьих войсках» [16]. Идеи, высказанные в записке, на наш взгляд, задали направление целой эпохе в реформировании казачества со значительным «гражданским» уклоном. «Соображения», изложенные на 32 страницах, требуют отдельного источниковедческого анализа, мы же остановимся, позволив обильное цитирование, на 12-ти основных вопросах, на которые, по мнению авторов записки, должны были обратить внимание в своей работе местные комитеты. Итак, это:
«1) уравнение прав Генералов, Штаб и Обер-офицеров, потомственных и личных дворян казачьих населений с правами потомственных и личных дворян Государства, ...отмена для всех означенных лиц обязательной службы и предоставление им выбора рода службы, жизни и занятий в пределах или вне войсковых земель, с исключением или без исключения из войсковых граждан.
2) ограничение числа выставляемых каждым казачьим населением строевых частей… , какое число служащих казаков необходимо для содержания положенного штата числа войск.
3) определение самой системы формирования строевых частей…
4) предоставление излишку населения сверх того числа, какое необходимо на сформирование строевых частей с надлежащими сменами, добровольного выхода из войскового сословия; привлечение желающих освободиться..., разными преимуществами и выгодами, оставаться в казачьем сословии и образовывать в войске классы полезных граждан.
5) дозволение казакам низшего сословия исключаться из войск по мере излишка народонаселения...
6) освобождение желающих от обязательной военной службы с потомством, для избрания другого рода жизни и занятий, - отдавая между соискателями преимущество умственному и художественному образованию, капиталу и способностям к практическим занятиям. ... При этом должно быть постановлено, чтобы не служащие в войске потомственные и личные дворяне и освобожденные от обязательной службы простые казаки не пользовались поземельным наделом.
7) уравнение не служащих классов казаков с соответствующими сословиями в Государстве по правам и обязанностям, исключая рекрутской повинности и подушной подати.
8) допущение приема в казачьи сословия, с согласия Наказного Атамана и станичных обществ, лиц всех сословий, но с тем, чтобы все поступающие в казачье сословие не для военной службы, а для зачисления в местное гражданство, а также потомство казаков, уволенных от обязательной военной службы, не были освобождаемы от исполнения тех повинностей, как денежных, так и натуральных, которыми они по своему сословию подлежат.
9) дозволение водворяться в казачьих пределах людям всех состояний, без зачисления в казачье гражданство и приобретать недвижимую собственность.
10) допущение в казачьих войсках частной поземельной собственности, посредством продажи свободных войсковых земель, с тем, чтобы общественная земля оставалась в таком количестве, какое необходимо для надела действительно служащих казаков, хотя бы число их и превышало штатное число строевых частей, и чтобы сверх того был достаточный запас земель для надела служащих казаков на случай приращения народонаселения.
11) дозволение обратного перехода из местных казачьих сословий в военную казачью службу, по мере количества свободной общественной земли.
12) предоставление покупщикам войсковых земель права полной собственности, с обязанноcтью платить войску подесятинную пошлину и отправлять все земские повинности...» [17].
Таким образом, «соображения» затрагивали коренные основы казачества: его права и привилегии, земельные отношения, порядок военной службы - и носили поистине «революционный» характер. Для более широкого общественного резонанса, в том числе, видимо, и в расчете на читающую казачью публику, идеи, изложенные в записке, были озвучены в периодической печати. Мысль о том, что «казачество нужно России не как сословие, а как оружие», высказанная в статье «По поводу открытия комитетов для пересмотра положений в казачьих войсках» первого номера «Военного сборника» за 1861 г., получила свое дальнейшее развитие на страницах одного из наиболее влиятельных и популярных журналов второй пол. XIX в. - «Русского вестника» М.Н. Каткова. В статье «О преобразованиях в казачьих войсках» (№8 за 1862 г.) ее автор, подписавшийся псевдонимом «Есаул», в изящной литературно-полемической форме разъяснил практически все основные пункты «Соображений». Используемый псевдоним [18], а также стиль письма указывают на упомянутого уже И.Д. Попко как на автора публикации. Если учесть, что в это время И.Д. Попко, уже признанный мастер пера, занимал должность штаб-офицера для особых поручений при начальнике УИВ, а также с октября 1861 г. по май 1862 г. состоял членом петербургского комитета по подготовке проекта положения о Кубанском казачьем войске [19], весьма «либерального» по отношению к казачьим устоям, то в нем можно увидеть если и не одного из авторов «Соображений», то по крайней мере влиятельного казачьего офицера, искренне разделяющего идеи радикального реформирования казачества.
Общественный резонанс в виде всплеска печатного слова на казачьи темы действительно был достигнут [20], но на Дону он приобрел весьма тревожный для правительства оттенок.

С начала работы комитета по пересмотру войскового положения в местной газете «Донские войсковые ведомости» в неофициальной ее части стали регулярно появляться статьи, в которых обсуждались вопросы текущей деятельности комитета. В 1862 г. на страницах издания развернулась полемика между сторонниками частной собственности на землю и предоставления широких прав иногородним и, соответственно, противниками подобных взглядов, позднее в литературе прозванных «прогрессистами» и «казакоманами» [21]. Идейным покровителем последних являлся начальник штаба войска Донского кн. А.М. Дондуков-Корсаков. Он открыто выступил с критикой планов Военного министерства [22]. По мнению Д.А. Милютина, А.М. Дондуков-Корсаков, пользуясь своим положением, задал «вредное» направление в местной журналистике, причем настолько, что в разбирательстве по поводу некоторых публикаций в войсковых ведомостях участвовал лично Александр II [23]. Таким образом, «Соображения», получившие широкую огласку, еще больше взбудоражили наиболее образованную часть местного общества. В конце лета 1862 г. в.н.а. М.Г. Хомутов выехал в Санкт-Петербург с прошением об отставке. В переписке с бывшим атаманом А.М. Дондуков-Корсаков неоднократно упоминал о «ширящихся в войске слухах и толках», о желании дворянства ввести в состав комитета выборных представителей от всех сословий края и, наконец, о «беспокойствах в станицах» [24]. Назначение в сентябре того же года на должность нового атамана престарелого, умудренного жизнью и опытом, покрытого славой Кавказской войны и широко известного казакам генерала-адъютанта П.Х. Граббе временно стабилизировало ситуацию. Кроме того, планировалось удалить из войска «взбунтовавшегося» начальника штаба, на его место поставив заместителя начальника УИВ донского генерала А.П. Чеботарева, чиновника «прогрессивных» взглядов, близкого друга семьи упомянутого выше генерала И.И. Краснова [25]. Однако П.Х. Граббе попал под влияние А.М. Дондукова-Корсакова, не спешил с его заменой, выступил категорически против фигуры А.П. Чеботарева и поддержал предложение донского дворянства об участии выборных в работе комитета. Из поступавшей информации с Дона Д.А. Милютин сделал вывод о существовании в казачьем крае «партии, которая, опираясь на предания старины, упорно противодействует всякому правительственному распоряжению, не соответствующему ее мечтам о какой-то воображаемой автономии и самостоятельности Донского войска» [26]. На фоне вспыхнувшего в январе 1863 г. восстания в Польше продолжение А.М. Дондуковым-Корсаковым исполнения обязанности начальника штаба, по свидетельству современника описываемых событий А.А. Карасева, в Петербурге вызвало «опасение, что князь, пользуясь слабостью атамана и опираясь на «казакоманов» и всех тех, кто враждебно смотрел на проект о «гражданских» казаках, решился не слушать приказаний свыше, поднять на Дону тревогу и взбунтовать население» [27]. Отправленный в начале 1863 г. на Дон, под формальным предлогом надзора за рекрутским набором, флигель-адъютант Александра II Н.В. Мезенцев подтвердил прошедшие летом волнения в станицах, «сочувствие» староверческого многочисленного населения партии «казакоманов», а также критику ее сторонниками правительственных мер, «принимающую даже характер оппозиции... крайним проявлением которой суть мечтания некоторых горячих молодых голов... об автономии Донского края». В целом же Н.В. Мезенцев констатировал, что казачество «верноподданнически любит Государя», а для «либеральных идей в Донском крае нравственная почва неудобна к их развитию» [28]. Тем не менее сложившаяся ситуация на Дону продолжала беспокоить центральную власть. Для нормализации обстановки на конец лета 1863 г. была намечена поездка Александра II и наследника престола Николая Александровича в Новочеркасск. 16 февраля 1863 г. А.М. Дондуков-Корсаков был выдворен за пределы ЗвД под присмотром специально для этого присланного из Петербурга генерала Ф.В. Орлова-Денисова [29], а в апреле того же года Д.А. Милютин уступил требованиям донского дворянства и П.Х. Граббе, разрешив участвовать в работе комитета выборным депутатам (2 представителя от поместного и беспоместного дворянства каждого округа и 1 депутат от каждой станицы) [30]. Однако казаки, прежде всего Новочеркасска, продолжали выражать свое недовольство, теперь уже по поводу строящейся Грушевской железной дороги, имеющей важное военно-стратегическое и торгово-экономическое значение. В беседе с инженером-железнодорожником А.И. Дельвигом, которому предстояла командировка на Дон для разбирательства конфликта, Д.А. Милютин признался: «...не посылать же войска для усмирения казаков особливо в то время, когда от них требуется присылка полков для усмирения царства Польского» [31]. Таким образом, посещение Донской земли царствующими особами приобретало еще большее политическое значение.


31 июля 1863 г. Николай Александрович прибыл на донскую землю для участия в войсковом круге, на котором ему планировалось вручение «пернача» - знака атаманского достоинства. По традиции, заложенной при Николае I, торжественно передавать пернач должен был отец и государь [32]. Однако Александр II отказался от поездки в Новочеркасск [33]. Ричард Уортман объясняет отсутствие государя «напряженной международной ситуацией» [34]. Тем не менее, польские события не помешали Александру II ровно на время нахождения сына на Дону (с 31 июля по 11 августа) выехать в Нижний Новгород, посетить тамошнюю знаменитую ярмарку, выслушать депутацию от торгового сословия, вернуться в Москву, побывать во Владимире и Твери и не провести ни одного более или менее значимого совещания, посвященного волнениям на западных окраинах империи [35]. Думается, что игнорирование Александром II важной для казаков церемонии «освящения» атаманской власти являлось знаком высочайшего недовольства и выражением личной обиды из-за сопротивления большинства казачества, и даже местных властей, правительственным мерам. Казаки или поняли это, или вполне искренне настолько ярко выразили свои верноподданнические чувства, что совершенно «очаровали» молодого Николая Александровича, не преминувшего, впрочем, демонстративно как приехать в ЗвД, так и покинуть ее по Грушевской железной дороге, споры из-за которой к этому времени были уже отрегулированы [36].
Окончательную точку в «умиротворении» донского казачества поставил Александр II, подписав Высочайшую грамоту Донскому войску 8 сентября 1863 года - в день рождения наследника престола. В грамоте говорилось о сокращении для донских казаков сроков службы: полевой - с 25 до 15 лет, внутренней - с 12 до 7 лет, и, главное, в ней содержались следующие слова: «Мы подтверждаем все права и преимущества..., утверждая Императорским словом нашим, как нерушимость настоящего образа его служения, стяжавшего войску Донскому историческую славу, так и неприкосновенность всех выгод, угодий и окружности владений его, приобретенных трудами, заслугами и кровью предков его и утвержденных за войском Монаршими грамотами 27 мая 1793 г., 30 августа 1811 г., 19 ноября 1817 г. и 23 февраля 1832 г.» [37]. С одной стороны, дарование грамоты в свете прежде демонстративного пренебрежения Александра II к церемонии посвящения сына в атаманы выглядело как императорское прощение, с другой, и, видимо, на самом деле, грамота была уступкой «взбунтовавшимся» казакам [38]. Она, по крайней мере, на словах, дезавуировала намерения Военного министерства преобразовать казачество в духе 12 пунктов вышеупомянутых «Соображений».
Получение грамоты и наличие «общественных» депутатов в составе донского комитета по пересмотру войскового положения существенно повлияли на результаты его деятельности. В начале 1864 г. проект нового положения о войске Донском был направлен на рассмотрение в Военное министерство [39]. К сожалению, ни С.Г. Сватикову, ни современному историку Р.Г. Тикиджьяну, которому принадлежит отдельная статья о местном комитете, как, собственно, и автору этих строк, не удалось найти проект в законченном цельном виде [40]. Многочисленные же косвенные данные свидетельствуют о том, что ключевым моментом проекта является интерпретация его авторами различных прав и привилегий казаков, закрепленная в 19 статьях трех глав с характерными названиями: «О сословных правах и преимуществах», «Права личные» и «Особенные личные права». В сокращенном виде эти казачьи «права» выглядят следующим образом: вся земля, а также местные войсковые доходы составляют неотъемлемую собственность войска; расходы из войсковых сумм производятся по особому войсковому бюджету; войсковые офицерские чины в правах и преимуществах равняются соответственно чинам армии; административные и судебные должности по внутреннему управлению войска замещаются по выбору общества и только лицами войскового сословия; прием в казачье сословие лиц других состояний запрещается; казачье сословие освобождается от платежей податей в казну и от поставки рекрутов; право общинного пользования простирается только на земли, отведенные в юртовое станичное довольствие, и принадлежит исключительно гражданам станицы; право частного владения на земли простирается только на земли, в частное владение предназначенные; торговля и промыслы, производимые донскими казаками внутри войска, освобождаются от всех казенных пошлин, производимые же вне пределов войска подчиняются общим законам Империи; казакам дозволяется переходить по собственному желанию в другие сословия Империи, но на определенных условиях; войсковые дворяне, потомственные и личные, пользуются всеми личными правами и преимуществами Русского дворянства, с изъятиями, относящимися до воинской повинности; духовенство казачьего происхождения пользуется всеми правами своего состояния, наравне с православным духовенством Империи, но остается в казачьем сословии [41]. Такое видение казачьих прав не могло не отразиться на остальных статьях проекта, в которых не нашлось места частной собственности на землю в ее чистом виде, четко прописанному положению иногородних и бывших крепостных крестьян на Донской земле и т.п.
Разосланный Военным министерством по другим ведомствам для согласования проект получил жесткую критику с их стороны, за ис-ключением, пожалуй, только Святейшего Синода [42]. Главным противником проекта выступил министр внутренних дел П.А. Валуев. Для него совершенно неприемлемыми оказались статьи, в которых допускалось замещение всех должностей по внутреннему управлению войска только лицами войскового сословия, а также запрещался прием в казаки иногородних. Министр увидел в этом «желание поддержать принцип обособления края». По мнению П.А. Валуева, «…подтверждением доводов расширить право казачьего сословия внутри войска и укрепить замкнутость от единства с Империей служит то, что Комитет, проектируя ст.339, относит к обязанностям поземельного отделения: «охранение неприкосновенности войсковых границ», ибо в противном случае, вместо слова «границ», следовало поставить слово «земель», чтобы устранить и самую мысль о неприкосновенности границ между составными частями всего государства. Конечно, - продолжает П.А. Валуев, - настоящее обстоятельство, отдельно взятое, не подлежало бы, может быть, и суждению по мелочности заключающегося в нем предмета, но значение его в совокупности со всеми другими статьями проекта положения, клонящимися к обособлению страны, делается несомненным и не должно уже быть обойдено незамеченным. Наконец, увлечение к предвзятой идее о замкнутости является неразумным; в ст.442 на основании коей все должности по учебным заведениям замещаются училищными чинами обоего пола, преимущественно из казачьего сословия. Тут не сделано даже никакой оговорки, следовательно, допускается прямое заключение о преимуществе менее способных, если только они принадлежат к казачьему сословию, над более способными, если последние, по происхождению из уроженцев Империи, не подходят к этому условию» [43].


Д.А. Милютин полностью разделил мнение критиков проекта и сам лично дал ему негативную оценку [44]. Таким образом, результаты деятельности донского комитета оказались не востребованы как «не соответствующие духу новейшего законодательства» [45]. Неудача с подготовкой положения о Донском казачьем войске является переломным моментом в истории реформирования казачьих войск в 60-70-х гг. XIX века. Несмотря на то, что в представленных проектах положений от других казачьих комитетов, в отличие от донского, в большей степени были учтены пожелания УИВ, в Военном министерстве в дальнейшем отказываются от разработки некоего общего, универсального положения, регулирующего практически все стороны казачьей жизни, каким ранее было Положение 1835 г. о Донском войске. В новых бурно развивающихся капиталистических социально-экономических условиях, требующих постоянных правовых корректировок, наличие тяжеловесного, юридически «неповоротливого» положения/положений подразумевало бы его хроническую кодификацию и доработку, что постепенно отдаляло бы его от реальных потребностей жизни. Кроме того, в существовании отдельных казачьих положений можно было при огромном желании увидеть намек на некое подобие конституции и почву для потенциального роста автономистских, как в случае с донским войском, или областнических (например, сибирское войско) идей, что противоречило новому унификационному имперскому курсу, реализуемому под девизом «единая и неделимая Россия». Вместе с тем итоги деятельности казачьих комитетов показали разную степень готовности и восприимчивости отдельных казачьих войск к реформированию, продемонстрировали желание со стороны некоторых казачьих местных администраций и части населения видеть у себя те или иные изменения. Это повлияло на сохранение прежнего курса Военного министерства в отношении казачества и создание в октябре 1865 г. в Петербурге Временного комитета по пересмотру казачьих законоположений (точнее, его канцелярии), в состав которого вошли наряду с представителями от различных министерств депутаты от казачьих войск
https://zen.yandex.ru/media/id/5a0b25de ... 6ae8d7e1ff

станица Неберджаевская

ПТ, 2018-03-30 05:30
Андрей Рудик (Добавлено Ср мар 21, 2018 11:20 am)
Казак ст. Неберджаевской Вербицкий Иван Николаевич, 1894 г.р.
В Гражданскую войну в Кубанских частях ВСЮР. Арестован в 1937 г., повторно в январе 1941 г. , 6 лет ИТЛ. Дальнейшая судьба не известна. Вероятно погиб в местах заключения.

Генетические исследования происхождения казаков

ЧТ, 2018-03-29 05:15
Кубанец (Добавлено Ср мар 28, 2018 10:38 pm)
Валерий Кравченко писал(а):Здорова.

Вот сына женю через две недели, потом как забогатею, тода и да.


Поделись потом опытом

КУБАНСКИЕ ХУТОРА

ЧТ, 2018-03-29 05:15
dzick (Добавлено Вс янв 14, 2018 8:39 pm)
"Хутор "Роща" древний. И расположен он в области Войска Кубанского, Баталпашинского отдела. Основали Рощу выходцы из станицы Беломечетской в долине двух речек - Невинка и Глубокая (на карте эта речка называется "Голая" - Л.С.). Хороший хутор, да землицы у простых людей маловато. Скотом тоже не все богаты. Вот Кошелевы или там Бирюковы..."
Источник: Сербиненко В.Я. БЫЛЬ О КОЧУБЕЕ. Документальная повесть.

Генетические исследования происхождения казаков

СР, 2018-03-28 05:00
Валерий Кравченко (Добавлено Пн мар 26, 2018 5:55 pm)
Здорова.
Мы с тобой по 100 баксов на снип зажали.
И по факту ещё не знаем что да как.
Мы конечно же хорваты, али сербы, что как русский и хохол равнозначно.
Тока я думаю что не те что приехали на Украину в 17-18 веке.
Меня тут один безумец, ты его знаешь вообще в Рюриковичи записывает.
Я таки не ведусь.
Че то мне не хочется быть родичем Святополка Окаянного по его версии.
Уж лучше от сербских гусар.
Ну жизнь покажет, как разожмём 100 баксов.
А пока жалко.
Вот сына женю через две недели, потом как забогатею, тода и да.

Умер Казак !

СР, 2018-03-28 05:00
Кубанец (Добавлено Пн мар 12, 2018 10:42 pm)
Царствие Небесное казаку.... наши соболезнования...

Ролдугины ст.Каскеленской (семиреченцы).

Пнд, 2018-03-26 04:30
Старый (Добавлено Сб мар 24, 2018 7:05 pm)
P_20180322_224538.jpgP_20180322_224711.jpg
P_20180322_224756.jpg
P_20180324_210055.jpg

Генетические исследования происхождения казаков

Пнд, 2018-03-26 04:30
Семеныч (Добавлено Пт мар 02, 2018 11:06 am)
В продолжение -
"Первой масштабной военной кампанией полка стала война за польское наследство 1733 – 1734 гг. где несколько «украинских гусар» даже отличились при осаде Данцига армией фельдмаршала фон Миниха. Новая волна сербских волонтеров на русской службе связана с началом русско-турецкой войны 1735 – 1739 годов. На этот раз русское правительство официально обратилось к Австрии с просьбой разрешить вербовку 500 человек для пополнения гусарского полка.

После получения от императора Карла VІ соответствующего разрешения на Балканы направляются эмиссары, которые сообщают, что многие новобранцы хотят переезжать в Россию вместе со своими семьями. В новой турецкой войне полк отличился при взятии Очакова в 1737-м году и под Хотином в 1739-м. К началу 1738 году начитывал 616 сабель. Кроме того на русской службе находились еще 95 выходцев с Балкан в команде полковника Куминга и 85 человек в Волошской команде. Новая партия волонтеров прибыла в полк после окончания войны, во время которой сербы вновь были согнаны со своих мест у себя на родине. В результате численность полка возросла до 961 гусара и превысила штатную. В 1742 году из части новоприбывших было решено создать еще один полк – Венгерский.
Подробности от АК: http://actualcomment.ru/glava-iii-serbs ... udiya.html
Новая Сербия - https://uk.wikipedia.org/wiki/Нова_Сербія

ЗАБАЙКАЛЬСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В ЭМИГРАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРО-ВО

Пнд, 2018-03-26 04:30
Старый (Добавлено Вс янв 14, 2018 6:46 am)
В эмиграции на территории Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) были представлены практически все слои общества дореволюционной России. Казаки с семьями составляли 17,5% состава русской эмиграции в Маньчжурии в 1922-1923 гг., это свыше 20 тыс. человек [1, с. 63]. Состав казачьей эмиграции был неоднородным: нижние чины, офицеры, священнослужители, интеллигенция, разночинцы и т. д. Неоднородным был их национальный состав (русские, украинцы, калмыки, татары, буряты и др.). Отсюда и разные религиозные конфессии (православие, старообрядчество, ислам, буддизм). Подавляющее число казаков были русскими и исповедовали православие. Неоднородным был и территориальный состав казачества, и хотя большинство казаков в Северо-Восточном Китае были выходцами из Забайкалья (в частности, в Трехречье их было не менее 90%), в целом в Маньчжурии нашли свое пристанище выходцы практически всех казачьих войск дореволюционной России: Иркутского, Уссурийского, Оренбургского, Донского, Кубанского, Терского, Уральского, Амурского и др. [2, с. 11].
Начало 1920-х г. было самым тяжелым периодом в организации быта и хозяйственной деятельности казаков на чужбине. Это усугублялось и тем, что местная власть в странах расселения часто препятствовала организованному расселению казаков, видя в них потенциальную военную угрозу.
Естественно, что экономической основой казачьей инфраструктуры в Северо-Восточном Китае стало сельское хозяйство (земледелие, скотоводство, промыслы). Если на первых порах казакам приходилось перебиваться поденной работой и случайными заработками, то со временем они стали переходить к привычным формам хозяйствования. Казаки-переселенцы оседали на землях, пригодных для сельскохозяйственной деятельности (или расчищали эту территорию, приспосабливая ее под посевы и покосы), обзаводились скотом (в том числе племенным), развивали свое частное хозяйство. Как и на Родине в России, в станицах со временем стали выделяться более состоятельные люди, которые, кроме прочего, своей зажиточностью обеспечивали существование более бедным казакам. Это могла быть безвозмездная или заемная помощь деньгами, семенами, инвентарем или скотом, активное участие в общественных и благотворительных организациях, в учреждениях управления, предоставление рабочих мест (в виде найма батраков), организация торговли, учреждение промышленного производства (в случае удачного развития своего хозяйства).
Забайкальские казаки оседали в большинстве своем в районе Трехречья, переправив через реку Аргунь все, что они могли перевезти и угнать с собой, и благодаря этому по прибытии на места поселения оказались в материальном отношении в лучших условиях, чем другие эмигранты. Все поселенцы постепенно приспособились к новому месту расселения. Основу русского населения (помимо русских в Трехречье проживали китайцы, маньчжуры, монголы, буряты, корейцы, орочоны, эвенки, дауры позднее и японцы) на 80% составляли забайкальские казаки. Казачье население было сосредоточено в 19 поселках. Остальные поселки в Трехречье, общее число которых было свыше 30, имели либо смешанное русско-китайское, либо чисто китайское население.
Районом Трехречье раньше называли китайскую территорию бассейна рек Ганг, Дербул и Хаул, общим пространством приблизительно в 11500 км. Эти реки являются правыми притоками р. Аргуни. Сейчас это хошун Аргун-Юци (Правоаргунский), протянувшийся правым берегом параллельно нескольким российским районам Забайкалья.
Район Трехречья был издавна знаком забайкальцам и привлекал их своими естественными богатствами. Забайкальские казаки перегоняли в Трехречье свои стада и табуны на пастьбу. Здесь же они заготовляли для своего хозяйства сено и производили распашки целинных земель. Население Приаргунского района Забайкалья находило зимой подсобный заработок, охотясь за дичью и пушным зверем в таежных местах этого района. В конце XX в. в Трехречье, в местечке Верхний Тулунтуй, можно было встретить избы-землянки поселенцев времен 1895-1900 гг.
Места расселения забайкальцев в этом районе Китая неоднократно менялись. До заключения Нерчинского договора забайкальцы, перейдя Аргунь, обычно обосновывались в прибрежной части реки. После его заключения его они были переселены на левый берег. В дальнейшем все же забайкальцы переходили границу и жили, стараясь не попадаться на глаза китайским пограничникам. Чтобы положить предел самовольному переходу, китайские власти в 1760 г. поставили 12 караулов от горы Тарабахань Даху до реки Бура, впоследствии увеличив число их до 17, по линии от реки Бура до устья реки Аргуни. Но эти караулы, отстоявшие один от другого на несколько десятков километров, к тому же малочисленные, были бессильны остановить переход забайкальцев на китайскую территорию. Забайкальцы, переходя незаметно для стражи границу, удалялись вглубь страны или в тайгу Большого Хингана, или же в безлюдные долины Трехречья, где и обосновывались.
https://zen.yandex.ru/media/id/5a0b25de ... 7f8515a4ab

Из формулярных списков казачьих старшин

СБ, 2018-03-24 04:00
Старый (Добавлено Сб янв 13, 2018 12:50 pm)
Список формулярный о службе штаб офицеров Моздокскаго казачьего полка
1. Полковой командир Иван Ефимов сын Найденов :: 40

Список формулярный о службе есаулов Моздокскаго казачьего полка
1. Тимофей Петров сын Голяховский 2й :: 45
2. Яков Марков сын Старажилов :: 53
3. Антон Васильев сын Венеровский 1й :: 51
4. Семен Степанов сын Суродецной :: 57
5. Иван Иванов сын Золотарев :: 35
6. Фалимон Игнатов сын Баскаков :: 35
7. Алексей Петрович Голяховский 3й :: 39
Список формулярный о службе сотников Моздокскаго казачьего полка
1. Алексей Лукьянов сын Крымов :: 34
2. Андрей Николаев сын Венеровский 2й :: 33
3. Андрей Макаров сын Макаров :: 39
4. Петр Игнатов сын Баскаков 1й :: 37
5. Иван Давыдов сын Капылов 2й :: 33
6. Матвей Давыдов сын Капылов :: 34
7. Артамон Лазырев сын Чернов :: 34
Список формулярный о службе Моздокскаго казачьего полка хорунжих и полкового квартермистра
1. Тимофей Николаев сын Венеровский 3й :: 30
2. Иван Антонов сын Венеровский 4й :: 21
3. Еким Степанов сын Дыдымов :: 31
4. Николай Кирилов сын Кадерин :: 28
5. Яков Григорьев сын Диков 2й :: 34
6. Дмитрий Андреев сын Недвигин :: 40
7. Полковой квартермистр Антон Данилов сын Сафонов :: 33
Список формулярный о службе Моздокскаго казачьего полка пешей команды обер офицеров
1. Сотник Иван Иванов сын Хутарской
2. Хорунжий Яков Астафьев сын Отченашенков :: 49 :: из волножелающих малоросиян

http://forum.vgd.ru/174/46356/0.htm?a=stdforum_view&o=

Приказы по Семиреченскому казачьему войску за 1916 год

ЧТ, 2018-03-22 03:30
Старый (Добавлено Ср мар 21, 2018 6:08 pm)
Приказы по Семиреченскому казачьему войску за 1916 год . 316 страниц
http://kazneb.kz/bookView/view...mple=true#

станица Неберджаевская

СР, 2018-03-21 03:15
Андрей Рудик (Добавлено Сб фев 24, 2018 9:53 am)
Документ о Неберджаевском станичном 2-х классном училище, сведения на 1913 год. Представлен в виде таблицы. Интересующиеся увеличат. Но, мне здесь особенно интересной показалась 3 графа в разделе Б. Она обозначена как "Сословие, национальность, вероисповедание". Заполнена эта графа короткими записями. Из четырёх лиц преподавательского состава училища, у двоих стоит запись "Казак", у женщины "Казачка" и у одного "Духовного".

Умер Казак !

Пнд, 2018-03-12 01:00
Валерий Кравченко (Добавлено Сб мар 10, 2018 11:18 am)
Андрей, соболезнуем.
Земля, пухом казаку.

Умер Казак !

СБ, 2018-03-10 00:30
масаракш77 (Добавлено Пт мар 09, 2018 9:37 am)
Соболезную Вашей утрате! Царствие небесное и вечный покой!

Скоро выборы...

СБ, 2018-03-10 00:30
dzick (Добавлено Чт мар 08, 2018 10:54 pm)
Государственная политика РФ в отношении российского казачества в течение 20-ти лет: итоги

Казачество несколько веков служило России. Присоединяло и осваивало новые территории. Охраняло границы. Участвовало в больших и малых войнах. Захватившие в 1917 г. власть большевики подвергли казачество жестоким репрессиям. Главной целью репрессий было уничтожение казачества как народа способного к самоорганизации. Казачьи Войска и территории Казачьих Войск были упразднены. Казачьи земли, отличающиеся высокой культурой обработки, были конфискованы и распределены между республиками и областями СССР. Казаков – мужчин и женщин, не щадя ни малого, ни старого выселяли в отдалённые районы Сибири, Севера и Казахстана. Здоровых мужчин без суда расстреливали или отправляли в лагеря, где они погибали. Опустевшие казачьи дома станиц и хуторов заселяли инонациональными людьми из других регионов.
Таким образом, значительная часть казаков была физически уничтожена. Оставшиеся в живых были лишены своей национальной среды обитания, компактного проживания и социально-экономической базы. В казачьих станицах и хуторах этнических (родовых) казаков осталось меньше, чем пришлого населения.
Возникновение Всероссийского движения
за возрождение казачества
Вместе с тем, жестокие репрессии не уничтожили казачество. Оставшиеся в живых казаки сохранили и передали своим потомкам казачий дух, традиции, культуру, преданность Отечеству и православной вере, любовь к военной службе, а также стремление к демократической организации казачьего уклада жизни.
В середине 80-х годов в результате политических перемен рухнуло Советское государство. Государственная собственность и граждане страны оказались без защиты. Страна и народ подверглись грабежу со стороны различного рода отечественных и зарубежных проходимцев. Над Россией нависла угроза государственного развала.
Захватившие в стране власть лидеры не способны были организовать защиту ни страны, ни её граждан. В это время на улицах и площадях появились колонны казаков в форме, с казачьими знамёнами. В общественно-политическую жизнь России неожиданно ворвалось массовое Всероссийское движение за возрождение казачества.
Казачье движение охватило не только места традиционного проживания, но и регионы, в которых оказались казаки в годы репрессий. В июне 1990 г. сформировалось самое крупное объединение казачества «Союз казаков». В декабре на Большом круге «Союза казаков» была принята Декларация казачества России.
Основной целью деятельности казачества в это время являлось историческое и духовное возрождение казачества как самобытного народа, а также социальная защита казаков.
Появление в России мощного казачьего движения было воспринято неоднозначно. Народ, потерявший защиту в лице рухнувшего государства, увидел её в лице казачества. Люди массово вступали в казачьи организации.
В то же время казачье движение, поддерживаемое народом, наводило страх на представителей новых властей, лидеров компрадорских политических партий и некоторых национальных движений. Сработал ярлык о казаках как о «нагаечниках и душителях народов России», изобретённый во времена Гражданской войны свердловыми и троцкими.
Казачье движение по своему составу было неоднородно. Однако любая его часть двигалась в патриотическом векторе. Казаки решительно выступали против представителей новой власти и политических партий, чьи действия приносили вред народу. Требовали сохранения единства России. Охраняли оголённую границу с бывшими советскими республиками. Боролись с контрабандой. С первых дней заботились о воспитании молодёжи. Активно участвовали в боевых действиях против терроризма и государственного бандитизма в Приднестровье, Абхазии и Чечне.
Репрессированные народы СССР – чеченцы, калмыки, ингуши и другие давно решили, каждый своими методами, все проблемы, связанные с социально-экономической реабилитацией своих народов.
В отличие от них казаки не требовали от власти немедленного возврата территорий Казачьих Войск. Они неоправданно терпеливо ждали, когда в органах власти России появятся дееспособные специалисты, способные грамотно решить эту болезненную проблему. Но так и не дождались. А пока ждали и надеялись, их земли снова поделили и выкупили другие силы, предоставив казакам «право» работать на этих землях в качестве батраков.
Признание за казачеством права на реабилитацию
Массовость и активность казачьего движения, его поддержка народом заставили новую власть считаться с казачьим фактором. Казачье движение завоевало право стать предметом государственной политики. Казачество было включено в список репрессированных народов как исторически сложившаяся культурно-этническая общность людей.
В Законе РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» (26 апреля 1991 года) казачество получило право на территориальную и политическую реабилитацию, а также на возмещение ущерба причинённого репрессиями.
Для казачества принятый Закон считается основополагающим для формирования и реализации государственной политики, определяющей реабилитацию казачества и его возвращение к былому демократическому укладу жизни.
Что значит возрождение казачества? На этот вопрос большинство казаков вам ответят так: «Определите нам территории для компактного проживания. Верните нам нашу среду обитания – наши земли. Дайте право пользоваться недрами на этих землях. Отдайте финансовый эквивалент за отобранное и разграбленное имущество наших дедов и прадедов. Окажите помощь в восстановлении социально-экономической базы казачества. Не мешайте нам организовать нашу жизнь на принципах казачьей демократии и казачьих традиций.
Мы быстро возродимся. Выстроим казачьи станицы и хутора. Превратим казачью территорию в образец достойной жизни и созидательной деятельности простого народа в нашей стране.
В интересах всей России поднимем сельское хозяйство, очистим и зарыбим реки и водоёмы. Оздоровим леса. Возродим коневодство и животноводство. Восстановим былую рождаемость казачьего населения. Станем, как наши предки, с честью и достоинством нести военную и иную службу России и российскому государству».
В Российской Федерации, к сожалению, все сложилось не так, как представляли себе казаки. Закон «О реабилитации репрессированных народов» не был до конца проработан. Закон приняли в спешке, без разъяснений механизма реализации и со статусом закона не прямого действия. Его применение возможно только после дополнительного принятия отдельных, дополнительных подзаконных актов. Включение в этот закон казачества диктовалось в основном политической конъюнктурой. Российское государство не собиралось и не собирается выполнять в отношении казачества этот Закон.

Формирование государственной политики

Формирование и реализация государственной политики в отношении казачества сопровождается острой политической борьбой. У казачества много противников в рядах некоторых политических движений и, особенно среди представителей национальных республик во всех органах государственной власти России.
На основании ярлыка, изобретенного Троцким и Свердловым, – о казачестве как о народе-нагаечнике, противники казачества, объявили его реакционным сословием, планомерно выступают против включения казаков в список репрессированных народов и выводе казаков из поля действия Закона «О реабилитации репрессированных народов».
Основной причиной и поводом для противодействия казачеству стал непоследовательный подход Президентской власти к реабилитации казачьего народа. Он отличается от подхода принятого Законом по отношению ко всем остальным репрессированным народам, что стало причиной не только противодействия, но и разногласий между Президентской и Законодательной властью по формированию и реализации государственной политики в отношении казачества. Эти разногласия разделили в свое время казачье движение на «президентских» и «парламентских» казаков.
Процедура формирования и реализации государственной политики по решению любой проблемы включает несколько направлений деятельности государственных органов власти. К основным из них относятся:
- разработка нормативно-законодательной базы;
- осуществление организационно-управленческих мероприятий;
- осуществление финансово-экономических мероприятий.
Необходимо подчеркнуть красной чертой, что в отношении казачества деятельность власти осуществлялась преимущественно в области создания нормативно-законодательной базы.
Деятельность органов власти по осуществлению финансово-экономических мероприятий по возрождению казачества носила случайный, ситуационный характер.
Казачество – это единственный репрессированный народ России, в отношении которого разработан целый сборник документов. За 20 лет только на федеральном уровне принято два Закона, две Концепции государственной политики в отношении казачества, одна Федеральная целевая программа, одна региональная программа и около двух сотен указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ. Общее свойство всех этих документов заключается в том, что ни один из них реально не работает.
Несмотря на явную переизбыточность законодательной базы, государство уже более 20 лет не может обеспечить даже малейшей реализации прав казачества на реабилитацию.
Законодательная база по казачеству формировалась и формируется главным образом путём принятия указов Президента России и постановлений Правительства России. По своему содержанию это многообещающие документы. Однако главное их свойство, как уже указывалось, в том, что они не работают.
Не работающие, или как их называют казаки – «мёртвые » – законы, указы и постановления в отношении казачества на сегодня являются основным достижением государственной политики РФ в отношении российского казачества за 20 лет.
Проводить анализ всех этих «мёртвых» указов нет времени. Остановлюсь на основных благодаря которым казачье движение было расколото, дезорганизовано, а сегодня целенаправленно заведено в тупик.
Первыми документами, принятыми в интересах реализации Закона «О реабилитации репрессированных народов» были Указ Президента РФ от 15 июня 1992 г. № 632 «О мерах по реализации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества» и Постановление Верховного Совета РФ «О реабилитации казачества» от 16 июля 1992 г. № 3321-1.
Методология разработки и принятия этих документов была предложена Верховным Советом РФ. Президентская сторона согласилась. Верховный Совет РФ принимает постановление «О реабилитации казачества» и на его основе издаётся Указ Президента РФ «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества».
Указ должен был дать механизм реализации прав и обязанностей казаков в области трёх основных проблем: местного самоуправления, земельного пользования и государственной военной службы казачества.
Верховный Совет РФ проект постановления согласовал с министерствами, и 25 мая 1992 года представил на заключение Президенту РФ. В ответ Президентский аппарат начал затягивать рассмотрение документа, мотивируя свою мешкотность, якобы полученными указаниями сверху, что Президент РФ сможет рассмотреть проект только в сентябре 1992 года.
Однако в итоге, в соответствии с волюнтаристским стилем Б. Ельцина, Президентская сторона сентября ждать не стала. Неожиданно, в нарушение договорённости, без соблюдения установленного порядка согласования 15 июня 1992 года вышел Указ Президента РФ «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества» за № 632.
Судя по его содержанию, причиной таких действий стало изменения Президентской стороной подхода к возрождению казачества.
В Указе обозначился отход от линии реабилитации. Реабилитацию казачества как исторически сложившейся культурно-этнической общности людей, имеющих собственные этнополитические идеалы и цели, подменили невнятным термином «возрождение казачества».
Отмену всех актов, принятых в отношении репрессий казачества и признание их незаконными и преступными, Указ подменил осуждением проводившейся партийно-государственной политики репрессий, произвола и беззакония в отношении казачества и его отдельных представителей.
Вместо существующих общественных объединений казачества, уже действующих на основе самоорганизации, Указ узаконил право казаков объединяться в казачьи общества, которые попадали под управление Президентской власти и осуществляли свою деятельность на основе Устава, утверждённого Президентом РФ или главами исполнительной власти субъектов РФ.
Основное внимание в Указе обращается на взятие казаками обязательств по несению государственной службы в обмен на льготу в виде земельного надела. Ранее её получали казаки, относящиеся к служилому сословию.
Спустя месяц Верховный Совет РФ принял Постановление «О реабилитации казачества» от 16 июля 1992 г № 3221-1. Верховный Совет РФ признал за казачеством право создавать общественные казачьи объединения с исторически сложившимися названиями, в том числе землячеств, союзов и других объединений, разрешил их регистрацию и деятельность в общем порядке, установленном для общественных объединений граждан.
Принятие этих двух документов продемонстрировало, что у Президентской власти и у Верховного Совета Российской Федерации разные взгляды на реабилитацию казачества.
Верховный Совет, проявляя последовательность, рассматривал реабилитацию казачества как любого народа из числа репрессированных. Как исторически сложившуюся культурно-этническую общность людей.
Что касается Президентской стороны, то Указом Президента РФ предлагалось потомкам казаков и гражданам, вступившим в казачество, объединяться в казачьи общества с фиксированным персональным составом. Брать на себя обязательства по несению государственной службы. И действовать по уставам, утверждённым главами субъектов РФ или Президентом РФ и согласованным с заинтересованными министерствами РФ.
Тем самым казачье движение было разделено на две формы объединения казачества: общественные и реестровые. Власти случайно или сознательно внедрили в казачье движение выгодный для себя и губительный для казачества древний принцип феодального управления – «разделяй и властвуй».
Направление по привлечению казачества к государственной службе стало основным направлением, олицетворяющим всю государственную политику в отношении к российскому казачеству. Государственная служба рассматривалась как основание для различных форм государственной поддержки казачества, предоставления гарантий, финансовых, материальных и иных льгот, развития казачьего самоуправления и использования элементов государственного управления в отношении казачьих территориальных объединений.
Это нашло отражение в последующих указах Президента РФ. В «Основных положениях концепции государственной политики по отношению к казачеству», одобренных Правительством РФ в 1994 году. В Законе «О государственной службе российского казачества» в 2005 году и новой Концепции государственной политики РФ в отношении российского казачества, утверждённой Президентом Д.А. Медведевым в 2008 году.
Попытка Верховного Совета РФ приостановить это направление законотворческой деятельности Президентской администрации через Конституционный Суд, как угрожающее российской государственности, поддержки не получила.
Понятно, что подобная деятельность государственной власти пользы казачеству не принесла. Существующее среди кавказских народов мнение о том, что в лице казачества возрождают нагаечников и душителей свободолюбивых народов, – овладело ещё большим числом политиков, общественных деятелей и чиновников в органах различных уровней власти. Противостояние реабилитации казачеству приобрело как открытый, так и скрытый характер.
В июне 1996 г. законодательной властью уже в лице Государственной Думы 2-го созыва была предпринята последняя на данном этапе попытка перевести деятельность государства по реабилитации казачества в русло Закона «О реабилитации репрессированных народов». Государственная Дума приняла законопроект «О казачестве».
Однако Совет Федерации и Президент РФ этот закон не поддержали. Закон посчитали неконституционным и ликвидирующем развитие государственной казачьей службы.
В августе 1995 г за № 835 был издан Указ Президента РФ «О государственном реестре казачьих обществ в РФ», который утвердил «Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в РФ».
Тремя Указами Президента РФ от 16 апреля 1996 г. :
за № 562 было утверждено Положение о Главном управлении казачьих войск при Президенте РФ;
за № 563 было утверждено Положение о привлечении членов казачьих обществ к государственной и иной службе;
за № 564 были установлены экономические и иные льготы, предоставляемые казачьим обществам и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы.
Таким образом, за четыре года 1992 – 1996 г.г. указами Президента РФ была создана нормативная база и организационно-управленческая система по развитию государственной структуры только реестрового казачества России, т.е. фактически был реализован план по созданию суррогатного «казачества» – своего рода аналога общероссийского ЧОПа, имеющего весьма мало общего с подлинным казачьим народом (ярким примером выступает современное кубанское казачество).

Генезис организационно-управленческих структур по формированию и реализации государственной политики в отношении казачества
Организационно-управленческая структура по реализации государственной политики навязывания казакам так называемого Реестра включала в себя:
– Главное управление казачьих войск при Президенте РФ;
– подразделения по работе с казачеством в Государственной Думе, в федеральных министерствах , в том числе силовых, в административных органах субъектов РФ и органах местного самоуправления;
– Совет по делам казачества при Президенте РФ.
Ведущую роль в свое время играло Главное управление казачьих войск при Президенте РФ по делам казачества (далее ГУКВ). На него возлагались вопросы осуществления взаимодействия и координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений и казачьих обществ по выполнению нормативно-правовых актов о российском казачестве.
Необходимо отметить, что наиболее активную деятельность по так называемому решению проблем возрождения казачества органы государственной власти проявляли в основном в предвыборные периоды.
1996 г. был годом президентских выборов. Президент Б.Н. Ельцин в то время не имел сколько-нибудь осязаемого авторитета среди казачества. Принятием декларативных указов и организационной суетой, осуществляемой якобы в интересах казачества, удалось привлечь на сторону Президентской власти атаманов и казаков большинства «парламентских» общественных казачьих организаций, состоящих в общероссийском объединении «Союз казаков». Этой организации было уделено повышенное внимание. Атаманы «Союза казаков» присутствовали при отработке проектов государственных актов, связанных с казачеством. С ними встречалось руководство Президентской администрации.
Большинство казачьих организаций «Союза казаков» вошли в состав реестровых казачьих обществ. В результате «Союз казаков», составляющий самую многочисленную независимую часть казачьего движения, был расколот.
Справедливости ради отмечу, что создание ГУКВ, а также подразделений по работе с казачеством в министерствах, органах исполнительной власти субъектов РФ, а также в органах местного самоуправления было одной из наиболее удачных мер администрации Бориса Ельцина по отношению к казачеству.
Усилиями ГУКВ в короткий срок было создано 11 войсковых казачьих обществ, которые были объявлены внесёнными в Государственный Реестр казачьих обществ в РФ. Формально деятельность органов государственной власти в то время пыталась обеспечить условия как для создания казачьих обществ, так и для организации государственной службы казачества.
Однако отсутствие дисциплины в центральных и региональных органах государственной власти по исполнению указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и соответствующих Законов не позволило это реализовать. Заявление о внесении войсковых казачьих обществ в Государственный Реестр казачьих обществ в РФ не соответствовало действительности. Государственного Реестра казачьих обществ в РФ не существует. Поручение Президента РФ относительно ведения Реестра до сих пор не выполнено.
С точки зрения законодательства деятельность казачьих обществ все эти годы являлась нелегитимной. Казачество по вине министерств с 1995г. до настоящего времени не имело возможности на законных основаниях эффективно участвовать в реализации государственной политики в отношении казачества в роли казачьих обществ, внесённых в Государственный Реестр казачьих обществ в РФ.
Только 13 октября 2011 года, т.е. спустя 17 лет, Министерство Юстиции приступило к исполнению Указа Президента «О государственном реестре казачьих обществ в РФ» и издало приказ «О порядке ведения государственного реестра казачьих обществ в РФ».
Не было также ясности и стабильности в реализации политики относительно казачества. Спустя два года после создания ГУКВ активность Президентской власти в отношении казачества начала снижаться. ГУКВ было упразднено. А следом за ГУКВ самоупразднились подразделения по работе с казачеством в большинстве министерств и субъектов РФ. Вертикаль управления реализацией государственной политики в отношении казачества развалилась.
Вместо ГУКВ Указом Президента РФ от 7 августа 1998 г. № 920 было образовано и просуществовало пять лет Управление Президента РФ по вопросам казачества (далее УПВК). Это был очевидный период застоя в казачестве. Войсковые атаманы ежеквартально собирались на Советы атаманов, принимали решения, которые, также как и указы Президента, систематически не исполнялись.
В феврале 2003 г. УПВК также было упразднено. Функции и штатная численность упраздняемого УПВК была передана аппаратам полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах и другим подразделениям Администрации Президента Российской Федерации.
Вскоре была введена должность Советника Президента РФ по делам казачества. На эту должность был назначен Г.Н. Трошев*. Однако, эти меры положительных результатов также не дали.
Усилиями генерала Г.Н. Трошева была организована встреча войсковых атаманов с Президентом РФ В.В. Путиным. По результатам встречи Президент выступил с законодательной инициативой по принятию Закона «О государственной службе казачества». Закон был принят 5 декабря 2005г. Однако радости это не принесло. Закон оказался, как и другие нормативные документы Российской Федерации, мертворожденным. Период государственной политики РФ в отношении российского казачества с 1998 по 2008 гг. справедливо считать периодом застоя и кризиса.

Новая Концепция государственной политики в отношении российского казачества и результаты ее реализации
Очередная вспышка надежд появилась с принятием Президентом РФ Д. Медведевым 3 июля 2008 г. новой «Концепции государственной политики в отношении российского казачества» и создания в январе 2009г. Совета при Президенте РФ по делам казачества.
Казачество в этот период эмоционально воспряло. Посыпались поздравительные телеграммы в адрес Председателя Совета А.Д. Беглова. Казаки ликовали и кричали «Любо». Неискушенному наблюдателю казалось, что кричать «Любо» государственной власти в этот период было за что.
Председатель Совета в короткий срок сформировал состав Совета. К работе были привлечены представители всех органов государственной власти и местного самоуправления. Созданы комиссии при министерствах, в федеральных округах и субъектах РФ. Привлечена РПЦ. Патриарх Русской Православной Церкви Кирилл принял участие в работе Совета. Количественный состав Совета и задействованных в его работе переваливает за две сотни. Ранее подобной организационной работы со стороны органов власти казаки не наблюдали.
Однако, за четыре года бумажных отписок и ведомственной толкотни весомых результатов от работы Совета казаки так и не дождались.
Принятые по рекомендации Совета по делам казачества Указы Президента РФ лишь дублируют и дополняют ранее существующие. Не оправдали надежд так же многочисленные комиссии при министерствах и рабочие группы в субъектах и федеральных округах. Они оказались малоэффективными, а точнее – откровенно профанирующими.
«Наведение порядка в казачестве» – под таким лозунгом осуществлялась работа нового Совета. Для казаков это означало со слов А.Д. Беглова: «Вы будете такими, какими мы скажем вам быть».
В качестве механизма реализации задачи по так называемому «наведению порядка» применялся не имеющий тормозов административный ресурс.
Начались акции устрашения. Заменили некоторых войсковых атаманов – членов Совета. Прежде всего тех, кто имел своё мнение. Кто требовал от чиновников выполнения указов Президента РФ в отношении казачества и был независим от них. Остальные войсковые атаманы – члены партии «Единой России», депутаты Государственной Думы и по совместительству работники административных органов субъектов федерации под таким «идейным» влиянием утратили дар речи и способность отстаивать интересы казачества (Громов).
Вместо вытесненных независимых казаков в «войсковые атаманы» насадили чиновников – представителей органов государственной власти субъектов Федерации, в том числе не имеющих по своему происхождению никакого отношения к казакам (Долуда). Для их избрания широко использовали административный ресурс. Организовывали и проводили в казачьих войсках «закрытые» перевыборные казачьи круги, не считаясь при этом ни с уставами казачьих обществ, ни с вековыми казачьими традициями.
На «закрытый» круг с правом решающего голоса допускали только проверенных, обработанных, слабовольных и лояльных к чиновникам казаков. Для поддержки своего произвола и вмешательства во внутренние дела казачества активно использовали служителей РПЦ, в том числе Синодальный комитет РПЦ по взаимодействию с казачеством.
Большое непонимание в среде казачества вызвал случай наложения Председателем Синодального комитета по взаимодействию с казачеством епитимии на атамана Уссурийского войскового казачьего общества казачьего генерала В.А. Полуянова, который выступил против административного произвола.
Кому и с какой целью потребовалось представителя РПЦ направлять на вмешательство во внутренние дела казачества? Создавать пагубный прецедент «церковной жандармерии» – в нарушение вековых традиций взаимоотношения казачества и Церкви?
Казачество ждет от Русской Церкви не наказаний и осуждений. Ему достаточно страданий, которые ему приносят российские чиновники, игнорирующие выполнение законов, касающихся законодательно подтвержденных прав казачества.
Сегодня казачество и достойные войсковые атаманы в подавляющем большинстве не удовлетворены результатами работы Совета при Президенте РФ по делам казачества. Их не радует ни новая форма, не имеющая ничего общего с традиционной, ни новые знамёна, ни новые уставы, ни все новые, уже бесконечные обещания властей. Принятую Советом «Стратегию развития российского казачества до 2020 года» они воспринимают как очередной политический пиар. Им надоело, что государственная власть уже более двадцати лет водит их «как дураков за салом».
Политически грамотно сформулированные претензии к власти – впервые за 20 лет – открыто заявили оренбургские казаки Верхнеуральского отдела в своём письме в адрес Президента РФ и Председателя Правительства России. Административный ресурс оказался бессильным в попытке принудить оренбургских казаков отозвать письмо.
Сегодня в казачестве вновь появились ростки былой казачьей самоорганизации и способности коллективно бороться за свои законные права.
Письмо оренбуржцев получило широкое одобрение казаков в интернете. С ним согласны и некоторые войсковые атаманы.
А вот сотрудникам Администрации Президента РФ, курирующим казачество, оно, разумеется, не понравилось. Они письмо опротестовали. Только странным образом. Текст своего протеста поручили подписать правлению Волжского войскового казачьего общества. И те подписали: то ли побоялись ослушаться, то ли понимали, что ни один здравомыслящий казак не поверит, что такой бред могут придумать родовые казаки.
Обеспокоился по этому поводу и Синодальный комитет РПЦ по взаимодействию с казачеством. Председателя этого комитета, епископа Кирилла, в очередной раз попросили «оказать содействие». Епископ Кирилл не подвел: в своем обращении он осудил казаков за их действия в защиту своих законных прав.
Меня оренбургские казаки попросили передать Председателю Синодального комитета, высокопреосвященнейшему Кириллу, их скромную просьбу. Они покорно принимают его слова в свой адрес. Однако считают, что не заслуживают осуждения за правду. И просят Синодальный комитет организовать в казачьих регионах церковные молитвы, чтобы Господь вразумил российских чиновников должным образом исполнять законы и указы Президента РФ в отношении реабилитации и возрождения российского казачества, а также помог казакам в борьбе за их права.
Таким образом, Российское государство и подлинное казачество вновь постепенно становятся антагонистами.
Ни государство, ни созданный им, в том числе за счёт казачества, богатый господствующий класс олигархов, ни правящая «партия власти» не заботятся о своих гражданах. Олигархи жаждут легких денег и уводят их за рубеж. «Партия власти» принимает волюнтаристские законы, которые работают преимущественно в интересах господствующего класса. В целом Российское государство демонстрирует свою слабость и беспомощность. Оно не хочет или не способно защитить людей и себя от коррупции. Не может наладить работу полиции и судов, гарантировать безопасность страны, обеспечить достойную жизнь своим гражданам, качественное здравоохранение и образование.
Сегодня всем становится ясно, что деньги в России решают всё. Ради них чиновники закрывают глаза на любые нарушения. Законы и все нормативные акты защищают только тех, кто правдами и неправдами обогащается. Простой гражданин страны перед олигархической властью России, как кошелёк, из которого она пытается вытрясти деньги под любым предлогом.
Казачество, поверившее в новое государство 20 лет тому назад, сегодня видит, что жестоко ошиблось. Формирование и реализация государственной политики в отношении казачества показали, что Российское государство либо не желает, либо не способно решать подлинные проблемы казачества, в частности – выполнять свои обязательства в области этнополитической и социально-экономической реабилитации казачества.
Чиновничье сообщество годами вводит в заблуждение общественность России, готовит некомпетентные, а значит неверные рекомендации для Президентской власти. Чиновники безрезультатно пытались организовать государственную службу казаков раньше, чем осуществится реабилитация казачества как культурно-этнической общности людей.
В итоге весь этот «мартышкин труд» зашел в тупик. На данном этапе ни государство, ни казачество не способны организовать эффективную и реалистическую государственную службу казаков, которая бы не имела унизительного для всякого достойного казака привкуса ментовского холуйства.
Выводы
1. Ошибки в формировании и проведении государственной политики по отношению к российскому казачеству в течении двадцати лет привели к дезорганизации и расколу казачьего движения. Казачье движение утратило свою значимость в общественно-политической жизни страны, потеряло доверие к актуальной государственной власти России и частично перешло на сторону оппозиции.
2. Подмена Президентской властью законного права казачества на реабилитацию как исторически сложившейся культурно-этнической общности людей на так называемое «возрождение государственной службы казачества» как объединения любых граждан РФ, произвольно относящих себя к казакам и взявшим на себя обязательства по несению около полицейской государственной службы, скомпрометировала процесс национального возрождения казачества в глазах российской общественности. Особый вред этот курс нанес выстраиванию сбалансированных межэтнических взаимоотношений между казаками и другими коренными народами Кавказа.
3. Главная цель государственной политики России – возрождение государственной службы казачества в качестве около полицейских подмастерий – народами большинства национальных республик Кавказа и их лидерами воспринята, как попытка верховной власти страны возродить казачество в образе дружинника и душителя свободы народов. Это стало одной из главных труднопреодолимых причин открытого и скрытого противостояния процессу реабилитации казачества на всех уровнях власти, а также непонимание задач этого процесса со стороны значительной части гражданского общества.
4. Узаконенная Президентской властью возможность создания, кроме общественных объединений казачества, так называемых реестровых казачьих обществ породила внутри казачества системные противоречия, которые и впредь будут препятствовать успешному формированию и реализации государственной политики в отношении российского казачества.
5. Политический курс Президентской власти на возрождение государственной службы российского казачества раньше социально-экономической реабилитации и этнического возрождения казачества как самобытного народа в структурном отношении противоестественен, а как последовательный государственный курс нереализуем.
6. Главными недостатками формирования и реализации государственной политики в отношении российского казачества является:
- отсутствие реалистичных программ социально-экономической реабилитации казачества и их полноценного финансирования;
- отсутствие контроля за результатами и последствиями принимаемых указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, всей политики в целом;
- отсутствие объективной и честной оценки хода реализации государственной политики в отношении российского казачества за последние двадцать лет.
7. На сегодняшний день деятельность государственных органов России по формированию и реализации государственной политики в отношении российского казачества очевидно зашла в тупик. В качестве первого необходимого шага по выходу из тупика необходимо провести всестороннюю оценку двадцатилетней деятельности органов власти России по реализации государственной политики в отношении российского казачества и по результатам данной оценки осуществить решительную корректировку правительственного курса.
8. Российскому казачеству необходимо коренным образом изменить форму и содержание своих взаимоотношений с государством

Умер Казак !

ПТ, 2018-03-09 00:15
Андрей Рудик (Добавлено Чт мар 08, 2018 9:37 pm)
он многое пережил. И многое знал, помнил. Он лично, настойчиво пробивал административные препоны для реабилитации своего Отца, а вместе с ним и десятков одностаничников, проходивших по одному делу о "белоказачьем заговоре", замученных в местах заключения. Давал мне нотариальную доверенность для работы в архивах, ЗАГСах и т.д. по семейным делам. Когда люди уходят, только тогда приходит понимание того, кем они для нас были. Без пафоса скажу, мой Отец был стержнем нашего Рода, а Дед Саша был нашей совестью, моральным ориентиром. Мы все его любили и уважали и нам будет его очень не хватать. Верю, Господь примет его душу. Он прожил достойную жизнь.

Скоро выборы...

ЧТ, 2018-03-08 00:00
Андрей Рудик (Добавлено Ср фев 28, 2018 2:02 pm)
Вот , они , китайцы, у кого научились, со своей "али-бабой", - у Арона Бибера......

Всё познаётся в сравнении. И для того, что бы понять, как всё таки был уютен и мил сердцу тот, прежний порядок , при всех его пороках и недостатках, Фёдору Дмитриевичу Крюкову, - человеку образованному, талантливому и неравнодушному, пришлось преодолеть тяжелый путь от его речи в Гос. думе 1906 года, до статьи в "Донских ведомостях" 1919 года.

СТИХИ И ПРОЗА НА БАЛАЧКЕ

ЧТ, 2018-03-08 00:00
Андрей Рудик (Добавлено Пт янв 12, 2018 1:09 pm)
Яков Рудик, казак станицы Гривенской ККВ. Прага, конец 1920-х годов.

"Казаки Кубанского Войска в Великой, гражданской войнах и э

ВС, 2018-03-04 20:00
Андрей Рудик (Добавлено Пт янв 12, 2018 1:01 pm)
Долгожданная книга П.Н. Стрелянова ( Калабухова), это практически системный энциклопедический справочник по казакам ККВ в период с 1914 по 1920 годы и период эмиграции после ГВ. Автор снабдил 2-х томник полноценной вступительной главой, из которой можно получить информация о том, как готовилась эта работа и как лучше работать с материалом. Огромный пласт документального материала по истории и генеалогии Кубанских казаков, которому просто нет аналогов. Фамилии размещены в алфавитном порядке, что существенно облегчает поиск. У большинства казаков указаны станицы и краткие сведения о службе и деятельности. В книге так-же прослеживаются фамильные, родственные связи между казаками старых Черноморских станиц и представителями этих же фамилий переселенных в середине 19 века в Закубанье.