Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Пишванов Александр Михайлович

pishvano.jpg Пишванов А. М. (1893-1966) Александр Михайлович Пишванов - казак станицы Новочеркасской Области Войска Донского. Родился 22 Октября 1893 года в казачьей семье, которая проживала на своём хуторе неподалеку от донской столицы - Новочеркасска и занималась разведением лошадей для русской армии. В отличие от своих 11 сестёр и братьев, Александр с раннего детства решил, что не будет заниматься ни разведением лошадей, ни земледелием. Его страстью раз и навсегда стала техника, и всё своё свободное время он возился с нехитрыми сельскохозяйственными машинами, имевшимися на хуторе. Родители не стали бороться с увлечением сына и определили его в техническое училище. Судя по всему, именно в училище Александр Пишванов увлёкся авиацией, потому что после его окончания он поступил в Одесскую авиашколу. Летом 1912 года Александр совершил свой первый самостоятельный полёт и в Октябре получил диплом лётчика. История умалчивает, чем занимался Пишванов до начала Первой Мировой войны, но в 1914 году он ушёл на фронт добровольцем, правда, сначала не в авиацию, а как и подобает настоящему казаку - в кавалерию. И уже через 8 месяцев на его груди красовались 4 "солдатских" Георгиевских креста. Летом 1915 года Александр подал рапорт о переводе в авиацию, после чего был откомандирован всё в ту же Одесскую авиашколу для прохождения курса военного лётчика. На фронт Пишванов вернулся в Апреле 1916 года в чине подпрапорщика. Определили его в 27-й корпусной авиаотряд, а спустя пару месяцев снова откомандировали для дальнейшей учёбы, но теперь уже в Московскую авиашколу, с целью переучивания на истребителя. Пройдя переподготовку на "Ньюпоре", он уже готовился вернуться обратно, однако начальник авиашколы поручик Белов рекомендовал способного пилота своему другу - есаулу Белофастову, командиру 10-го истребительного авиаотряда. Это соединение было сформировано в 10-й армии летом 1916 года, затем было переведено с Юго - Западного фронта в Румынию и базировалось в местечке Гнидава. Прибыв к новому месту службы, Пишванов рассчитывал с ходу включиться в воздушные баталии и с нетерпением готовился к своему первому боевому заданию. Но ожидание затянулось почти на 2 месяца, и свой первый боевой вылет Александр совершил лишь 2 Октября 1916 года. Затем в течение месяца он ещё 9 раз вылетал на патрулирование, пробыл в воздухе почти 10 часов, но так и не встретил ни одной вражеской машины. К началу Марта 1917 года за плечами Пишванова было уже 50 боевых вылетов, более 80 часов налёта - и ни одной схватки с противником. Судя по всему, вынужденное бездействие притупило бдительность необстрелянного лётчика, и когда 21 Марта 1917 года Александр наконец повстречался с вражеским самолётом - разведчиком, то принял его за русскую машину. Как вспоминал о той встрече сам Пишванов: "Я позволил им подобраться ко мне на очень близкую дистанцию, думая, что это наши возвращаются с задания. К сожалению, они открыли огонь раньше, чем я сообразил, что к чему". И всё же поручик Белов не ошибся, когда рекомендовал Пишванова, как очень способного пилота. Когда Александр сообразил, что к чему, он немедленно вывел свой "Ньюпор" из-под обстрела и, выполнив мёртвую петлю, оказался в хвосте вражеской машины. С дистанции менее 30 метров Пишванов открыл огонь и первой же очередью подстрелил вражеского стрелка - наблюдателя. Самолёт противника обратился в бегство, а русский "Ньюпор" повис у него на хвосте, постоянно атакуя. Затем к месту схватки подоспели пилоты 29-го корпусного авиаотряда, и, в конце концов, неприятельский аэроплан рухнул на своей территории. Вскоре от наземных войск пришло подтверждение, и Александр записал на свой счёт первую победу. Неделю спустя, 28 Марта, Пишванов вылетел на "Ньюпоре-21", и, встретившись в воздухе с французским лётчиком, вместе с ним продолжил патрулирование. Вскоре Александр заметил и атаковал германский "Авиатик". Сам он следующим образом описывал эту схватку: "После первой атаки германская машина задымилась. Мы атаковали повторно, но в самый критический момент противнику удалось прикрыться облаками. Правда, далеко он не улетел, стал резко снижаться и упал в районе Белдонешти". Несколько дней спустя 2-я победа Александра Пишванова была подтверждена наземными войсками, принеся ему звание прапорщика и орден Св. Анны 4-й степени. Следующий воздушный бой Пишванова произошёл 15 Апреля 1917 года, когда он на пару с румынским пилотом атаковал самолёт противника над рекой Сереш и выпустил по нему несколько очередей из пулемёта. Неприятельский аэроплан вошёл в крутое пике и совершил посадку возле деревни Браила. Однако, эта победа осталась неподтверждённой. В Мае и начале Июня 1917 года Пишванов провёл ещё несколько напряжённых воздушных боёв, но ни один из них не привёл к увеличению его боевого счета. Зато 26 Июня он с честью выдержал схватку с 4-мя вражескими машинами. В этот раз казалось, что все обстоятельства были против русского лётчика. В первой же атаке у него заклинило пулемёт, но, несмотря на явное неравенство в силах, Пишванов не вышел из боя. Маневрируя, Александр сумел перезарядить пулемёт и ринулся в контратаку, выбрав своей целью один из 4-х вражеских аэропланов. Когда его "Ньюпор" поравнялся с вражеской группой, из ближайшей машины полетели гранаты, которые рвались в воздухе, выбрасывая огромные клубы дыма. "Мне показалось, что это была шрапнель", - вспоминал впоследствии Пишванов. Именно в этот момент в воздухе появились 2 французских истребителя, которые спешили к нему на помощь. Втроём союзники организовали новую атаку и сбили один самолёт противника, который упал неподалёку от деревни Путна. Теперь соотношение сил стало равным - 3 австрийских разведчика против одного русского и 2-х французских истребителей. Александр первым пошёл в атаку, но как только он приблизился к выбранной цели, в него снова полетела граната. От взрыва поднялись клубы дыма и перекрыли видимость, позволив противнику ретироваться. Однако на счёт Пишванова всё - таки записали самолёт, сбитый у деревни Путна, наградив победителя орденом Св. Станислава 3-й степени. Решив отпраздновать с товарищами очередную награду, Александр захотел угостить их фирменным блюдом - "пьяным кавуном", то есть арбузом, заправленным водкой. Единственной помехой была очень жаркая погода, а блюдо, согласно рецепту, следовало поглощать в охлаждённом виде. И тут Пишванова осенила догадка - арбуз можно было охладить в воздухе, во время очередного патрулирования. Недолго думая, Александр пристроил свой деликатес к стойке крыла "Ньюпора" и вылетел на боевое патрулирование. Увы, накормить друзей столь редким лакомством так и не получилось. Пролетая над вражескими траншеями, самолёт Пишванова попал под плотный огонь артиллерии. Чтобы избежать попаданий, Александру пришлось бросать машину из стороны в сторону, и во время этого маневрирования арбуз оторвался и угодил прямо в неприятельскую траншею. История имела забавное продолжение. Вечером того же дня командование авиаотряда получило поздравление из штаба 10-й армии: "Командование благодарит вашего пилота за его храбрую атаку. И хотя эта огромная бомба не разорвалась, но зато посеяла панику в рядах неприятеля". Так Александр Пишванов, по рассказам его сына Николая, стал героем одного из самых курьёзных эпизодов Первой Мировой войны. 4-я подтверждённая победа Пишванова стала результатом 5-ти последовательных воздушных боёв, которые он провёл во время утреннего вылета 4 Июля 1917 года. Последняя, 5-я схватка произошла над рекой Сереш вблизи деревни Эндепенданте, куда, по австрийским архивным данным, в тот день вылетел экипаж "Бранденбурга C.I" ( бортовой номкр "68.54" ) в составе пилота - обер-лейтенанта Руперта Терка и наблюдателя - обер-лейтенанта Иосифа Бруннера. Александр сумел незаметно подобраться к австрийскому разведчику, открыв огонь с дистанции менее 40 метров. Вражеский стрелок - наблюдатель успел выпустить только одну короткую очередь, после чего скрылся в кабине. Пишванов огнём своего пулемёта буквально изрешетил вражескую машину, и она, потеряв управление, рухнула на поле. За этот бой русский лётчик был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом. pishvan3.jpg Спустя 3 дня, 7 Июля, Александр вылетел на перехват группы вражеских разведчиков, которые координировали огонь артиллерии в районе деревни Латинул. Под прикрытием подпоручика Десино, Пишванов вынудил ретироваться один из неприятельских самолётов, после чего занялся вторым вражеским двухместным аппаратом. Не желая вступать в бой, австриец нырнул в отвесное пике с высоты 4400 метров. Пишванов устремился за ним и, снижаясь, преследовал до 1200 метров. На этой высоте одна из пуль, выпущенная австрийским наблюдателем, ударила его в правую ногу. Превозмогая боль, Александр продолжил преследование, поймал цель и, открыв огонь, всё - таки подбил неприятеля, который рухнул в расположении 3-й батареи 30-й артиллерийской бригады. 5-я подтверждённая победа принесла Пишванову не только статус аса, но также орден Св. Георгия 4-й класса и звание "военного пилота". Невзирая на полученную рану, Александр продолжил свою боевую деятельность. Буквально через неделю, 11 Июля, во время патрулирования в районе деревни Тудор Владимиреску, он вступил в бой с неприятельской машиной, но при первой же атаке у истребителя Пишванова отказал пулемёт. Враг, в свою очередь, не преминул воспользоваться заминкой и ринулся в контратаку. Несколько пуль прошили кабину и попали в правую кисть Пишванова, оторвав два пальца. И снова Александр не покинул боя. Обливаясь кровью, он заменил обойму в пулемёте и повторил атаку, вынудив противника убраться на свою территорию. О преследовании не могло быть речи, Пишванов повёл свой "Ньюпор" домой, но рана всё же дала себя знать - посадка получилась не очень удачной, из-за чего лётчик получил ещё несколько ушибов. Ранение не позволило Александру вернуться в строй до конца Сентября 1917 года. Но, когда он выздоровел настолько, чтобы приступить к службе, военные действия на участке, где базировалось его подразделение, полностью прекратились. Известие о приходе к власти большевиков Пишванов встретил крайне неодобрительно, и в Декабре 1917 года, вернувшись в Новочеркасск, вступил в Добровольческую армию генералов Корнилова и Алексеева. 2,5 года сражался Пишванов против красных, причём с лета 1919 года он воевал на новых английских истребителях "Сопвич - Кэмел". 6-й добровольческий авиаотряд, в котором он служил вместе со штабс-капитаном Буцыло, поручиками Туренко и Тихомировым и подпоручиком Зариным, особенно отличился во время летнего наступления на Москву, что было отмечено в приказе командующего 1-м Добровольческим корпусом Генерал - лейтенанта Александра Кутепова: "Лётчики 6-го авиаотряда во главе с временно командующим поручиком Туренко во время операции по взятию города Орла совершили ряд полётов, всё время освещая боевую обстановку. Последние 2 дня, предшествующие падению Орла, лётчики, не взирая на дурную погоду и дальность расстояния, неутомимо летали над Орлом и его окрестностями, пробыв в воздухе 29 часов 40 минут. Бронепоезда противника, его эшелоны и войска были забрасываемы бомбами, сброшено 100000 наших воззваний над рядами дрогнувших красных". После отступления белых зимой - весной 1920 года 6-й авиаотряд оказался в Грозном, где был окружён красными и отрядами чеченских повстанцев. Чтобы избежать плена, Пишванов, Зарин и Тихомиров на своих "Кэмелах" в Марте 1920 года перелетели в Грузию. Здесь они поступили в грузинскую армию и были зачислены в тифлисскую автомобильную роту. Однако уже через год независимая Грузия была оккупирована частями 11-й красной армии и прекратила свое существование. Пишванов через Иран пробрался в Англию и некоторое время служил в британских ВВС в качестве пилота - инструктора. В 1926 году Александр Пишванов эмигрировал в США и устроился инженером в фирму Игоря Сикорского. В 1931 году он перешёл в авиационную корпорацию другого своего земляка - авиаконструктора Александра Северского. Два бывших аса Первой Мировой войны быстро нашли общий язык и подружились. Скончался Александр Михайлович Пишванов в 1966 году в Нью - Йорке. У него остался сын Николай, который тоже выбрал судьбу военного и был офицером армии США. Асы Российской империи