Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Коломенские черкасы в 1619-1638 гг.

Черкасы1 как категория населения Коломны появляются в городе в 1619 г. Все они происходили из полка Ждана Конши, отделившегося под Калугой от запорожского войска гетмана Петра (Конашевича) Сагайдачного в декабре 1618 г.2 Этот тяжелый год ознаменовался походом на Москву польского королевича Владислава IV Ваза. Своих сил в этой военной компании у польской стороны было явно не достаточно, поэтому на помощь походному войску были призваны запорожские черкасы, численностью до 20 тысяч человек, возглавляемые гетманом Сагайдачным. Войском гетмана были разорены южнорусские города Путивль, Валуйки, Ливны, Елец, Данков и Лебедянь, а также уезды в среднем Поочье – Серпуховской, Каширский, Коломенский и село Хатунь - центр дворцовой волости Московского уезда. Численность отрядов запорожцев, штурмовавших русские крепости, была столь велика, что, по словам очевидца, находившегося в Ельце во время осады, черкасы, не смотря на огромные потери от крепостной артиллерии, по трупам «к Аргамачьим воротам по своим по побитым людем … взошли»3

Финальным аккордом рейда гетмана Сагайдачного по территории Московского государства была осада Калуги осенью – в начале зимы 1618 г., в ходе которой было убито множество горожан, разорены уездные селения. Мирное соглашение в Деулино между Москвой и Варшавой, подписанное 1 (11) декабря, заставило запорожскую вольницу снять осаду Калуги. Прибывший к ним гонцом от польского войска полковник Милостный объявил о безоговорочном уходе в Речь Посполитую войска Сагайдачного с территории московских уездов. 

Однако полк Ждана Конши (200 человек) пожелал остаться на царской службе. Черкасы отправили из-под Калуги в Москву челобитчиков с просьбой принять их на какую-либо ратную службу. Прошение было принято к рассмотрению и после долгих раздумий черкас приняли на государеву службу4

Полк был расформирован, а его казаков было решено расселить по разным городам и прибрать в ратную службу (преимущественно стрелецкую). Уже в январе следующего 1619 г. для поселения 200 черкас (именно такую численность имел полк Конши) выбрали 18 городов: Темников, Алатырь, Курмыш, Касимов, Арзамас, Нижний Новгород, Переславль-Залесский, Ярославль, Пронск, Шацк, Кострома, Галич, Вологда, Белозерск, Казань, Астрахань и Рязань5. В Коломну решено было направить 20 черкас десятников6 Гаврилы Остапова и Демида Федорова в сопровождении сына боярского Никиты Стогова. По пути пять черкас «изменили» и бежали: Федор Алексеев, Федор Григорьев, Федор Петров, Остап Васильев, Иван Федоров7

Воеводы Коломны Борис Никитич Приимков-Ростовский и Потап Дмитриевич Нарбеков получили царскую грамоту, в которой было отмечено как и на каких условиях поселить в городе казаков Г. Остапова и Д. Федорова. Денежным и хлебным жалованием черкасских десятников предполагалось устроить наравне с коломенскими стрелецкими пятидесятниками, рядовых черкас – по аналогу с местными рядовыми стрельцами. По выписи из Стрелецкого приказа коломенский стрелецкий пятидесятник получал денежного жалования 2 рубля 25 алтын, стрелец – 2 рубля, хлеба – по осьмине8 человеку на месяц9

Прибыв в Коломну, черкасы были поселены в пустых дворах жителей местной черной слободы10. Среди живших на посаде бывших казаков полка Ж. Конши в 1619 г. встречаются следующие характерные украинские прозвания: Матус, Кручко, Медведь, Кулага, Баушев, Гнилозуб, Трудоноша, Шолок, Толстой, Лугеня, Трудоноша, Лях, Голынский, Томасов, Кривоног, Булохчий, Поколевский, Еловский, Высоцкий, Крупина, Бельский, Станиславский. Несколько дворов черкас находились при храме Пречистой Богородицы11

В Коломне черкасы жили на положении «кормовых иноземцев» – обеспечивались хлебным и денежным жалованием из городских кабацких и 

таможенных доходов. Как правило, царское жалование они получали на полгода вперед: с 1 марта по 1 сентября, на месяц по 9,5 рублей человеку. Всего на год 47 рублей с полтиною12. В Коломне они не находились в какой-либо службе: «а службы они никакой не служат»13 и, судя по прозвищам - «соленик» (солевар), «кравец» (портной) могли заниматься различными промыслами или ремеслами. Все черкасы, переведенные на службу в разные русские города14 ведались в Разрядном приказе15

По выписи из Рязряда число черкас в Коломне к 1638 г. резко сократилось до 6 человек. Во главе этой небольшой группы украинцев стоял атаман Яким Суровец (Екимко Сидоров). Причины такого значительного снижения их численности неизвестны. Вероятно, имели место побеги, однако в силу нехватки информативных источников, подтвердить это не представляется возможным. 

В Разрядном приказе РГАДА (Ф. 210, Столбцы Приказного стола (Оп. 13)) отложились два дела, связанные с жизнью черкас в Коломне. Оба они носят криминальную направленность. Помня свою былую вольность, бывшие казаки зачастую вели себя достаточно вызывающе. 13 апреля 1623 г. черкашенин Артюшка Алтух «в четвертом часу ночи» пришел на двор к коломенскому посадскому человеку Панке Гаврилову с целью покрасть что-либо. Выйдя на шум в сени, Гаврилов получил смертельные ножевые раны от Алтуха. Произошло следствие, в ходе которого был пытан не только сам А. Алтух, но и жена убитого посадского Ульянка – не она ли подговорила черкашенина к убийству мужа. Пыточные речи были отправлены воеводой Иваном Путятиным из Коломны в Москву в сентябре 1623 г. С пытки Алтух рассказал, что пришел не убивать Гаврилова, а к жене его Ульянке – «что жил с нею, а не для кражи». Панка Гаврилов и гостивший у него приятель Мишка Калуженин сами избили его обухами топоров. Но от жены посадского были получены совсем другие сведения: Алтух «клеплет (лжет), избывая своей вины», т.к. приходил грабить. Жители Коломны оказались на стороне Ульянки – никогда за ней ничего подозрительного не наблюдали: 

«глупости никакие не видивали». Алтух снова был брошен в тюрьму, но тут неожиданно заявил «государево слово и дело»16. Судя по его рассказу, в 1622 г. сопровождая из Коломны кабацкого и таможенного откупщика Мишку Колодкина, слышал от него непригожее слово о царице Марфе Ивановне. Окончание дела не известно17. Аналогичный эпизод произошел и несколько лет спустя. В 1628 г. одним из черкас было произнесено «непригожее» слово о московском патриархе Филарете18

В том же 1638 г. в Москве вновь обратили внимание на кормовых черкас «Саадашново выходу», живших кроме Коломны также в Шацке (5 человек атамана Семена Иванова), Пронске (6 человек атамана Тимофея Каменского) и Переяславле-Рязанском (6 человек атамана Якова Бережицкого)19. В столичном Разряде посчитали нужным переселить этих черкас в новый город Белгородской черты – Козлов20, на что были подготовлены следующие распоряжения: «для службы в новые городы послать, … велено государева служба служить по Козлову и дворовым и огородным месты и землями и пашнею и сенным покосы велено устроить против (аналогично – прим. автора) полковых казаков»21. Было выбрано и место для их поселения в Козлове - Донская слобода. Причиной поселения коломенских, шацких, пронских и рязанских черкас именно здесь послужило бегство со службы донских и яицких казаков: «на выбылых донских и яицких казаков место»22

По царской грамоте коломенскому воеводе Ивану Ивановичу Шаховскому поручалось отправить в Козлов черкас с семьями «безо всякого задержанья и зацепки по зимнему пути и как им мочно подняться»23. Те черкасские дворы, хоромы и прочее «всякое строенье», оставшееся в городе, воевода должен был продать. На постройку дворов в Донской слободе коломенским черкасам планировалось раздать по 9 рублей, а также хлебное жалование и семена для посева по аналогу с козловскими донскими казаками: 3 чети ржи, «овса тож» на человека24

Точное время переселения коломенских (и прочих) черкас в город Козлов не установлено. Если верить наказу коломенскому воеводе И. Шаховскому выслать черкасские семьи в Козлов «по первому зимнему пути», можно предположить, что произошло это не ранее середины октября 1638 г. Об этом косвенно говорит следующий эпизод. В конце декабря воевода Козлова С.Биркин сообщал в Разряд об ограблении в Ряжском уезде черкашенина Ивана Федорова, ехавшего из Москвы с денежной казной для своих товарищей на постройку дворов. Если верить словам свидетелей – пронских казаков Кондрашки Титова и Данилки Абакумова, повстречавших в дуброве под селением Маклаково этого черкашенина, ограбление произошло перед «Архангеловым днем в понедельник» (т.е. накануне 8 ноября)25. Отсюда следует, что в начале ноября 1638 г. черкасы из означенных городов уже были в Козлове. 

Поселившись в Донской слободе Козлова черкасы стали именоваться «донские новописьменные казаки» 26. Однако деньги на постройку дворов и хлеба коломенские черкасы первое время не получали. Придя в Козлов, в надежде на царское жалование, многие «одолжались» (вошли в долги), покупая в городе дворы, «платьишко ободралось и сами оскудали» - писали они о своем бедственном положении в челобитной на имя царя Михаила Федоровича. На беду случился также конский падеж, пахать землю стало не на чем: «отвели дикое поле и мы ... землю розпахали, сели (сеяли – прим. автора) яровой хлеб. Пожав яровой хлеб – посели рожью, семена займуючи (занимая – прим. автора) покупали. Только земли розпахали впервые хлебом» - писали черкасы27. Жалование в размере 6 рублей было незамедлительно прислано из Москвы в Козлов: «а вперед того сытым им быть с пашнею»28

Устроившись на новом месте, черкасы уже на положении полковых казаков незамедлительно были включены в систему обороны Козлова и участка Белгородской черты на территории его уезда. Сохранились сведения 1642 г. о службе полковых казаков из «черкас старово выезду»29 на 

Тарбеевом броде и Касимовом (Касымовом) перелазе: «з донскими и с яицкими казаки и с своею братьею с ыноземцы вряд»30. Через речные броды и перелазы крымские и ногайские татары часто проникали на территорию южнорусских уездов – «хаживали на Русь». На этих опасных участках, как правило, строились острожки, выставлялись заставы и сторожи. Тарбеев брод находился на р. Воронеж близ села Тарбеево (до того, как в 1635 г. начал формироваться Козловский уезд, его окрестности относились к Пехлецкому стану Ряжского уезда и принадлежали вдове кн. Д.М. Пожарского Федоре)31. Касимов перелаз находился в 7 верстах от Козлова на р. Польный Воронеж. В том месте по царскому указу был построен острожек (Косымовский земляной городок) и земляной вал (200 саженей). На этом перелазе должны были постоянно находиться в заставе 50 конных ратных людей32. 1643-45 гг. отмечены крупными разорениями этой вотчины Пожарских, увод крестьян в полон, в следствие чего почти половина дворов в ее селениях стояла «впусте». 

Частые «татарские приходы» на территорию Козловского уезда, тяжелые условия службы, а также неурожаи и падеж лошадей сказались пагубно на хозяйстве этих переселенцев. В 1642 г. озимые хлеба были побиты морозом, летом урожай погубила засуха: «сонцом выжгло, ... а иной от сухмени пропал». Поэтому в первое время в связи с этими обстоятельствами козловский воевода Афанасий Константинович Беклемешиев распорядился выдать коломенским, шацкие, пронским и переяславль-рязанским черкасам по 3 рубля человеку из городских доходов33

Итак, сообщество украинцев (черкас) в г. Коломна просуществовало не долго, почти 20 лет. Проживая в городе на положении иноземцев с государева денежного и хлебного жалования, они не находились в ратной службе. Занимаясь промыслами и ремеслами, эти черкасы представляли собой своего рода местную городскую диаспору из украинских переселенцев. С 1619 по 1638 гг. численность этих «кормовых иноземцев» резко снизилась с 15 до 6 человек (речь идет только о главах семей), причины тому не известны. С началом строительства на южных рубежах Московского государства мощной оборонительной системы из засек, земляных валов, городов и острожков – Белгородской черты – московское правительство находит целесообразным перевести оставшихся черкас в город Козлов, где определяет их в полковую казачью службу. В дальнейшем эти переселенцы из черкас полностью слились со слободским населением Донской слободы города Козлова, в XVIII в. составив разряд однодворцев. 34

1 Так в Московской Руси XVI-XVIII в. именовались украинские казаки, а порой и вообще все украинцы. См. подробнее о термине: Папков А.И. Термины «черкасы» и «люди литовские», использовавшиеся в российской делопроизводственной документации XVII столетия. Русское средневековье. Сборник статей в честь профессора Ю.Г. Алексеева. М. 2012. С. 375-398 

2О походе гетмана П. Сагайдачного см. подробнее: Сас П. Запорожці у польсько-московській війні наприкінці Смути (1617-1618 рр.). Бiла Церква. 2010 

3 Ракитин А.С. Сторожевые казаки города Данкова после «черкасского разорения» 1618 г. и до 1650-х гг. Война и оружие. Новые исследования и материалы. Труды Третьей международной научно-практической конференции. 16-18 мая 2012 года. Ч. 3. СПб: ВИМАИВиВС. 2012. С. 88-97 

4 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 2521. Л. 4, 18

5 Станиславский А. Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. М. 1990. С. 201 

6 В среде украинского казачества они как правило назывались куренными атаманами. 

7 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 2521. Л. 177-178 

8 Осьмина – русская мера сыпучих тел. Одна осьмина равнялась 1/2 четверти, соответственно четверть – ¼ ведра, 3,0748 литра. 

9 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 2531. Л. 276 

10 Жители городских слободок – здесь: посадские. 

11 Города России XVI века. Материалы писцовых описаний. Подготовлено Е.Б. Французовой. М. 2002. С. 37-38 // РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 200. Л. 109 об - 111 

12 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 24. Л. 20 

13 Там же. 

14 В источниках их часто называли «черкасы, которые отстали от Сага[й]дачного». 

15 Орган военного управления в Московском государстве XVI-XVII в. 

16 «Слово и дело государево» - словесная формула, произносившаяся человеком, который намеревался донести властям о каком-либо государственном преступлении. После чего объявившего (даже если он был заключенным, чем многие и пользовались) надлежало немедленно доставить в государственное учреждение. Ложное «слово и дело» каралось телесными наказаниями (Акельев Е.В. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина. М. 2012, С. 123). 

17 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 12. Л. 275-282, 315 

18 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 33. Л. 425-427 

19 Так до 1778 г. называлась современная Рязань. 

20 В настоящее время – Мичуринск Тамбовской области. Был построен в 1635 г. на месте Козлова урочища – промысловой вотчины крестьян Козловых кн. Пожарского и затем включен в оборонную систему Белгородской засечной черты. 

21 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 24. Л. 20. Служба полковых городовых казаков заключалась в конной гарнизонной службе. Во время крупных военных действий полковые казаки прибирались в государевы полки походной рати (отсюда и название). 

22 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 24. Л. 22 

23 Там же. Л. 24 

24 Там же. Л. 55 

25 Там же. Л. 83-99 

26 Там же. Л. 76  

27 Там же. Л. 198 

28 Там же. Л. 201 

29 Так в источниках назывались черкасы из указанных выше городов: Шацка, Коломны, Пронска и Переяславля-Рязанского, вышедших на русскую службу еще в 1618 г. в отличие от черкас, появившихся в Козлове позднее (из Хотмыжска, Рыльска, Корочи, Чугуева). См. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 24. Л. 321 

30 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 24. Л. 261 

31 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 29. Л. 4-5 

32 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 159. Л. 5-7 

33 РГАДА. Ф. 210. Столбцы Поместного стола. Д. 24. Л. 263 

 

34 Класс служилых землевладельцев, потомков ратных людей юга России XVI-XVII вв. – детей боярских, стрельцов, казаков и пушкарей. Занимали среднее положение между дворянами и крестьянами.  

Ракитин А.С.