Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Отношения между соседями.

Отношения между соседями. Некоторое ограничение прав собственника в интересах соседей встречается и в казацком быту. Никто не имеет права занимать даже пустопорожнего места, как бы мало оно не было, если этим он стесняет соседей, прежде занятия сидевших близ этого места. Каждый должен остерегаться причинять какой - либо ущерб своему соседу. Поэтому прежде всего во избежание нанесения соседу убытков (напр. чтобы не врывался скот), он должен огородить плетнем свое владение. При постановка плетня или забора сосед не должен нарушать границы и не захватывать своими постройками соседской земли. Плетни и заборы часто соседи строят пополам: половину на счет одного, а половину на счет другого. Плетнем огораживаются лишь дворовые места, сады, оливады, огороды; ,,пайки“ не огораживают. Никто не имеет права предпринимать на своей земле ничего такого, что может вредным образом отозваться на владении соседа; так напр. никто не смеет проводить воду, если она грозит затопить землю соседа или повредить его постройки. подмыть амбар и т. д. С другой стороны нельзя зарывать или уничтожать канаву, если сосед вырыл ее для осушки своих владений. В одном из станичных судов разбирался такой случай: один сосед зарыл канаву другого для ограждения своей скотины, которая нисколько раз тонула в ней. Суд решил канаву оставить, а владельца её обязал поставить плетень, который ограждал бы скот соседа от воды. Нельзя рыть яму например для погреба, хотя бы и на своей земле но поблизости к соседскому участку, если это почему либо не удобно для соседа. Нельзя отводить в особые резервуары, устроенные на собственных участках, воду из общего с соседями источника, если через это последние лишаются воды. Сосед не смеет прорубать дверь из своего дома или амбара, или сарая во двор к соседу без согласия последнего. Что касается до права соседа срубить ветви соседского дерева, если они мешают, то подобных случаев в делах станичных судов я не встречал. Но казаки, в Мариинской ст. мне говорили, что сосед в праве требовать отрезания ветвей на сколько они мешают, но самовольно обрезать их не смеет. В ст. Нижнекурмоярской говорили так: „ветви терпим, ибо у нас просторно“. Если плодовое дерево в саду одного из соседей пустило отросток в сад другого, то этот отросток принадлежит тому, на чьей земле он появился и плодами его пользуется тот, в чьем саду он вырос, ибо „нельзя же соседу приходить ко мне в сад обрывать плоды“. Но строптивые, сильные и богатые соседи иногда, по словам казаков, изъявляют претензии на такие отростки — вырывают их и пересаживают к себе, или же даже огораживают их плетнем своим, распространяя последний на соседскую землю (зап. в Мариинской ст. и др.). В ст. Нижнекурмоярской казаки говорили: „если отросток того стоит, то разбирают по корням. Но плодами дерева, корни которого в моем саду, а ветви перевесились к соседу, пользуюсь я (часто напр. виноград перевешивается через плетень к соседу)“. Без позволения соседа никто не смеет ни входить в пределы его владения, ни прогонять через него скот. Нельзя бросать сор на участок соседа; золу кидать даже близь плетня соседа не позволяется. Сосед в праве, требовать от соседа прохода, проезда и прогона для скота, если нет другого пути. Для прохода и скотопрогона, станичными и хуторскими обществами определяются пути: дороги, улицы, переулки. Всякий обязан, если требуется, дать от своего участка достаточное количество земли для устройства этих путей. Никто не имеет права воспрепятствовать соседу пользоваться этими путями, застраивать и загораживать их. Даже пустопорожнее место нельзя занимать, если этим стеснишь доступ к водопою. Застроивший или загородивший путь обязан снести постройки и восстановить путь в первоначальном виде. Позволяется с согласия общества закрыть путь, если он никому не нужен, или если существуешь иной, который может заменить его, или если желающий загородить его обязуется провести новый путь не менее удобный для соседей. Если кто ни будь отказывается снести свою возведенную на непоказанном месте городьбу, то станичное правление нанимает на его счет рабочих, которые и разоряют ее; иногда еще такой строптивый наказывается штрафом. В исках о вознаграждении за убытки, причиненные сломкой неправильно построенной городьбы, станичные суды отказывают. Кроме того, каждый обязан дать соседям, не имеющим доступа к улице, известную полосу своей земли для проведения путей прохода и прогона скота на пастбище и к водопою, а также „соблюдать, чтобы прогонное место не было тесно“ (Елан. стан. суд. 1881 г., июня 26). Далее, владелец обязан дать возможность прохода и проезда через свои земли к владениям других, если иного пути нет. Так напр. Кепинский станичный суд 4-го июля 1882 г., постановил отделить от поземельного места казака А. И. 11/2 саж. земли в ширину и 15 саж. в длину, чтобы был проезд казаку 3. О. в его сад для поливки и на гумно или (в другом случае) к дому. Что касается колодцев, то в казацких ст., кроме принадлежащих общине встречаются и вырытые частными лицами. Пользоваться ими соседям обыкновенно не воспрещается (так сообщали мне в нескольких станицах), если вода нужна для питья: „друг другу пособляют в этом случае потому, что часто сосед, хотя и рядом роет, получает соленую воду — почему и грешно тут не пособить“; „коли ладно соседи живут, то позволяют воду брать, не требуя их участия в очистке колодца, а коли вражда вышла — сейчас запрещают ходить к себе за водой“. „Конечно, пользующейся от соседа водой, при поправке колодца пособить ему из совести. Но скот поить из таких колодцев не дают: его гоняют на общий водопой“. По словам казаков некоторых местностей. В чужих лесах, принадлежащих иным станицам — согласно сообщению казаков ст. Кепинской - не воспрещается „охотничать“. Но ягоды собирать не дозволяется, ибо они идут в пользу станичников (см. выше.). Что касается рыбной ловли в чужих водах, то казаки сообщали мне, что прежде она допускалась всюду: „народ был проще и выгоды своей не понимал“ ныне же обыкновенно в текучих водах дозволяют ловить рыбу беспрепятственно, озерами же и прудами пользуется сама община (см. выше.). Что касается пользования чужой движимой собственностью, то прежде, по словам казаков некоторых местностей, допускалось брать у кого-нибудь из одностаничников лошадей, когда проезжал кто ни будь из начальства, если не было свободных на станции. Ныне в случае пожара в станице всякий может взять первую попавшуюся лошадь и скакать в поле к находящимся там станичникам для оповещения их о беде: „тут это делается в общую пользу“. -----//-----