Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

О рыцарях и живодерах

О рыцарях и живодерах -

В виду того, что моё сообщение о панихиде генералам П.Н.Краснову, С.Н.Краснову, А.Г.Шкуро, Т.Доманову, Г.фон Паннвицу вызвало неприятие и даже негодование некоторых читателей, в частности в сообществе "Белое Движение", где перечисленные генералы сравниваются с Гитлером, ставятся в один ряд с фашистскими карателями, я хотел бы порекомендовать к внимательному прочтению статью Председателя РОВСа капитана И.Б. Иванова "Рыцари и живодеры". Возможно, после прочтения этой статьи, суждения противников подобных мероприятий станут не столь категоричными.



И.Б. Иванов
О рыцарях и живодёрах. Памяти генерал-лейтенанта Хельмута фон Паннвица (1898-1947)



Во время Русско-японской войны, после сражения у Лаояна в августе 1904 года, произошёл такой случай. К разъезду 1-го Оренбургского казачьего полка подъехали неприятельские парламентёры и передали из японского штаба в штаб Русской армии послание следующего содержания:

"Запасной солдат Василий Рябов, 33 лет, из охотничьей команды 284-го пехотного Чембарского полка, уроженец Пензенской губернии, Пензенского уезда, села Лебедевки, одетый, как китайский крестьянин, 17 сентября с.г. был пойман нашими солдатами в пределах передовой линии. По его устному показанию выяснилось, что он по изъявленному им желанию был послан к нам для разведывания о местоположении и действиях нашей армии и пробрался в нашу цепь 14 сентября через Янтай, по юго-восточному направлению.

После рассмотрения дела установленным порядком Рябов приговорён к смертной казни. Последняя была совершена 17 сентября ружейным выстрелом. Доводя об этом до сведения Русской армии, наша армия не может не высказать наше искреннейшее пожелание уважаемой Русской армии, чтобы последняя побольше воспитывала таких истинно прекрасных, достойных полного уважения воинов, как означенный рядовой Рябов. На вопрос, имеет ли что сказать перед смертью, он ответил: "Готов умереть за Царя, за Отечество, за Веру". На предложение: мы вполне входим в твоё положение, обещаемся постараться, чтобы ты так храбро и твёрдо шёл на подвиг смерти за царя и отечество, притом, если есть, что передать твоим от тебя, пусть будет сказано. Он ответил: "Покорнейше благодарю, передайте, что было…" - и не мог удержаться от слёз. Перекрестившись, помолился долго в четыре стороны света, с коленопреклонениями, и сам вполне спокойно стал на своё место. Присутствовавшие не смогли удержаться от слёз. Сочувствие этому истинно храброму, преисполненному своего долга, примерному солдату достигло высшего предела. С почтением, капитан штаба Японской армии /подпись/".

Война – не место для сантиментов, и речь идёт не о них. Приведённый выше пример заставляет нас вспомнить о высоких рыцарских традициях, существовавших во многих армиях мира, в том числе в Русской и Японской ИМПЕРАТОРСКИХ армиях. А традиции эти заключались, в том числе и в УВАЖИТЕЛЬНОМ отношении к врагу, особенно – к врагу побеждённому, пленённому, тем более – обречённому на смерть. Образцов такого отношения в нашей русской военной истории можно найти много. Вспомним, например, как Император Александр II осыпал милостями пленённого турецкого военачальника «победоносного» Османа-Нури-гази-пашу, в 1877 году героически оборонявшего со своими войсками крепость Плевну. Когда непреступная турецкая твердыня, наконец, сдалась, и раненный в ногу Осман-паша был пленён, Российский Государь в знак уважения подал ему руку и, похвалив за геройскую оборону, возвратил пленнику его саблю. По свидетельству очевидцев, русские офицеры встречали Османа-пашу – своего недавнего врага – аплодисментами и криками "браво!" Можно вспомнить здесь и о том почёте и уважении, которыми был окружён в русском плену один из самых непримиримых врагов России – имам Шамиль (1797-1871).

Но рухнула Великая Россия… Новейшее время принесло совсем другое отношение к войне. Казалось бы, в нашу упадочную эпоху расчётливого и грубого материализма для подлинного рыцарства уже не осталось места. Ещё менее можно было бы ожидать его проявлений во время Советско-германской войны 1941-1945 годов, когда в смертельной схватке столкнулись два самых кровавых и бесчеловечных режима – большевизм и национал-социализм. Но законы духовного рыцарства порою оказываются выше наказов партийных вождей…

В известной книге советского писателя С.С. Смирнова "Брестская крепость" описываются обстоятельства пленения командира 44-го стрелкового полка РККА, майора П.М. Гаврилова (1900-1979), руководившего обороной Восточного форта Брестской крепости в июне-июле 1941 года и впоследствии удостоенного за это звания Героя Советского Союза. Гаврилов был одним из последних оставшихся в живых защитников крепости. Немцы смогли захватить его в плен в крепостных руинах только 23 июля (!), крайне истощённого и уже находящегося в бессознательном состоянии. Когда Гаврилова принесли в лагерь для военнопленных, германский генерал, обратившись к пленным красноармейцам, сказал:

«Сейчас в лагерь доставлен герой красной армии майор Гаврилов. Сражаясь в крепости, он показал высокую доблесть и мужество. Немецкое командование уважает героизм даже в противнике. Поэтому мы приказали поместить майора Гаврилова в отдельную комнату и доставлять ему пищу из нашей офицерской кухни».

И действительно, немцы предоставили Гаврилову не только отдельную комнату и стол, но и спасли от смерти: врачи поддерживали истощённый организм с помощью искусственного питания. Это в лагере-то 1941-го, когда за колючей проволокой уже умирали от голода сотни тысяч советских военнопленных!

В той же книге С.С. Смирнова (написанной в СССР ещё в 60-е годы ХХ века, а потому до предела заидеологизированной в духе советского патриотизма и подвергнутой тщательной цензуре) можно найти ещё ЦЕЛЫЙ РЯД примеров рыцарского отношения немецких АРМЕЙСКИХ офицеров к противнику. Так, например, приводится случай, когда немцы долго не могли выбить из подземного каземата четверых укрывшихся там красноармейцев. На предложения сдаться, последние отвечали отказом. В конце концов немцы применили отравляющий газ, и защитники крепости решили с пением "Интернационала" выйти на поверхность, чтобы там принять свою смерть. Но немцы не только не пристрелили их, а, напротив, восхищённые мужеством едва державшихся на ногах людей, встретили, как героев. Старший из присутствоваших германских офицеров снял каску перед защитниками крепости, и все солдаты его подразделения, как по команде последовали примеру своего начальника – почтили верность воинскому долгу солдат противника снятием касок.

Как можно видеть из вышесказанного, примеры уважительного отношения к врагу не стали исключением даже для советско-германского фронта II Мировой войны! Ведь рыцарство было и в традициях старой Германской ИМПЕРАТОРСКОЙ Армии. Оно так и не было до конца вытравлено в офицерском корпусе Вермахта, не смотря на все запреты и все старания в этом направлении со стороны национал-социалистического руководства Третьего Рейха. А последнее, действительно, прилагало немало усилия для того, чтобы выбить рыцарский дух и понятия о воинской чести из военной среды. Незадолго до нападения на СССР, собрав старших генералов Германской армии, Адольф Гитлер заявил им:

"Война с Россией не может вестись с соблюдением законов чести. Она является одновременно борьбой идеологий и борьбой рас; и она должна вестись с небывалой до сих пор беспощадностью. Господа офицеры должны забыть на этот раз свои рыцарские традиции. Я хорошо знаю, что такой образ мыслей плохо умещается в представлениях господ офицеров и меня это очень огорчает, но, тем не менее, мои приказания должны быть выполнены неукоснительно…"

После этой речи Гитлера немецкие генералы посчитали себя оскорблёнными и обратились к главнокомандующему сухопутными войсками генерал-фельдмаршалу В. фон Браухичу с протестом. Последний поддержал их, пообещав сделать всё возможное, чтобы противостоять политике нацистов в этом вопросе, прежде всего, в отношении обращения с советскими военнопленными. Ибо немецкие офицеры старой школы были воспитаны на рыцарских традициях, а Гитлер и вожди НСДАП и СС - были только живодёрами с психологией уголовных преступников, ослеплёнными своими национал-социалтстическими идеями и не способными подняться до рыцарства. Такими же живодёрами всегда были и большевики.

Когда в мае 1945 года командир ХV казачьего кавалерийского корпуса генерал-лейтенант Гельмут фон Паннвиц – старый кавалерийский офицер Германской ИМПЕРАТОРСКОЙ армии, ДОБРОВОЛЬНО отдал себя в руки чекистов, чтобы разделить участь казаков – его вчерашних подчинённых – он поступил, как истинный Рыцарь. Предполагал ли фон Паннвиц, ЧТО может ожидать его в советских застенках? Несомненно.

Он мог легко сохранить свою жизнь и свободу, оставшись на Западе. Война закончилась, и на оккупированной англичанами территории ему уже ничто не угрожало: будучи немецким офицером и гражданином Германии выдаче в СССР он не подлежал. Но фон Паннвиц настоял на своём решении добровольно отправиться в советский плен, вместе с уже выданными большевикам казаками его корпуса. Как Походный Атаман казачьих войск, избранный на этот пост в конце войны, он считал своим долгом быть со своими казаками до конца, какая бы страшная участь ни ожидала их и его…

Советские живодёры из госбезопасности не знали, что такое офицерская честь. Фон Паннвиц был для них только пленным "фашистом", врагом, которого нужно было раздавить, унизить, втоптать в грязь и вздёрнуть на виселице.

Втоптали. И вздёрнули в январе 1947-го, приписав генералу никогда не совершённые им "военные преступления"… Очевидно, что убийство фон Паннвица была для советского кривосудия политическим заказом. Дело его рассматривали по принципу: если командовал казаками ("изменниками Родины") – значит должен быть преступником! Советчики так усердствовали в обвинениях фон Паннвица, что в официальном приговоре умудрились поставить ему в вину даже то, что он "в 1941 году, являясь командиром головного ударного отряда 45-й немецкой пехотной дивизии, принимал участие в вероломом нападении гитлеровской Германии на Советский Союз" . Но ведь тогда обвинение в "вероломном нападении" можно было бы предъявить любому немецкому, румынскому, венгерскому или финскому солдату, оказавшемуся по приказу своего командования в 1941 году на Восточном фронте! Кстати, Брестскую крепость, упомянутую нами в связи с пленением советского майора Гаврилова, в июне-июле 1941 года штурмовала именно 45-я немецкая пехотная дивизия, в которой служил в то время фон Паннвиц…

Уже в середине 90-х годов ХХ века внучка фон Паннвица, Ванесса фон Бассевиц, обратилась к властям РФ с просьбой "реабилитировать" деда. Трудно сказать, зачем г-же фон Бассевиц понадобилась эта так называемая "реабилитация". Ведь в РФ такая процедура фактически выглядит так: "Мы признаём, что убили (лишили свободы) невиновного, честного человека, и поэтому мы…его прощаем". Где же при таком подходе осуждение совершённого преступления? Где уголовные дела, возбуждённые против фальсификаторов-следователей, лжецов-судей, садистов-тюремщиков, коммунистического руководства, отдававшего преступные приказы? Ничего этого нет! Но даже и такая "реабилитация" распространяется в РФ далеко не на всех: активные участники борьбы против коммунистической тирании (участники Белого движения или, например, руководители ВСХСОН) никакой "реабилитации" не подлежат!

Генерала фон Паннвица "реабилитировали" 22 апреля 1996 года. Главная военная прокуратура официально признала:

"…фон Панвиц в период Великой Отечественной войны являлся гражданином Германии, военнослужащим немецкой армии и выполнял свои воинские обязанности.

Данных о том, что фон-Панвиц или подчинённые ему части допускали зверства и насилия в отношении мирного населения и пленных красноармейцев, в деле не имеется. В связи с этим следует признать, что фон-Панвиц… осуждён необоснованно".

Но о героической гибели генерала фон Паннвица и его "реабилитации" вспомнили мы не случайно. История эта получила неожиданное продолжение! Уже через пять лет Главная военная прокуратура вдруг возвращается к «делу фон Паннвица» и выносит новое решение. По заключению начальника Управления реабилитации жертв политических репрессий, генерал-майора юстиции В.К. Кондратьева оказывается, что генерал фон Паннвиц «за совершенные преступления осуждён обоснованно… и реабилитации не подлежит».

Конечно же, ни фон Паннвиц, ни вожди Белого движения, ни кто-либо из активных борцов с большевиками не нуждается ни в какой «реабилитации». Но показателен самый факт отношения официальных властей к личности замученного немецкого генерала-рыцаря: то, что «проходило» в 90-е годы прошлого века, явилось недопустимым уже в первый год нового столетия, ознаменованного и новым кремлёвским правлением. Характерно, что отмена «реабилитации» произошла по-чекистски прикровенно. Оповестили об этом только «заинтересованных лиц», то есть внучку генерала и соответствующие учреждения в ФРГ. Крайне скудная и тенденциозно подобранная информация о том просочилась в средства массовой информации лишь в декабре 2001 года.

Будем надеяться, что эта история послужит хорошим отрезвляющим уроком неуёмным радетелям о «реабилитации» героев России, сознательно, с оружием в руках воевавших против предков и предшественников нынешних «реабилтаторов».

Но есть здесь и другая поучительная мораль: жестокосердные преступники и садисты-убийцы оказываются социально-исторически ближе современным большевицким правопреемникам, а потому и совершённые этими живодёрами преступления против рыцарей антикоммунистической идеи не разоблачаются, а, напротив, замалчиваются и покрываются… И, если не суждено России обрести исторически законное национальное правительство, то советские беззакония и будут, к сожалению, официально замалчиваться и покрываться, а то и превозноситься как подвиги… И так, под аккомпанемент речей о «примирении», без срока давности!…

«Вестник РОВС», № 3-4, 2002.