Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Часть 3. Русь и ясы. Черные клобуки, берендеи, торки.

Русь и ясы. Для того, чтобы определить пространство действия этноноосферы булгар, очень важно знать, какие земли они занимали, кроме уже известных нам, какие еще названия носили у окружающих народов, кроме самоназвания. А называли ли русские булгарские племена, живущие на Кавказе и на Дону с Северным Донцом как-то иначе? Может быть первоначально, когда русские впервые столкнулись с волжско-камскими булгарами, они им дали свое русское название? Возможно сначала они не различали волжских и донских булгар и называли их одним именем, а с течением времени вследствие оживления связей стали различать? Ведь пишет же С.М. Шпилевский: "Первоначальная летопись говорит под 965 г. о походе Святослава на Козар: "Иде Святослав на Козаре. Слышавше же Козаре, изыдоша противу с князем, и с ступишася бити; и бывши брани межи ими одоле Святослав Козарам и город их Белувежю взя. И ясы победи и Косогы"./ Ориенталисты этот поход Святослава против Хазар, Ясов, и Косогов отождествляют с походом этого князя на Волгу, против Хазар, Булгар и Буртас, о котором свидетельствует Ибн-Хаукаль". Следовательно, можно предположить, что русские первоначально называли булгар, как волжских, так и донских, точнее всех остальных булгар, кроме дунайских, ясами. Затем, после похода Владимира в 985 г. на Волжскую Булгарию, из общей массы ясов стали выделять волжских булгар по названию их столицы города Булгар. Откуда же возникло название этноса ясы (асы)? Когда булгары с Нижней Волги и Дона встречались с русскими, последние спрашивали: "Кто вы такие?" На что первые отвечали: "Без ас кешелэре", т.е. "Мы низовские люди". Поэтому булгарское слово "ас" русские точно перевели на свой язык: "низовские". Отсюда и летописные асы (ясы). А так как низовские и средневолжские булгары в глазах русских были одним и тем же народом, что соответствовало действительности, то они иногда называли асами (ясами) и жителей Волжской Булгарии. В подтверждение сказанного сошлемся на Н.М. Карамзина, который, ссылаясь на русские летописи, отмечал: "В харатейных списках: "Иде Володимер на Болгары в лодьях", но во многих других прибавлено: "Низовские Болгары". В Воскресен. и некоторых именно сказано: "Болгары, иже по Волге". В Степен. Книге (I, стр.92); "и нижние болгары Волжские и Камские покори под ся". Обстоятельство, что Добрыня с любопытством осматривал одежду пленников, свидетельствует, что Россияне еще не знали сих Болгаров; но Дунайские были уже им давно известны. Увидим после, что Россияне обыкновенно ходили Волгою к Низовским Болгарам". И далее: "Никон. Лет. говорит, что Владимир в 990 году послал Македонского Философа Марка обращать Низовских или Казанских Болгаров в Христианскую Веру; что четыре Князя их крестились в Киеве;...". В примечаниях Н.М.Карамзина речь идет о низовских булгарах, т.е. асах (ясах), каковым именем назывались также и волжские булгары, как это видно из изложенного. В примечании 29 к т.II, гл.II своей "Истории" Н.М. Карамзин писал: "Никон. Лет. говорит: "В лето 6537 (1029 г. - Р.Б.) Ярослав ходи на Ясы и взят их ... Слова: взят их, дали мысль Татищеву написать, что Ясы переведены Великим Князем на берега Рси или Роси". Эти сведения дали А.В.Гадло повод написать следующее: "Новое русское продвижение в Предкавказье может быть связано с упомянутым в Никоновской летописи и подтверждаемым материалами В.Н.Татищева походом Ярослава на ясов. Согласно версии Татищева, Ярослав не только победил ясов (алан), но и привел в Поднепровье ясский полон, который расселил к югу от Киева по Роси... Полагать, что поход Ярослава против ясов не затронул территорию Кавказа, а ограничился районом Подонья, как думают некоторые исследователи, можно было до тех пор, пока не были археологически исследованы на Среднем и Нижнем Дону памятники салтово-маяцкой культуры. Сегодня хорошо известно, что никаких этнических групп, носителей этой культуры, в X-XI вв. в области ее распространения уже не существовало". Возможно, правы летопись и В.Н.Татищев. Дело в том, что Ярослав на Предкавказье походом не ходил, он ограничился Доном и пленил не ясов-алан, ибо ясы не были аланами (осетинами), а ясов-булгар, что видно из следующих слов В.Н.Татищева: "Торки и торпеи, поросяне и порошане, берендеи, иногда казарами их имяновали,...; жили по разным городам, поселены по реке Роси, град их знатен был Торческ, ныне Карсунь, другий Белая Церковь, Константин Порфирогенет имянует турки". Ни одна древняя русская летопись не переводит название ясы как аланы (осетины), что делают позднейшие и современные историки и не называет в числе поселенный по реке Роси под Киевом алан (осетин). Еще раз сошлемся на В.Н. Татищева, который пишет: "Берендеи, берендичи, торки и чернии клобуки по Роси жили и свои грады имели, ... Иногда торки имянованы. Сии населенные из козаров, печенегов и торков". Русские летописи, а вслед за ними и Татищев одни и те же булгарские племена, смешанные к X-XI вв. со своими родственниками печенегами и гузами называли по-разному - по их племенным самоназваниям (берендеи) или по каким либо отличительным чертам (черные клобуки), но на Дону они долго оставались под названием ясы. В 1116 г. киевский князь Владимир Мономах послал на Дон с дружиной своего сына Ярополка. Н.М. Карамзин об этом пишет так: "Третий сын Мономахов, Ярополк, воевал в окрестностях Дона; взял три города в области половецкой: Балин, Чешлюев, Сугров; пленил множество ясов, там обитавших, и в числе их прекрасную девицу, на коей он женился". А.В. Гадло и здесь не согласен с летописанием и сообщением Н.М. Карамзина: "Полагать, что в 1116 г. на Дону (т.е. на Северном Донце),- пишет он в примечании, - были ясские/аланские поселения, на наш взгляд, нет оснований, во всяком случае, их существование археологически никак не засвидетельствовано". Отождествление ясов с овсами (т.е. осетинами), кажется, не правомерно, тем более, что в летописях речь идет о ясах, а не об овсах. В то время на Дону были ясские, т.е. булгарские поселения, но не было овсских, т.е. аланских. Если принять, что ясы - это булгары, а овсы - аланы (осетины), которых в то время уже не было на Дону, тогда все становится на свои места. Летописец, а вслед за ним и Н.М. Карамзин, правы и не нужно их исправлять. И опять же Ярополк привел с собой на Русь ясов, но там они выступают под другими именами: торки, печенеги, хазары, черные клобуки, берендеи. Вполне возможно, что киевляне черными клобуками называли черных булгар. Известно, что у черных булгар доминирующим цветом был черный. В походы они выступали под черным знаменем. У казанских татар - потомков волжских булгар до сегодняшнего дня национальным головным убором является черная тюбетейка (черный клобук). Арабо-персидские авторы никогда не отождествляли ясов (асов) с аланами. В частности ал-Гарнати, рассказывая об дербентском эмире, отмечает, что "он говорил на разных языках, таких как: лакзанский, и табаланский, и филанский, и закаланский, и хайдакский, и гумикский, и сарирский, и аланский, и асский, и зарихкаранский, и тюркский, и арабский, и персидский". В своем " Историческом комментарии" О.Г. Большаков и А.Л. Монгайт пишут: "На первый взгляд вызывает недоумение то, что ал-Гарнати наряду с аланским называет асский язык. Средневековые путешественники отождествляли алан с асами. Плано Карпини, Рубрук, Иосиф Барбаро знают о народе алан, которых именуют также "аас" или "ас". Грузины называли алан "осами" или "овсами", а русские - "яссами". Однако весьма вероятно, что все же асы и аланы представляли разные племена". Но верная догадка тут же отступает перед научной традицией и авторы заканчивают свою мысль словами: "Вероятно, даже в XII в. асы еще не были полностью поглощены аланами, и, возможно, диалектные различия иранского и других диалектов осетинского языка отражают эти древние факты". Но полагаться в этом вопросе на западноевропейских путешественников не следует. В западной Европе в средние века отождествляли и русских с татарами и на своих картах исконно русские области обозначали словом "Тартария", но мы же не можем на этом основании говорить, что русские и есть татары. Все же арабо-персидские авторы этническую ситуацию на Кавказе знали лучше и им в этом вопросе можно довериться, а для них асы и аланы были разными народами. Историки, описывающие этнические процессы в южной части Восточной Европы после X в. совершенно забывают, что после распада Великой Болгарии булгарские племена занимали обширные территории от Нижней Волги до Днестра и от Северного Кавказа до верхов Дона с Северным Донцом. Кроме того, булгары имели два государственных образования - Волжскую Булгарию и Дунайскую Болгарию. Весь этот булгарский мир до VIII в. составлял единую этноноосферу, которая стала распадаться после принятия волжскими булгарами ислама, а дунайскими - православия. Таким образом, возникло два центра притяжения для булгар, живущих вне этих двух государственных образований, между которыми находилась православная Киевская Русь. Черные или внутренние булгары, живущие на Северным Причерноморье, попали под этноноосферное влияние православных Дунайской Болгарии и Киевской Руси, где их стали называть черными клобуками, берендеями, хазарами, торками, а впоследствии черкасами. Булгары, живущие на территории от верховьев Дона до Северного Кавказа, оказались под влиянием этноноосферы родственных им волжских булгар-мусульман и принявших православие русских. Окружающие народы называли их ясами (асами), а к аланам (овсам, осетинам) они имели лишь то отношение, что на Северном Кавказе были их близкими соседями. Поэтому о поглощении ясов (асов) аланами не может быть и речи, ибо потомки асов (ясов) балкарцы и карачаевцы живут на Кавказе и в наше время. Донские же булгары впоследствии приняли православие, за исключением небольшой части, и обрусели. Они стали ядром донских казаков. Нельзя отрицать, что какая-то часть ясов на Кавказе была ассимилирована аланами - это всегда происходит, когда этносы входят в контакт, но обратный процесс поглощения ясами (асами) алан протекал не в меньшей степени. А.В.Гадло, анализируя в "Географии Грузии" Вахушти сведения об осетинах (овсах), приводит из указанного сочинения слова, что ущельем реки Баксан Басиани владели цари овсов. "Таким образом, - делает вывод А.В. Гадло, - Вахушти сохранил наименование страны, которое она носила до заселения ее предками современных балкарцев. Из его повествования очевидно, что басиани - одно из подразделений овсов (осов) и что они представляли ирано-язычную общность, в дальнейшем, вероятно, частично влившуюся в диагорскую часть осетинского этноса и частично ассимилированную тюрко-язычными предками балкарцев". Предки балкарцев и карачаевцев ясы были народом сильным и могущественным. Однако их рассеянность на огромных пространствах от Кавказа до верховьев Дона и снижение пассионарности не способствовали их консолидации. Та часть ясов, которая осталась на Кавказе, в дальнейшем оказалась в изоляции от основной массы донских ясов-булгар, но они сохранили свое этническое лицо, в то время как многие из живущих в степной и лесостепной части растворились со временем среди печенегов, половцев, украинцев, русских или ушли к своим единоплеменникам на Волгу и Дунай. Не ассимилированная последними часть ясов-булгар еще долго пребывала на Дону под именем черкас, пока не превратилась в русских казаков. Этническая ситуация среди тюркских народов Восточной Европы в X-XIII вв. была очень сложной. В источниках того времени мы можем встретить самые неожиданные этнонимы, принадлежащие одному и тому же этносу, или одни и те же этнонимы, которые охватывали собой по несколько этносов. Арабский историк и путешественник Масуди (X в.) отмечал, что хазары - те же самые савиры. Но в то же время, как пишет А.В.Гадло, опираясь на исследования Н.Г. Волковой: "Представляется весьма существенным, что в этнонимике сванов тюрко-язычные карачаевцы и балкарцы носят наименование савиар (мн.число) - мусав (ед.число), т.е. по существу именуются древним этнонимом савиров". По сути дела этот пример показывает, что те или иные подразделения булгарского этноса в средние века в глазах окружающих народов выступали под различными наименованиями: булгары, хазары, савиры, ясы(асы) и т.д. Русские же летописи именовали их: булгары, ясы, хазары, берендеи, черные клобуки, иногда смешивая их с торками и печенегами. Во всех случаях под этими названиями выступал один и тот же булгарский этнос в то время еще с не распавшейся окончательно этноноосферой. По крайней мере, булгары еще хорошо помнили свое происхождение и свою принадлежность, которая в дальнейшем в результате распада единой этноноосферы и вхождения их под влияние этноноосферы других этносов была утеряна окончательно. Судьба ясов (асов) во многом была связана с Русью. Летописцы XII - первой трети XIII вв. постоянно пишут о ясах. Так, например, Тверская летопись сообщает, что женой князя Андрея Боголюбского была камская булгарка. Об этом же пишет В.О.Ключевский: "Андрей казнил брата своей первой жены, одного из знатных слуг своего двора, Кучковича. Брат казненного с другими придворными составил заговор, от которого и погиб Андрей в 1174... В заговоре против него участвовала даже его вторая жена, родом из камской Болгарии, мстившая ему за зло, какое причинил Андрей ее родине". А.Нечволодов также отмечает: "Он был убит в ночь после праздника св. Петра и Павла, 29 июня 1174 года, у себя в Боголюбове. По рассказу летописца, это было дело рук бояр Кучковичей, родственников его первой жены, дочери казненного Юрием Долгоруким боярина Кучки, первоначального владельца Москвы, и второй жены Андрея, Болгарки родом, которая не могла ему простить славных побед над своим племенем". Другие же летописи сообщают, что Андрей Боголюбский был женат на ясыне или ясской княжне. Позднейшие русские историки, особенно советского периода, добавляют в скобках к слову "ясыня" (осетинка) или "ясская" (осетинская) княжна. В своей книге "Древняя Русь: События и люди", адресованной широкому кругу читателей, О.В.Творогов пишет: "Среди заговорщиков была, как свидетельствуют некоторые данные, вторая жена Андрея - осетинка, и, может быть, не случайно всесильный ключник-осетин Анбал тоже был участником и исполнителем заговора". Что касается перевода слова "ясская" словом "осетинская" ничего удивительного нет - древние историки не оставили нам разъяснений в отношении названия "ясы". Начиная со времени Н.М.Карамзина, некоторые ученые думали, что ясы - это осетины, каковая традиция продолжается до сего дня. В том, что одни летописцы жену Андрея Боголюбского называют булгаркой, а другие - ясыней, противоречия нет. Ясы - это одно из названий булгар. Хотя в то время булгары и ощущали свое единство, они еще носили и свои местные наименования: нократ (серебряные булгары), сабокуляне, челматы, ясы и так далее. Ключник Анбал, видимо, прибыл в Русь к Андрею вместе с его женой - булгаркой как слуга или приближенный. Имя Анбал было довольно распространенным среди булгар. Во времена Андрея Боголюбского и его брата Всеволода Большое Гнездо в окружении великих князей Владимирских прочное место занимали ясы-булгары. Всеволод, как и его брат Андрей был женат на булгарке. "Всеволод Большое Гнездо, в супружестве с блаженной Ясыней Марией", - пишет А. Нечволодов. От этого брака родился Ярослав - отец Александра Невского. Н.М.Карамзин в примечании приводит следующие сведения из Киевской летописи: "В лето 6690 (1182 года - Р.Б.) Святослав Всеволодович ожени два сына, за Глеба поя Рюриковну, а Мьстислава Ясыню из Володимеря Суждальскаго, Всеволжю свесть; бысть же брак велик". В тексте же своей "Истории" Н.М.Карамзин так комментирует летописное сообщение: "Он (Всеволод Большое Гнездо - Р.Б.) немедленно возвратил свободу пленным жителям Торжка, и свояк его, Ярослав Владимирович, внук Мстислава Великого, приехал из Суздаля княжить в Новгород. ...Достигнув таким образом цели своей - то есть, присоеденив область Новгородскую ко владениям Мономахова Дому - Всеволод с честью отпустил Глеба Святославича к отцу, не мешая последнему господствовать в Киеве, и возобновив стару с ним дружбу, выдал своячину, Княжну Ясскую, за его меньшего сына; а Глеб Святославич женился на дочери Рюриковой". Таким образом, во времена правления Всеволода Большое Гнездо три русских князя, включая его самого, были женаты на ясынях-булгарках. Волжская Булгария была в XI - первой трети XIII вв. единственным государством на востоке, с которым Владимиро-Суздальская Русь имела общие границы, как и Булгария - на западе Русь. Поэтому оба государства придавали большое значение укреплению дипломатических и торговых отношений, что не редко выражалось в браках, заключаемых между царствующими домами.