Календарь

П В С Ч П С В
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

кубанские казаки

«Постройка» мундиров образца 1816 г. в Черноморском казачьем войске: планы и реалии

В одной из своих предыдущих работ автор рассмотрел ряд вопросов, связанных с историей разработки первых образцов форменной одежды черноморских казаков, в том числе и мундира, высочайше утвержденного 11 февраля 1816 г. [1]. Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы показать процесс «постройки» этого мундира в войске, его итоги и положение дел с форменной одеждой в казачьих полках. Напомним, что образцовые мундиры были изготовлены в петербурге, затем отправлены в Кременчугское депо, откуда их в конце октября 1816 г. доставили в Екатеринодар [2]. Однако об утверждении мундиров в войске узнали еще в апреле, а 7 июня состоялось заседание Войсковой Канцелярии, где слушалось предложение херсонского военного губернатора графа Ланжерона «употребить старание ввести обмундирование в полках и артиллерийских полуротах по сим вновь утвержденным образцам без излишнего отягощения казаков» [3]. После доставки высочайше утвержденных образцов Войсковая канцелярия 30 ноября приказала от каждого полка прислать «исправнейшего портного» для пошива образцового мундира в полк. К указу прилагалась «опись вещам потребным для пошитья образцовых мундиров», все это должны были привезти с собой полковые портные [4]. Войсковое начальство слишком радужно оценивало обстановку, когда на запрос великого князя Михаила Павловича пообещало закончить обмундирование казаков в течение 1817 г. Жизнь внесла в эти планы суровые коррективы.

Почитание стариков как одна из основ жизненного уклада кубанских казаков

Старики выступали хранителями казачьих обычаев и традиций, и почитание стариков в казачестве было безграничным. Проявление непочтительности к старику расценивалось как предательство казачьих идеалов и сурово наказывалось обществом. Преклонение перед старшими закреплялось не только обычаями, но и официальными, «писанными», казачьими законами. Так, в Положении «Об общественном управлении станиц казачьих войск, статья 556 гласила: «В суждении и решении дел общественных станичный Сбор имеет главным основанием, чтобы меры взыскания служили к неослабному сохранению и утверждению древних обычаев, доброй нравственности и уважения к старшим». Ст. 568 того же закона, касающаяся обязанностей станичного атамана, предусматривала: «Станичный атаман обязан наблюдать за тем, чтобы казаки оказывали должное уважение к старикам». Старики не занимали официальных должностей в структуре казачьего самоуправления, но они всегда играли большую роль в общественном мнении и оказывали значительное влияние на решения станичных сборов. Младшие по возрасту никогда не обращались к ним без предварительного разрешения. Ни в коем случае нельзя было вмешиваться в разговор старших В обычае говорилось: «Объясняй и советуй только тогда, когда у тебя совета спросят». Без разрешения стариков не садился даже атаман. Молодежь вообще не имела права садиться в присутствии стариков. При стариках казаки строевых возрастов, при погонах, стояли по стойке «смирно», не строевых возрастов и без формы – сняв шапки.

Под стягом России

В.Н.РАТУШНЯК (Краснодар) 
ПОД СТЯГОМ РОССИИ.
К 300-ЛЕТИЮ КУБАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА

300-летнее прошлое Кубанского казачьего войска неразрывно связано с Россией, с событиями как общегосударственного, так и мирового масштаба. Осветить все стороны его многогранной деятельности за такой громадный период в статье, естественно, невозможно. Тем более, что Кубанское казачье войско - это не только военная организация людей, объединенных общей воинской структурой, ратными традициями, этнической близостью, но и особым мироощущением, стержневой основой которого являлось православие. Войско - это и крупнейший социально-экономический организм со своим хозяйством, общинным самоуправлением, землепользованием и богатым трудовым опытом.

Воины-труженики, ратоборцы и первоцелинники, казаки не только воевали, но и осваивали нетронутые степи Предкавказья и вместе с другими представителями коренных и пришлых этносов превратили Кубань в крупнейший сельскохозяйственный регион страны. Взявшись за примитивный плуг (сабан), кубанские казаки менее чем за 100 лет вышли на первое место в России по уровню технической оснащенности земледельческого производства, а на Кубань к 1910 г. приходилась четвертая часть самых современных для того времени машин - паровых молотилок. К началу мировой войны Кубанская область не знала себе равных в России по производству зерна, подсолнечника, высокосортных табаков и других культур на душу населения.

Некрасовцы

hissh.jpg отрывок из главы "Соседи черноморцев, военная служба, походы и волнения казаков." Из книги: "История кубанского казачьего войска" (1910 г.) Знакомство с внутренней жизнью черноморцев без военной обстановки было бы не полно. Черноморцы шли из-за Буга на Кубань "гряныцю держаты". В жалованной войску грамоте так категорически и указано: "войску Черноморскому предлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских". Казаки, следовательно, заранее были осведомлены о том положении, какое они должны были занять в новом крае. Для них, поэтому в высшей степени было важно, кто окажется у них соседями и как эти соседи отнесутся к ним, как к пришельцам. Пограничными соседями черноморцев оказались русские и черкесы. Русскими были так называемые некрасовские казаки, водворившиеся на Кавказе далеко раньше, чем возникла у бывших запорожцев даже мысль о переселении на Кубань.

Минский курень. Возникновение. Заселение. Происхождение названия

В своей статье «Имя дома твоего. Малоизученные страницы истории основания и заселения Минского куреня» (газета «Криница», № 4 за 1998 год) я, ссылаясь на «Исторические записки о Войске Черноморском» А.М.Туренко, высказал робкое предположение о том, что Менский (Минский) курень возник еще до общей жеребьевки, с помощью которой были определены места будущих черноморских куренных селений, и основали его казаки на месте существовавшего уже на ту пору казачьего кордона у колодцев на реке Сосыке при впадении ее в реку Ею. Если это так, то место под будущий курень было тщательно исследовано и поэтому нашу станицу не постигла участь других кубанских станиц, оказавшихся в топких и неудобных для ведения хозяйства местах, так что потребовалось даже переселение части из них в другие, более возвышенные, места. Известно, что были курени, менявшие места по несколько раз и оказавшиеся, в конце концов, в десятках, а то и в сотнях верст от мест первоначального заселения.

Батальон имени Ермолова (694-й отдельный мотострелковый)

batermolov.jpg В 1996 году из терских и кубанских казаков был сформирован 694 - й отдельный мотострелковый батальон, неофициальное название батальон им. А.П. Ермолова. Значительную часть личного состава составили казаки прошедшие через боевые действия в Приднестровье, Абхазии, Карабахе, Сев.Осетии. Во время боевых действий в Чечне батальон сражался под станицей Червленой, Грозным, Ачхой - Мартаном, Катыр - Юртом, Старым Ачхоем, Орехово, Шали, Ведено, Беноем. В конце первой чеченской войны полк был расформирован. За время боев погибло 27 казаков из состава батальона, ранено и контужено 262. 98 казаков были награждены правительственными наградами (25 посмертно). Казачий батальон численностью 800 человек был сформирован в начале 1996 года на базе Министерства обороны. Спустя три месяца батальон, потерявший ранеными и убитыми около 300 бойцов, расформировали. 93 человека были представлены к правительственным наградам, 27 из них - посмертно. - Батальон Ермолова - это вообще-то условное название. По штатам он проходил как 694-й батальон 135-й мотострелковой бригады 58-й армии СКВО. Формировался он из казаков, поэтому мы дали ему свое название ермоловского батальона.

О самоидентификации кубанских казаков

Захарченко В.Г.

Современные украинские фольклористы, этнографы, журналисты, не говоря уже о политиках, часто называют кубанских казаков “украйинцямы Кубани”, яки запамьятувалы свою историю”. Однако такая околонаучная точка зрения, полностью отрицающая этническую, социальную, культурную и языковую самобытность кубанского казачества, в корне неверна, ибо она совершенно не соответствует действительности. Генетическое родство черноморского казачества с запорожским общеизвестно и не требует никаких доказательств, достаточно, например, прочитать два тома Ф.А. Щербины “История Кубанского казачьего войска”, Екатеринодар, 1910-1913 гг. Но запорожские казаки, осознавая свою кровную связь с малороссийским (украинским) народом и всячески защищая его интересы, тем не менее, осознавали себя “особыстым” по отношению к нему. И это действительно было так. А уж кубанское казачество, более сложное по своему этническому составу, чем запорожское, тем более осознает себя не как “украйинци Кубани”, “москали” или донцы, а именно – как кубанское казачество.