Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

этногенез

КАЗАКИ

П.К. ХАРЛАМОВ (Чехословакия - Уругвай) 

Казак станицы Егорлыкской, ВВД 

Для исторической науки вопрос о происхождении казаков серьезных затруднений не представляет. Он разрешен в том смысле, что казаки являются потомками народа, обитавшего с древних времен в Азово-Черноморских степях. 

До известного времени не являлся сомнительным этот вопрос также и для русской истории. «Отец» этой истории Н. Карамзин (1775-1826) называет казаков народом-рыцарем и говорит, что его происхождение более древнее, чем Батыево (татарское) нашествие. 

В связи с Наполеоновскими войнами казаками начинает особенно интересоваться вся Европа. Английский генерал Нолан утверждает: «Казаки в 1812-1815 гг. сделали для России больше, чем вся ее армия». Французский генерал Коленкур говорит: «Вся многочисленная конница Наполеона погибла, главным образом, под ударами казаков атамана Платова». То же самое повторяют генералы: де Брак, Моран, де Барт и др. Сам Наполеон сказал: «Дайте не казаков и я с ними покорю весь мир». 

История казачества

Современная наука утверждает, что казачество — это этносоциальная и историческая общность (группа), объединившая в силу своих специфических особенностей всех казаков, в первую очередь русских, а также украинцев, калмыков, бурят, башкир, татар, эвенков, осетин и представителей других народов, как отдельные субэтносы своих народов в единое целое. В литературе даются и другие определения: 1) с точки зрения дореволюционного законодательства это особое воинское сословие в Российской империи, имевшее привилегии за несение обязательной службы, 2) отдельный этнос, самостоятельная народность, четвертая ветвь восточного славянства или даже особая нация смешанного тюрко-славянского происхождения. Последняя версия усиленно разрабатывалась в ХХ веке казачьими историками-эмигрантами. 

    Общественная организация, быт, культура, идеология, этнопсихологический уклад, поведенческие стереотипы, фольклор этого уникального и самобытного свободного «войскового товарищества» всегда заметно отличались от порядков, заведенных в других регионах страны. В силу специфических черт и исполняемых функций имелась даже определенная отчужденность казачества от остального населения. Обилие точек зрения порождено неразработанностью многих проблем ранней казачьей истории. Казачество формировалось с ХIV века и возникло в результате особых условий на степных незаселенных просторах между Московской Русью, Великим княжеством Литовским, Польшей и татарскими ханствами. Процесс зарождения происходил после распада Золотой Орды в постоянной борьбе с многочисленными противниками вдали от развитых культурных центров. 

    Первые страницы казачьей истории читаются с трудом, поскольку не сохранилось достоверных письменных источников. Когда же казачество вышло на широкую историческую арену, то на вопрос, каким образом оно возникло, никто не мог дать ясного и точного ответа. Нехватка бесспорных доказательств привела к обилию гипотез и окутала протоказачью историю туманом легендарных пересказов. Полуфантастические сюжеты и догадки рано нашли место на страницах первых исторических сочинений, а позднее получили дальнейшее развитие. 

НАШЕ ИМЯ

В статье «К вопросу о происхождении Ка­заков» («Родимый Край» № 63)   проф. М. А. Миллер пробует разрешить вопрос о корнях нашей народности совсем упрощенным спо­собом: просто приводит десяток выдержек из различных русских источников, в желанной ему интерпретации, и категорически решает: «Казак — слово татарское и до нашествия татар его не было». 

Так утверждает ученый, который серьезно историей Казаков не занимался, никакой си­стемы по этому вопросу не создал, но очевид­но желает авторитетом своего имени подкре­пить старую русско-украинскую версию о беглых холопах. 

А вот слова более объективного историка М. Н. Карамзина, писавшего за полтора века до наших дней и имевшего в своем распоря­жении все государственные архивы и мно­жество частных. «Заметим, — пишет он, — что летописи времен Василия Темного в 1444 году упоминают о Казаках Рязанских, осо­бенном легком войске, славном в новейшие времена. И так Козаки были не в одной Ук­раине, где имя их сделалось известно Исто­рии около 1517 года, но, вероятно, что оно в России древнее Батыева нашествия и при­надлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра ниже Киева. Там находим и первое жилище Малороссийских Казаков. Торки и Берендеи назывались Чер­касами: Козаки также». 

К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ КАЗАКОВ

Старые казаки в эмиграции обычно пишут стихи или статьи и даже целые книги о ка­заках. Это обычно историки-любители и ка­заки-националисты. Основные положения, которые они выдвигают, заключаются в том, что казаки отдельный, особый от русских, народ и сформировались они тысячу, две или три тысячи лет тому назад, когда еще не существовало русского ш *"юда. Уже этот раз­нобой в определении времени сформирова­ния казаков указывает на всю необоснован­ность и фантастичность этих гипотез. Чаще всего в качестве предков казаков выдвига­ют касогов, живших на Кубани, с которыми воевал Тмутараканский князь Мстислав Владимирович («Иже зареза Редедю пред пълки касожскими»). Касогами в русских письменных памятниках 10-13 вв. называ­лись черкесы, которые, кроме некоторого созвучия в названии, ничего общего с каза­ками не имеют. Осетины и сейчас называют Кубанских черкесов «Косог». Об этом пишет даже такой казачий националист, как А. К. Ленивов: «Кассаки — кабардинцы и также сословие рабов у осетин». («Казачья Жизнь» № 140, октябрь'1964, стр. 27). 

Казак — слово татарское и до нашествия татар его не было. До конца 14 ст. имеется уже высокоразвитая древнерусская литера­тура: летописи, слова, поучения, письма, раз­ные писания, проповеди и т. д., но ни б одном из этих произведений не только не говорит^ ся о казаках, но и не упоминается самое сло­во «казак». Лишь в конце 14 ст. происходит разложение и распад Золотой Орды и сна­чала отдельные татары, а затем целые груп­пы идут наниматься к русским князьям, бо­ярам и просто зажиточным людям. Эти пер­вые казаки были просто служащими, рабо­чими и никакого отношения к военному де­лу не имели. 

Происхождение казачьих фамилий

Тождественно русским, большинство казачьих фамилий оканчивается на: ов, ев, ин. Для многих это дает основание предполагать и даже утверждать, что предки носителей таких фамилий были русскими (великороссами). Из этого делается исключение предположением, что предки носителей таких фамилий, как: Персиянов, Грузинов, Мордвинцев, Греков, Туркин и т.д. были не русскими, а представителями народностей, соответственно указанию самой фамилии. Но этим положением вопрос о казачьих фамилиях в действительности далеко не исчерпывается. 

Фамилии с окончанием на  ов, ев, ин более древнего происхождения, чем сама русская (великорусская) народность, образование которой, как известно, началось всего с XIII в. по Р. Хр. Так, во 2-м договоре Киевского князя Игоря с греками (912 г.) в списке его (прозвища): Фастов, Кари(й), Тудков, Каршев, Тудоров, Свирьков, Войков, Бернов, Гунарев, Колоклеков, Гудов, Туадов, Куци(й), Вузлев, Утин, Синко, Борич. 

Такие фамилии и им подобные, встречающиеся в позднейших исторических документах, устанавливают, что указанные выше окончания в фамилиях не только были обычны для населения Киевской Руси, предков украинцев, но, что и фамилии от иноземных, не славянских слов (Берн, Туад, Тудор, Фаст), принимали окончания ов и тем ославянивались. 

Запорожские казаки — потомки "пятигорских черкесов"?

Вероятно, из черкесов возникли как днепровские,
так и донские казаки...

К. Кох, 1842

В архиве Государственной Коллегии иностранных дел
находятся такие сведения: 1) что в древние времена кабардинцы
жили на Украине и перешли оттуда сначала к городу Терку, 
а потом, поселились по р. Куме в урочище Пятигорском...

С. Броневский,1823


В своей работе С. Бейтуганов приводит и документально подтверждает интереснейшую версию о «кровном родстве" кубанских (запорожских) казаков и адыгов ("пятигорских кабардинцев"). При этом он ссылается на слова Н.А. Добролюбова, который анализируя этнический состав Кубанского казачьего войска в конце XVIII в., указывал, что оно состояло, в том числе, из "... 1000 душ мужского пола, добровольно вышедших из-за Кубани черкес и татар, а также 500 запорожцев,
вернувшихся от турецкого султана. Ранее эти запорожцы после ликвидации Сечи, ушли в Турцию, очевидно,из-за общности веры, поскольку они были частично не славянского происхождения".
Записи Броневского (1823) проливают свет на эту проблему.

Сербы и их потомки в казачьих войсках.

Сербы и их потомки в казачьих войсках. 

Автор: Жуков Игорь Викторович 

Казак станицы Челбасская Черногорец Тимофей Фёдорович с невестой.


Сходство югославян (сербов и черногорцев) с казаками издавна замечали многие русские путешественники. Стольник Пётр Андреевич Толстой, направленный Петром Первым в Венецию для изучения морского дела, совершил путешествие по Далмации. 11 июня 1698 г. он пишет в своём путевом дневнике: “ Приплыли мы к местечку, которое называется Пераста (Бока Которская), и есть в нём много сербов, которые суть веры греческой. А те сербы живут смежно с турецкими городами и з деревнями. Те сербы люди военные, подобятся во всём донским козакам, говорят все словенским языком. Имеют достаток, домы имеют строения каменного, к московскому народу зело приветны и почитательны (1). Блиско помяненных мест живут вольные люди, которые называются черногорцы. Те люди веры христианской, языка словенского и есть их немалое число. Никому не служат, временем войну точат с турками, а временем воюются с венетами “(Венецией) (2). 
Для сербской и казачьей общин характерны были военизированный быт, совместное обеспечение безопасности, распределение обязанностей, хозяйственная взаимопомощь. В условиях враждебного окружения, частых набегов и военных вторжений это было жизненно необходимо. Ещё более это было выражено у черногорцев. На протяжении всего периода Османского господства самой распространённой формой сопротивления были движения гайдуков и юнаков. Они возникли стихийно, как реакция на религиозный и национальный гнёт, средство самозащиты и мести. Выборное начало, равноправие, решение всех важных вопросов общим собранием дополняют сходство юнаков с казаками. Сербы и черногорцы охотно всего избирали военное поприще, военачальники были высокого мнения об их боевых качествах. Постоянные войны способствовали формированию среди них большой группы профессиональных военных, для которых война стала образом жизни и основным источником существования. 
Если юнаки имеют сходство с вольными казаками, то граничары похожи на поселенных казаков Кавказской линии. Граничары (жители военных поселений на турецкой границе, преимущественно сербы и хорваты) были освобождены от большинства феодальных повинностей, пользовались самоуправлением и несли службу по охране границы. В военное время они были обязаны выставлять определённое количество полков. Необходимое военное снаряжение граничары, как и казаки приобретали за свой счёт и получали денежное содержание только во время войны. Жили они на пограничной с Турцией территории (Военной Границе), вдоль рек Савы, Тиссы и Дуная, которая называлась Краиной (казачье Поднепровье – Украиной). В 18 веке граничары составляли треть австрийской армии. 

Кого считать казаком?

Статья взята с сайта "Родимый Край". Большое спасибо Вячеславу Алипатову в свое время любезно позволившего использовать материалы со своего сайта!

В связи с бурным развитием казачьего движения, наконец-то признанного законодательно, все чаще приходится слышать один и тот же вопрос: "Кого считать казаком?" В этой статье я постараюсь дать как можно более полный ответ, отражающий мнение Союза казаков Области Войска Донского (ОВД).

О роли народов Кавказа в раннем этногенезе донского казачества.

Михаил Крайсветный Возрождение казачества повлекло за собой повышенный интерес к его истории. Наиболее спорным и интересным был и остается вопрос о его происхождении, о начальном моменте возникновения и о том, кто был родоначальником данного явления. До настоящего времени ведутся споры об этимологии и семантике самого термина «казак», о различных корнях его происхождения. Эти гипотезы можно объединить в две значительные группы: тюркскую и славянскую, к последней примыкают и «броднические» теории. Кажется, данный вопрос уже полностью исчерпан, и как замечают авторы работы «Казачий Дон: очерки истории»: «…можно выдвигать самые различные гипотезы относительно первоначального ядра, но дело это неблагодарное, в связи с недостаточным количеством исторического материала» [Скорик А.П., Р.Г. Тикиджьян, 1995, с. 47].