Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Первое Раздорское кладбище

Тэги:

В ноябре-декабре 2010 года мне стали приходить письма от станичников:

«….При проведении ремонта клуба, когда углубляли подвал, обнаружили захоронение 5-ти скелетов. Значит клуб стоит на кладбище. Узнай что ни будь о этом…».
        «…Останки людей были сложены в мешок и тут же увезены со слов строителей мужчиной, который представился работником администрации Усть-Донецкого района в неизвестном направлении и работы по реконструкции ДК продолжены…».
       «...один скелет в хорошем состоянии и при нем был обнаружен православный маленький крестик...» и т.д.

 О том, что в станице Раздорской на месте ДК и прилегающей к нему территории (в сторону р. Дон), было расположено кладбище впервые стало известно еще в начале 60-х годов 20 века (1965 году) когда с торца ДК во время рытья фундамента для кочегарки, предназначенной для отопления клуба и школы, которая находится через дорогу. Потом в большом количестве человеческие останки были обнаружены ниже клуба во время строительства танцплощадки и еще ниже гаражей.
          И вот новая находка.


здание Раздорского клуба (бывшее здание станичного банка), вид со стор

здание Раздорского клуба (бывшее здание станичного банка), вид со стороны Дона.

         Как же так случилось, что на территории первого станичного кладбища в начале 20 века казаками было построено здание станичного банка. Дело в том, что к 1910 году (начало строительства) место бывшего кладбища представляло собой пустырь на ровной площадке, возвышающейся на небольшом бугре. После окончания строительства (1912 г.) здания станичного банка в 50 метрах выше началось строительство каменного здания высшего начального (смешанного) училища в котором сегодня располагается Раздорская Средняя школа.

         О том, что на данном участке ранее находилось кладбище свидетельствует, и  опись надгробных плит с описанием надписей на них, которые дают нам основание датировать открытие первого станичного кладбища примерно 1745 годом. В 1800 году данное кладбище было упразднено и открыто новое рядом со зданием церкви, там, где сейчас расположен центральный станичный парк.

       Значение первого станичного кладбище огромно, во первых оно дает нам возможность примерно определить сроки перехода казаков с левой (низменной) стороны Дона где располагался «казачий городок Роздор», на правую сторону где сегодня и располагается станица, во вторых надписи на плитах открывают нам такой пласт исторических личностей и событий о которых мы не знали или же имели усеченную информацию.

Вот только одна из надписей на плитах (которые не сохранились до нашего времени):
«Здесь погребена войска Донскаго Господина Старшины Андрея Вуколова котора (?) въ бытность ево за Кубаномъ съ полкомъ казакам
i при реке отъ непрiятеля схвачен и безъ известей 778 году августа 20 дня в ночи жена ево Матрена Афанасьева дочь представилась 1791 году апреля 13 въ день Святыя Пасхи; поживе на свете 55 летъ, и сiя доска положена дчерiю iя (?) Анною Вуколовою 1792 году Августа 4 дня».

        Тайну гибели старшины Андея Вуколова немного приоткрывает П.Н. Краснов, в своей книге «Картины былого Тихого Дона» (изд. 1909 год). 
«Казачьи полки остались на линии. В 1770 году к ним приехал генерал Суворов. По его указаниям вдоль Кубани, до самого устья ее было построено  4 крепости и 20 небольших укреплений - редутов. Их оберегали  солдатские и донские полки.

Казачьи полки приходили и уходили, сменяясь чуть не ежегодно. И каждому полку приходилось сразиться хоть раз с черкесами и татарами, которые не оставляли в покое нашей линии. Особенно усилили они свои нападения в 1777 году.

Тогда линию охраняли два казачьих полка: Кульбакова и Вуколова. Они были растянуты по постам. На каждом посту стояло по тридцати человек при старшем. Казаки построили вышки для часовых. Выставляли часового, подчаска, посылали дозоры. Ночью высылали дозоры и закладывали секреты. Здесь, в Кубанской степи, в постоянной опасности от врага, казаки составили способ охранения линий. Их способ потом вошел во все наши уставы полевой службы, был принят и за границей. И теперь мы охраняем себя так, как придумали охранять себя наши деды во время службы на Кубанской линии, во времена Суворова и Платова.

6 июня 1777 года с Темрюкского поста донесли, что там видели лодку, быстро исчезнувшую в камышах. Доносивший хорунжий сообщил, что, вероятно, будет нападение, но потом прислал вторичное донесение, сообщая, что все спокойно. Но Кульбаков знал, что на Кубани ничто не случается зря и появление лодки что-либо обозначает. Он захватил с собою 200 казаков и эскадрон гусар и к ночи пришел к Темрюкскому посту. Ночь была бурная. Ветер шумел ивами и прибрежными камышами, вода бурлила и плескалась в Кубани. Усталые казаки позаснули под вой ветра. Ночью надвинулась мелкая хмара. В пяти шагах ничего не было видно.

Вдруг раздались отчаянные крики и стоны. 500 черкесов напали на сонный бивак. Но Кульбаков громким голосом привел казаков в порядок, казаки сели на лошадей, не расседланных с вечера, бросились на черкесов и прогнали их за Кубань. Все дело продолжалось четверть часа.

Черкесов порубили достаточно. 20 тел черкесских осталось на нашем берегу, да неизвестно сколько увезли, по своему обычаю, черкесы за реку.

Но и казаки потеряли убитыми есаула Персидского и 5 казаков, и ранеными есаула Попова, хорунжего Кондратова и 26 казаков, и 2 пропали без вести.

В октябре месяце в таком же нападении казаки потеряли полковника Вуколова и много убитых и раненых казаков.

Одни говорили, что Вуколова лошадь занесла к черкесам, другие, что он утонул в Кубани. Казаки сулили черкесам выкуп за своего полковника, но не отыскали его.

Иногда татары собирались большими толпами и, прорвавши линию застав, устремлялись на Дон. Так в 1782 году ногайцы громадною толпою бросились за Кубань и вошли в задонскую степь. Живо собрались донцы на защиту своих домов. Три полка - Себрякова, Ильи Денисова и Петра Попова открыли их на Кугo-Ей и 10 сентября нанесли им жестокое поражение.

Атаман Иловайский, донеся об этом Потемкину, писал, что необходимо предпринять казакам поход за Кубань и разорить ногайское гнездо»
.

***   ***   ***

Известно так же что старшина Андрей Вуколов в 1774 году в составе одного из трех отрядов, которым он командовал, принимал участие в боевых действиях против отрядов Е. Пугачева.
«В августе месяце самозванец ворвался в пределы Донского войска. Одна партия бунтовщиков пошла по берегам р. Медведицы, другая - по Иловле и третья - по Хопру. Мятежники на своём пути разоряли и сжигали все. Жители не могли им оказать никакого сопротивления. В станицах оставались только старики, женщины и дети. Они спасались в лесах, оставляя все имущество пугачевской толпе.

14 августа Пугачев разорил станицы: Березовскую, Малодельскую, Заполянскую, Орловскую и Раздорскую на Медведице. В Березовской станице мятежники потребовали станичный конный табун и выбрали из него самых лучших лошадей, в Малодельской - повесили несколько казаков, а в Заполянской - жестоко избили станичного атамана и двух стариков за то, что они не могли их снабдить овсом и сеном.
Нашествие Пугачева с толпами мятежных крестьян было хуже татарского набега.
Походный атаман Луковкин, со старшинами Яновым и Вуколовым, имея под своим начальством всего 550 казаков, пошел на мятежников, бывших у Етеревской станицы. Ночью на 17 августа Луковкин выступил с казаками против Пугачева. В одну ночь казаки прошли 80 верст и днём совершенно неожиданно напали на мятежников, пьянствовавших в Етеревской станице. Многие были убиты, многих забрали в плен, но большая часть бежала к Заполянской станице. С маленьким, но храбрым отрядом Луковкин преследовал их, разбил ещё раз у Малодельской станицы при кургане Караул и выгнал их совсем из войска».

Источник: П. Краснов, «Казачья слава. История Донского казачества. Очерки истории Войска Донского».


PS
. Удивляет равнодушие музея в данной ситуации. Да кладбище не восстановишь. Но взять на себя инициативу для проведения исследования останков, это первое что должен был сделать музей. Ну а наша задача хотя бы установить на месте бывшего кладбища поклонный крест с табличкой и тем самым увековечить память первых казаков станицы Раздорской.

(author unknown)
[Источник]