Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Год 1872. Пребывание в Раздорской станице Е.А. Ознобишина.

В сентябре 1872 года в Раздорскую на Дону станицу приехал исследователь древнего зодчества, художник, член Российской Императорской Академии художеств Е.А. Ознобишин, который, работая над исследованием, о том, что в создании казачьего общества на Дону большую роль сыграли беглецы из Великого Новгорода, посетил некоторые донские станицы, в том числе Цымлянскую и Раздорскую.

Информация:

Ознобишин Егор Андреевич родился в 1837 году (дата смерти неизвестна).

Первое художественное образование получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1854-1857), по окончании которого получил звание учителя рисования в городских училищах. В 1858 году приехав в Петербург, на пять лет стал вольноприходящим учеником Академии художеств (1858-1863), где занимался жанровой живописью, и пейзажем, под руководством известных русских художников М.Н. Воробьева и Алексея Петровича Боголюбова.

За свои пейзажные работы был отмечен малой и большой серебряными медалями (в 1859 г. и 1862 г.) а в 1863 году за четыре представленные работы («Вокзал Минеральных вод в Солигаличе», «Группа дубов», «Водяная мельница», «Охотник, застигнутый бурей») получил звание классного художника второй степени.

В последующие годы Е.А. Ознобишин помимо живописи занимался преподавательской и общественной деятельностью, являясь членом Российской Императорской Академии художеств. С 1866 года проживая на землях Войска Донского, много сделал для приведения в порядок археологических и исторических памятников Донского края, Терской и Кубанской областей. Для Академии художеств выполнил многочисленные рисунки донских деревянных церквей. С 1875 года провел большую работу, (повторно объехав всю территорию области Войска Донского) по подготовке рисунков из истории донского казачества для будущего музея, который был основан в 1899 году в Новочеркасске по инициативе художника Е.А. Ознобишина и краеведа Х.И.Попова получивший название Донской музей (с 1941 года Музей истории Донского казачества) первым директором которого стал П.Х. Попов.

С 1870 года узнав донских казаков и их историю основательнее, был неудовлетворен «русской» версией о происхождении казаков от беглых московских холопов, посвятив этой теме всю свою жизнь.

В одной из статей, на страницах газеты «Донские Ведомости» 1876-1877 гг., Ознобишин писал: «Басня, переданная Броневским о беглых москвичах, основавших Донское Казачество, не имеет основания и не выдерживает никакой критики». Почти обиженный за наших предков, он тогда же выдвинул новую версию о том, что в создании казачьего общества на Дону крупную роль сыграли беглецы из Великого Новгорода, явившиеся на Дон после разгрома их города Иваном Третьим и Иваном Грозным.

***   ***   ***

По воспоминаниям Ознобишина в 1872 году в церкви Радорской на Дону станицы он видел ветхую обшивку священнических облачений по бархату золотом с надписью славянскими буквами: «В память болярина князя Георгия (слово утрачено) Сицкаго (утрачено) в Раздорскую  церковь на Дону от княгини …».  Далее все истлело и высыпалось.

Об этой же обшивке в 80-х годах 19 века протоиерей Раздорской на Дону станицы Стефан Андреевич Бондаревский рассказывал и Евграфу Петровичу Савельеву (один из известных историков казачества, писатель и краевед (1860-1927 гг.), посетившему нашу станицу, о чем он потом написал в своей работе «Древняя история казачества»:

«Зная набожность казаков и ненависть их к Годунову, княгиня Сицкая, вдова Георгия, прислала в их церковь, в городок Раздоры, основанный новгородскими казаками в XVI в., вышитую ею самой ризу, вполне надеясь, что эти рыцари-воины, помня старую хлеб-соль, помолятся о душе ее погибшего мужа. Она хорошо знала, кому посылала, и не ошиблась.

Невольно является вопрос: какое отношение имели князья Сицкие к казакам ст. Раздорской? Георгий Сицкий был сын князя и большого воеводы Василия Сицкого, убитого при Иване Грозном в войне со Стефаном Баторием. Еще при жизни отца Георгий Сицкий возбудил спор о старшинстве мест с Борисом Годуновым, и спор был решен не в его пользу. Вскоре Георгий умер насильственной смертью. С ним прекратился прямой род Сицких.

Князья Сицкие были выходцы из Литовской Руси, и дед князя Георгия был вместе с Шуйским кормленым князем новгородским, т.е. жившим на жалованье (кормлении) Великого Новгорода за обязанность, в случае внешней войны, предводительствовать новгородскими дружинами; в мирное же время князья эти никакой роли не играли и не имели права вмешиваться во внутреннее управление края, так как это право исключительно принадлежало вече.

Кормленых князей в Новгороде было много, и все они с падением вечевого правления перешли на службу в Москву. Для нас важен не вопрос о местничестве Сицкого с Годуновым, а то, что внука кормленного князя новгородского, помня старую хлеб-соль, трудится над вышиванием золотом священнической ризы и посылает ее в Раздорскую на Дону казацкую церковь с просьбой помолиться о душе замученного Грозным царем ее мужа.

В связи с эти возникает вопрос из кого же состояла Раздорская на Дону казачья община, если не из домовитых и высоконравственных новгородцев. Только они-то, независимые от Москвы и знавшие князей Сицких, могли, по убеждению княгини, помянуть ее мужа и помолиться за упокой его души. Ведь к беглым преступникам, какими представляют казаков некоторые историки, религиозная московская аристократка не обратилась бы, так как подобный элемент - плохой молельщик за души князей-аристократов.

Историк Бутков в своих материалах для новой истории Кавказа (т. I) говорит, что в Астрахани в 1591 г. был воеводою князь Сицкий. Имени этого воеводы Бутков не называет. В каком родстве этот последний состоял с Георгием Сицким, неизвестно. Для нас важно только то, что князья Сицкие выходцы из Новгорода и что одна из княгинь этого рода считала Раздорскую донскую казачью общину за людей благонадежных и религиозных, родственных ей по духу и убеждениям и послала этой общине свой драгоценный дар».

По разному можно относиться к теории высказанной историками Е.А. Ознобишиным и Е.П. Савельевым о том, что Раздорскую на Дону станицу основали и заселили новгородцы. Но сам факт наличия в Богородицкой церкви ветхой обшивки священнических облачений, на которой по бархату золотом было написано славянскими буквами: «В память болярина князя Георгия (слово утрачено) Сицкаго (утрачено) в Раздорскую  церковь на Дону от княгини …» говорит о многом. 

Но, кто, же такая княгиня Сицкая, которая прислала вышитую ею самой священническую ризу? Оказывается, в некоторых центральных музеях России до наших дней сохранилось несколько работ княгини Сицкой, а именно: плащаница, выполненная в 1649 году для Московского Новоспасского монастыря и надгробный покров с изображением святителя Филиппа, который до 1923 года находился в Соловецком монастыре, откуда поступил в Государственный Русский Музей (Санкт-Петербург) где и хранится в настоящее время. Все эти вещи были выполнены по заключению специалистов в середине 17 века, в московской мастерской княгини Фетинии Владимировны Сицкой.

Информация:

Сицкая Фетиния Владимировна (урожденная Долгорукова, в монашестве Феодосия) - сестра 1-й супруги царя Михаила Федоровича Романова, ее верховая боярыня. Умерла княгиня Сицкая в монашестве и схиме, с именем Феодосии, 26 августа 1672 г.

Только вдумайтесь, что в церкви Раздорской на Дону станицы хранилась церковная реликвия, выполненная родной сестрой супруги Михаила Федоровича Романова.

В архивных церковных документах, описях имущества Богородицкой церкви Раздорской на Дону станицы я пытался найти следы церковной реликвии (обшивки священнических облачений), но, к сожалению, последнее упоминание о ней в церковных документах датируется 1840 годом, а потом следы обрываются.


(author unknown)
[Источник]