Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
Яндекс.Метрика

О ком сложена песня, или Загадка Дмитрия Вишневецкого

Виктор БАЙДА, историк, журналист

   
 

ПЕРВЫЙ ГЕТМАН ЗАПОРОЖСКОЙ СЕЧИ ДМИТРИЙ ВИШНЕВЕЦКИЙ. МАСЛО. ПОРТРЕТ XVIII ВЕКА. ИЗ КНИГИ «ЗАПОРОЖЦI», КИЕВ, 1993 г.

 
 

Фамилия Байда — довольно известная в Украине, и своей популярностью обязана двум личностям: легендарному казаку Байде, героическая смерть которого воспета в украинской народной песне, и первому гетману Украины, князю Дмитрию Ивановичу Вишневецкому, по прозвищу Байда.

Многим, возможно, покажется странным, что я говорю о двух людях: ведь в сознании большинства эти две личности тождественны, и считается, что в «Песне о Байде» поется именно о князе Вишневецком. Ведь это князь Вишневецкий был казнен в Стамбуле! И после его смерти в память о нем народ сложил эту песню! Именно так учат в школе, именно так утверждают многие историки. Возможно, что именно так оно и было.

Но есть также и много историков и филологов, которые считают, что это не так. По их мнению, «Песня о Байде» была сложена задолго до казни гетмана Вишневецкого и посвящена совершенно реальному казаку по имени Байда. Об этом казаке народ в XVI веке и сложил песню, которая сразу стала чрезвычайно популярной во многих странах, а не только в Украине. И только впоследствии из-за схожести обстоятельств их гибели историки связали двух этих персонажей — песенного Байду и историческую личность князя Вишневецкого.

Принципиально ли это, в честь кого написана песня? В честь гетмана или простого казака?

Для специалистов по фольклору, возможно, и нет: песня как образец народного творчества существует независимо от того, кому она посвящена, ее исполняют до сих пор.

Для историков это тоже не должно быть принципиальным, поскольку как фактический материал песня мало что добавляет к биографии Вишневецкого, обстоятельства смерти гетмана подробно описаны несколькими авторами.

Так для кого это важно? И зачем, вообще, об этом говорить?

Во-первых, это важно для нас, если мы хотим понять значение фамилии Байда. А во-вторых, оказывается, несмотря на все вышесказанное, это важно и для историков. О Вишневецком сложена песня или нет? И об этом историки спорят уже более 150 лет. Почему спорят?

Для историков было бы удобнее признать, что песня посвящена гибели гетмана Вишневецкого. Во-первых, обстоятельства гибели казака Байды очень уж напоминают описанные историками подробности смерти Вишневецкого. Во-вторых, в некоторых вариантах песни вместо Байды фигурирует Вишневецкий. И в-третьих, тогда прибавляется завершающий штрих к уже существующему историческому образу Вишневецкого — признательный народ слагает песню о своем любимом гетмане. А этот факт уже говорит о многом.

Так значит песня о Вишневецком? Де-факто, многие сейчас так и считают. Считают, что как у князя Потемкина было казацкое прозвище Нечеса, так и князя Вишневецкого казаки называли Байда. Поэтому сейчас так и пишут «Байда-Вишневецкий» (через дефис), этакая двойная фамилия. Даже некоторые люди, которые носят фамилию Байда, считают себя либо потомками князя Вишневецкого, либо уж в крайнем случае, что фамилию они получили в честь знаменитого гетмана.

Но есть небольшая загвоздка: ни в одном историческом документе нет упоминания такого казацкого прозвища Вишневецкого. Впервые предположение о том, что Вишневецкий и есть песенный Байда, было высказано историком Аполлоном Скальковским (1808—1898) в его книге «История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского» почти через 300 лет(!) после смерти Вишневецкого. Да и то, свое утверждение Скальковский никак, собственно, и не обосновал. В главе о казацких прозвищах, как нечто само собой разумеющееся, он писал: «Из имен нам знакомых по летописям или документам, мы можем сказать, что гетман древнего казачества князь Вишневецкий, замученный на колу(?) в Царьгороде, именовался Байда...»

Почему и на основании каких источников он делал такие выводы, историк не говорит. И почему Скальковский считал, что Вишневецкий «замучен на колу»?

Кстати, обратите внимание, в XIX столетии слово «казачество» на русском языке Скальковский еще писал так, как это принято сейчас в украинском языке (именно, «кОзачество», а не «кАзачество»).

Собственно, уже после Скальковского и другие историки начали разрабатывать тему «Байды-Вишневецкого».

Что касается потомков князя, тут для историков тоже все понятно: Дмитрий Вишневецкий официально не был женат и не имел детей (да и сам род князей Вишневецких официальная наука считает угасшим, последний представитель рода, князь Михайло-Серваций Вишневецкий, гетман Литовский, умер в 1744 г.). О незаконнорожденных детях Дмитрия Вишневецкого, которые могли бы унаследовать фамилию Байда, тоже ничего неизвестно.

И самое главное: если песня — о Вишневецком, тогда сразу возникает вопрос: «А почему в песне он назван Байдой? И что, вообще, означает слово «Байда»?

Чтобы выяснить это, историки обращаются за помощью к филологам, сами берутся за толковые словари Даля, Фасмера, Гринченко... И сразу попадают в логический тупик: то, что они там находят, совсем несовместимо с фигурой первого гетмана Украины.

По словарю Б. Гринченко: Байда — «беззаботный человек», «байдикувати» — «лениться, пьянствовать и не работать». По словарю Даля — «шалун, забияка». По словарю Билецкого-Носенко — «гуляка, бездельник». И так далее...

Историки старались приложить то одно, то другое значение к Дмитрию Ивановичу. Но рисунок не складывается. Так академик М. Грушевский, отождествляя Вишневецкого с казаком Байдой, одновременно утверждал, что такое прозвище (в значении «гуляка, бездельник») не мог носить князь. По мнению историка, тогда разрывалась связь между исторической фигурой Д. Вишневецкого и казаком Байдой. Грушевскому пришлось даже пойти на подтасовку, предположив, что БАЙДА — это типичное имя бесшабашного казака («козака-одчайдухи»).

Сменялись поколения историков... В одно время преобладала одна точка зрения, в другое — другая. Прошло более ста лет, но удовлетворительного решения этого несоответствия так не нашлось, логически связанная картина так и не появилась... Фактически с теми же проблемами пришлось столкнуться и нам, когда мы задались вопросом «А что означает фамилия Байда?». Словари предлагали множество разных значений слова «байда», мало связанных между собой по смыслу. Своеобразный «шведский стол», подходи — выбирай, что больше нравится.

Нужно было сделать следующий шаг, который подсказывает логика, но который почему-то так и не был сделан: если в пределах ни русской, ни украинской этимологии удовлетворительного объяснения значения этого слова нет, возможно, оно есть в других языках?

И в самом деле, оказалось, что в арабском языке есть слово «байда» (bajda) и означает оно «корень, источник, сердце, сущность, основа». Известный знаток арабского языка Н. Вашкевич, автор теории о первичности арабского значения слов и автор многих книг на эту тему, к которому мы обратились с просьбой подтвердить верность нашего арабского перевода, уточнил: «Слово «байда» на арабском языке еще означает «суть, истина». И назначение рода Байды, по его мнению, — «искать истину ... Истина, она — всюду».

Вот так — «поиск истины»! Ни больше ни меньше...

А что делать с этим «поиском истины»? И как «сердце и сущность» соотносятся с казацким именем?

Похоже, что в эти ключевые понятия вложено более глубокое содержание.

В ономастике — науке об именах и фамилиях, в некоторых случаях в «поиске истины» помогает изучение «фамильных» топонимов и родственных фамилий.

«Фамильная» топонимика слова Байда оказалась очень широкой — около сотни населенных пунктов, гор, рек, озер с названиями, производными от имени Байда и его вариантов, на территориях от Дальнего Востока до Польши на западе, от Новой Земли на севере до Египта на юге. С названиями, которые идут из глубокой старины и присвоенными уже в советское время.

Ни о какой украинской или русской этимологии при таком раскладе и речи быть не могло.

Какой же язык мог охватить такой широкий диапазон в пространстве и во времени?

Историография XIX и XX веков его не знала или замалчивала. Сейчас мы его знаем. Это — тюркский язык, вернее, тюркские языки.

В пользу тюркской версии происхождения имени, безусловно, свидетельствуют географические «связи» топонимов Байда и тюркских по происхождению топонимов Байкальского региона: Байкал, Баймак, Байты, Байхор и т. д. Именно в тюркских языках есть корнеобразующая основа «бай», лучше даже сказать — имяобразующая основа, поскольку множество тюркских имен содержат этот корень. Таких имен очень много, вот лишь некоторые из них, начинающиеся на «бай»: Бай, Байахмет, Байбек, Байбарс, Байбол, Байболат, Байгабил, Байганат, Байгельды, Байгенже, Байгожа, Байдос, Байжарас, Байжигит, Байзак, Байкожа, Байкуат, Баймагамбет, Баймады, Байман, Байманбек, Баймахан, Баймбет, Баймурат, Баймурза, Байназар, Байнур, Байсал, Байсеит, Байтак, Байтас, Байтемир, Байтуре, Байтурсин.

Вообще, при ближайшем рассмотрении оказалось, что корень «бай» несет в себе настолько мощный заряд, что если в фамилии с непонятной корневой основой есть словосочетание «бай», можно смело откладывать в сторону и русские, и украинские этимологические словари, всех Далей и Фасмеров: почти наверняка эту фамилию следует рассматривать «под тюркским углом зрения».

Так вот, когда мы посмотрели под этим «тюркским углом», весь «рисунок» сложился волшебным образом.

Оказалось, что существует тюркское имя Байда, и оно до сих пор сохранилось в Кабардино-Балкарии. Там есть фамилия Байдаев, балкарский род Байдаевы (Байдалари — Baydalari) живет у подножия Эльбруса в поселке, который так и называется Байдаевка (Байдаевых). В «Книге памяти репрессированных и реабилитированных Кабардино-Балкарии» оказалась следующая запись: «Байдаев Байда Роджабович, 1938 г. р., балкарец, Верхний Баксан». Здесь Байда — это имя, фамилия — Байдаев. И фамилия эта происходит от основателя рода Байдаевых по имени Байда.

Вот так оказалось все просто, совсем классический способ образования фамилии от имени. В Кабардино-Балкарии и Бурятии от имени Байда образованы фамилии Байдаев, в Грузии — Байдашвили, Байдаури, в Украине и России — Байда, Байденко, Байдов, Байдин; от уменьшительных форм имени Байда образованы фамилии Байдак, Байдаков, Байдеев, Байдан, Байданов, Байдах, Байдачный, Байдачников, Байдашкин, Байдель, Байден, Байденов, Байдец, Байдецкий, Байдик, Байдиков, Байдык, Байдыков, Байдич, Байдыч, Байдуганов, Байдул, Байдулов, Байдун, Байдунов, Байдур, Байдуров, Байдурин, Байдюк, Байдюков...

Что же означает тюркское имя Байда? И здесь все оказывается на удивление просто. Структура имени Байда, как и большинства тюркских имен (и не только тюркских), состоит из смыслообразующей основы и аффикса, который не изменяет содержания этой основы: Байда = бай + да, где «бай» уже известный нам тюркский корень, «-да» — древнетюркский и межтюркский аффикс для создания собственных имен. То есть имя имеет то же значение, что и его корневая основа «бай». А «бай» — очень многозначное слово, и все его значение имеет и имя Байда:

1) «богатый, могущественный»;

2) «знатный или уважаемый человек»;

3) «хозяин, господин, властелин»;

4) «свободный человек»;

5) «сильный, крепкий, большой»;

6) «счастливый»;

7) «священный, божий»;

8) «благосостояние, богатство»;

9) в прошлом слово «бай» было титулом богатых, господствующих людей (князь, феодал), означало татарский или турецкий высший военный ранг (бей).

Зарегистрированы многочисленные упоминания имен, производных от имени Байда во многих исторических источниках:

  • Байда, крестьянин, 1545 г., Новгород;
  • Байдук (Байдюк), посланец князя Владимира Мономаха к половцам («И Байдук, прийдя, им приказанное от князя объявил...» — Ипатьевская летопись, 1095);
  • Байду — ильхан (султан) Ирана 1295 г. из династии Хулагуидов, праправнук Чингисхана.
  • Байдар — мамлюк, хан Орды, сын Чагатая, внук Чингисхана.
  • Байдах — курбаши, Киргизия, 20-е годы XX века. Со своими басмачами принес много хлопот большевикам при установлении советской власти в Киргизии.

Почему же, если все ТАК просто, историки 150 лет блуждали в искусственном (собственноручно созданном) лабиринте, выбирая между «гулякой», «бездельником» и «лентяем»? И почему филологи более чем за полтора столетия так и не смогли прийти к выводку о тюркском происхождении имени Байда?

Все объясняется влиянием стереотипов.

Знаете, как с помощью шести спичек построить четыре равносторонних треугольника? Если я скажу вам, что это простая задача, вы мне, возможно, и поверите. Но если подумаете над ней хотя бы десять минут, придете к выводу, что решения она не имеет.

Действительно, на плоскости такая задача решения не имеет. А мы привыкли, что такие задачи обычно решаются на плоскости. Вот это и есть стереотип. Только выйдя «из плоскости в пространство», можно решить эту задачу, и она, в самом деле, окажется очень простой.

Филологи (и историки) все это время находились под влиянием штампа «Байда — фамилия украинская, поэтому и объяснение ее значения надо искать в украинской этимологии (в крайнем случае, в русской)». А в рамках этого стереотипа задача решения не имеет.

Нужно было подняться над «плоскостью» украинской и русской этимологии, чтобы прийти к верному и простому решению. А этому, кроме стереотипов и предрассудков, мешала закрытость и даже запретность в прошлом «тюркской темы». Чем еще можно объяснить, что, связав в значениях (пусть и неверно) имена Байда и Байдак, ученые совсем оставили без внимания огромный массив тюркских имен с корнем «бай»?

Украинская и русская филология длительное время существовали сами по себе, отдельно от тюркской филологии. И только в последнее время наметилось некоторое их сближение и даже сотрудничество. Языковое заимствование между тюрками, финно-уграми и славянами, как считают ученые, происходило на протяжении тысячелетий, так как эти соседние этносы тесно общались между собой, влияя друг на друга. Чтобы убедиться в этом, достаточно указать на то, что важнейшее по смыслу русское слово «отец» перенято древними славянами у тюрков, называющих отца «ата». Подобных примеров — множество.

Известный исследователь тюркских языков Н. Баскаков утверждал: «Взаимодействие славянских и тюркских языков на протяжении всей истории этих народов было настолько длительным и интенсивным, что оставило глубокие следы во всех областях лексики этих языков, в их фразеологии и частично в фонетике и грамматике». В ряде своих работ, в том числе в фундаментальной работе «Русские фамилии тюркского происхождения» (М.: Наука, 1962 г.), Н. Баскаков убедительно доказал этнические и родственные отношения русских и тюрков.

Опираясь на «Словарь древнерусских личных имен» Н. Тупикова (Санкт-Петербург, 1903 г.) и архивные документы — родословные дворянских фамилий, занесенные в «Общий гербовник дворянских родов Российской империи», автор исследовал происхождение 300 российских дворянских фамилий. Он установил, что основателями этих фамилий были золотоордынские тюрки, основу которых составляли кипчаки (половцы), а также казанские, крымские, астраханские татары, ногайцы и другие тюрки.

Среди этих фамилий — князья Урусовы и Юсуповы (из ногайских князей), Шаховские, Куракины, Дашковы, Годуновы, Мещерские, Шереметевы, Измайловы, Апраксины, Бахметевы, Нарышкины, Ромодановские, Горчаковы; дворяне — Аксаковы, Мусины-Пушкины, Огарковы, Тургеневы, Огаревы, Ермоловы, Бердяевы, Карамзины, Баташевы, Тютчевы, Тухачевские, Танеевы, Тимирязевы, Чаадаевы, Бачурины, Баскаковы, Пироговы и другие.

И фамилия Байда здесь не исключение. Упоминание в Новгороде XVI века одновременно имени Байда и фамилии Бай («Бай Иван, крестьянин, 1539, Новгород», от тюркского имени Бай) свидетельствует о глубине проникновения тюркских имен на русскую территорию и фиксирует факт существования тюркского имени Байда в русской языковой среде.

Означает ли это, что родоначальник, основатель фамилии был тюрком по происхождению? Конечно, нет. Н. Баскаков по этому поводу отмечал, что среди русских фамилий много «тюркских, исходя из тюркского происхождения их носителей, а значительное их количество происходит также от тюркских прозвищ, данных тому или иному лицу, не связанному своим происхождением с тюрками».

Изучение родственных фамилий показало, что большинство из них образованы от имен, производных от имени Байда по тюркскому типу родоименования с использованием древнетюркских этнонимообразующих формантов: -ар (-ир, -эр) со значением «человек», «народ», «племя», -ас (-йас, -аз, -уз), -лар/-лер — патронимы, обозначающие определенные группы родственников, -ак (-ек, -ук, -ик, -к), образующие существительные, -ман (-мен), связанный, согласно одному мнению, со словом «человек», или с лексемой нетюркского происхождения, или является тюркским словообразовательным аффиксом, -чы (-чи, -шы, -ши), -лик (-лык), -лы (-ли, -ды, -ты) — аффикс владения в тюркских языках, означает название рода, родового объединения.

Это имена: Байдак, Байдар, Байдал, Байдала / Байдалар, Байдали, Байдалы, Байдас, Байдаши, Байдек, Байдеман / Байдаман, Байдер, Байдык, Байдук, Байдаз / Байдас, Байдауз / Байдаус, Байдуз / Байдус. Смыслообразующей основой всех этих имен является имя Байда.

От этих имен образованы фамилии: Байдак, Байдакеев, Байдаков, Байдаковский, Байдараков, Байдаралин, Байдарашвили, Байдарбаев, Байдарбесов, Байдарбеков, Байдарико, Байдаркин, Байдаров, Байдаровцев, Байдарханов, Байдал, Байдалчи (Байдалжи), Байдалаков, Байдаленко, Байдалка, Байдалов, Байдаловский, Байдалоха, Байдалюк, Байдала, Байдола, Байдали, Байдалиев, Байдалин, Байдалинов, Байдаличенко, Байдалы, Байдаз, Байдас, Байдасаров, Байдасов, Байдаш, Байдашев, Байдашин, Байдашкин.

Итак, Байда — имя тюркское и означает «богатый, могущественный, знатный, уважаемый, сильный, крепкий, большой, свободный, счастливый, священный, хозяин, господин, князь».

Позволяют ли эти толкования имени Байда однозначно ответить на вопрос, заданный в заголовке статьи: «В честь кого сложена песня?»

К сожалению, нет, поскольку часть значений имени может быть приложена к простому казаку: «сильный, крепкий, большой, свободный», а часть — к гетману: «богатый, могущественный, знатный, уважаемый, хозяин, господин, князь». Но тюркская точка зрения снимает «филологический аспект» вопроса, который был до сих пор «камнем преткновения» для историков. Теперь ответ на вопрос «Если песня о Вишневецком, то почему он назван Байдой?» для историков должен быть ясен. Тем более, что последний пункт значения имени, вообще, дословно воссоздает княжеский титул гетмана.

Тогда вопрос переводится в чисто историческую плоскость: «А есть ли исторические доказательства того, что песня написана о Вишневецком?» И тут слово остается за историками.

А историки пока не привели убедительных доказательств того, что песня — о Вишневецком. Аргументы историков:

1. Сходство обстоятельств гибели.

Казнь на крюке была довольно распространенным явлением в Османской империи того времени. Так турки казнили не только гетманов, но и многих своих врагов. Вот рисунок из старой книги. Подпись внизу: «Казнь казаков и поляков в Османской империи».

Казнь эта была мучительной, поскольку человек умирал не сразу. А если казак Байда действительно был «сильный, крепкий, большой», то вполне возможно, что умер он не сразу, а провисел на крюке «не одну ночку, не один часочек».

2. Один из вариантов песни «О казаке Байде» был записан Матвеем Пийонтеком в концы 60-х годов XVI века, несколько лет спустя после смерти Вишневецкого.

Совсем необязательно, если «после ТОГО», то значит «вследствие ТОГО». На мой взгляд, чтобы какое-либо событие получило свое отображение в народной песне, в XVI веке должно пройти значительно больше времени. В эпоху отсутствия интернета и ротации песенных клипов по телевидению с момента появления песни до ее широкого распространения должно было пройти несколько десятков лет. Но ведь чтобы песня появилась, сначала факт гибели Вишневецкого должен стать известным, осмыслиться народом и лишь потом превратиться в народную песню.

Иван Франко, анализируя украинские народные песни «турецкого цикла» XV—XVI веков, делал вывод, что «Песня о Байде» была сложена в первой половине XVI века (еще до гибели Вишневецкого).

Кроме того, если песня была написана в честь Вишневецкого, то почему в ней он назван Байдой, а не прямо Дмитрием или Вишневецким? (Варианты песни с упоминанием Вишневецкого были записаны позднее, уже в XVII веке). Возможно, казацкое прозвище Вишневецкого и было Байда? Тогда где исторические свидетельства этого?

Кстати отметим, что существовали варианты песни о Байде, не связанные с Царьградом: «В Киеве на рыночке», «Ой, в Слуцке на рыночке».

Историк Михаил Грушевский, говоря о традиции связывать Вишневецкого с казаком Байдой, называл эту связь «чрезвычайно слабой и далекой». Косвенно признавая нехватку строгих исторических доказательств, Грушевский называл традицию отождествления Вишневецкого с Байдой «исторической и легендарной» (дословно: «Песню о Байде имел я возможность недавно разобрать в связи с исторической и легендарной традицией о Вишневецком, и там я указал, какие необычно слабые и далекие связи связывают песенного Байду с историческим Вишневецким»).

Все вышесказанное вовсе не отрицает того, что песня сложена именно о князе Вишневецком. Мог ли Вишневецкий носить прозвище Байда? Конечно, мог. «Богатый, могущественный, знатный, уважаемый, хозяин, господин, князь» — все это у Вишневецкого было.

Но это предположение может стать фактом лишь после того, как появятся убедительные исторические доказательства. Пока же таких доказательств нет, мы должны считать, что эта песня — о простом казаке по имени Байда, обстоятельства гибели которого удивительно схожи с описанными историками последними днями жизни первого гетмана Украины, князя Дмитрия Ивановича Вишневецкого.

Источник