Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Непокорный атаман

На протяжении почти трех веков донские казаки Красновы сражались в войнах Российской империи, пятеро из них стали генерал-лейтенантами. Но много, мягко говоря, "нелестных" выражений можно было услышать о генерале Петре Николаевиче Краснове при советской власти. Время дает нам возможность сказать о нем правду — лихой казачий генерал, блестящий гвардеец, военный корреспондент и известный писатель, путешественник и один из лидеров антибольшевистского сопротивления, организатор антисоветских казачьих частей в годы Второй мировой войны на территории СССР…

Отец Петра Николаевича Николай Краснов — военный писатель, один из основоположников военной статистики, генерал-лейтенант Генерального штаба, участник обороны Севастополя и освобождения Болгарии. Петр появился на свет 10 сентября 1869 года в Санкт-Петербурге. Семья была большая — еще четыре брата и сестра. Вопреки обычаям, в генеральской семье Красновых царила "педагогическая демократия" — отец не настаивал на непременно военной карьере своих сыновей. Именно поэтому только один Петр, проучившись 5 лет в классической гимназии, решил сменить ранец гимназиста на мундир кадета. Успешно окончив в 1887 году Александровский кадетский корпус, Петр становится юнкером Павловского военного училища, которое также располагалось в столице. Этот факт биографии весьма интересен. Обычно казаки, тем более сыновья генералов, шли в столичное Николаевское кавалерийское училище или в Новочеркасское. Но из "павлонов" легче было получить назначение именно в гвардейские части. Учеба проходила блестяще, что дало фельдфебелю выпускного курса Краснову возможность первому выбрать вакансию в полку. В 1889 году хорунжий Петр Краснов становится офицером элитарного полка Всевеликого Войска Донского — лейб-гвардии Атаманского. 

Служба увлекает молодого офицера — он частый победитель в различных конных состязаниях и завсегдатай Михайловского манежа. К этому же времени относится и первая проба пера. 17 января 1891 года в центральном печатном органе военного ведомства Русской армии газете "Русский инвалид" выходит первая статья Краснова за подписью "Н. Краснов". 

В 1892 году Петр Николаевич становится слушателем академии Генштаба. Но на первом же курсе он не смог сдать один из экзаменов. Видимо, экзамен совпал с подготовкой к печати сборника рассказов "На озере" и работой над военно-историческими темами о родном Атаманском полке. Академию пришлось оставить. Краснов возвращается в полк и снова садится за письменный стол. В 1896 году в Санкт-Петербурге вышел в свет первый исторический труд Краснова "Атаман Платов", в том же году — "Донцы. Рассказы из казачьей жизни".
Супругой Петра Николаевича становится немка — дочь обрусевшего действительного статского советника, камерная певица Лидия Федоровна Грюнайзен. Это был ее второй брак. Трудно сказать, по каким причинам гвардейского офицера, женившегося на актрисе, оставили в полку. Во всяком случае Петр Николаевич рисковал своей военной карьерой и в первую очередь — гвардией. Семейный союз оказался счастливым до конца их дней, кроме одного обстоятельства — отсутствия детей... 

Новый поворот судьбы был весьма экзотичным. 14 октября 1897 года Краснов в составе конвоя Императорской дипломатической миссии отбыл в Абиссинию (Эфиопию) ко двору абиссинского императора Менелика. В столице Абиссинии он и другие офицеры взяли на себя обязанности военных инструкторов, оттачивая мастерство гвардейцев Менелика, за что Краснов был награжден первым орденом — Св. Станислава 2-й степени. 

Африканская тема надолго захватила Краснова. В 1900 году выходит книга "Казаки в Африке. Дневник начальника конвоя Российской императорской миссии в Абиссинии в 1897—1898 годах". Уже после гражданской войны вышли две художественные повести — "Крунеш" и "Аска Мариам", в 1931 году — сказка "Мантык — охотник на львов". Все африканские впечатления Краснова прочитали и в императорской семье. После больших маневров в 1901 году вышла серия заметок Петра Николаевича о военном быте под названием "Трое в одной палатке". Быт описан был настолько красочно и точно, что Николай II выразил пожелание, чтобы автор описал также и дальневосточные границы империи. 

Итак, снова командировка — на этот раз в Азию, на турецко-персидскую границу, для надзора за несением пограничной службы казаками. Едва вернувшись в Санкт-Петербург, Краснов вновь собирается в дорогу. Он посещает Манчжурию, Китай, Японию, Индию в качестве военного корреспондента "Русского инвалида". На этот раз Лидия Федоровна сопровождала своего супруга, презрев все тяготы путешествия. Злые языки говорили, что ее решению способствовало то, что после возвращения из Африки Краснов опубликовал сборник с фривольным названием "Любовь абиссинки и другие рассказы". Но, скорее всего, это была шутка... 

Итогом путешествия в 1903 году стал том в 616 страниц с 18 иллюстрациями академика Николая Самокиша, с 53 цинкографиями и двумя картами под названием "По Азии. Путевые очерки Маньчжурии, Дальнего Востока, Китая, Японии и Индии". В предисловии к своей книге Краснов не скрывает и главной цели своего вояжа: "…Изучение быта как наших, так и иностранных азиатских войск…". Вернувшись из длительной поездки, Краснов получает должность полкового адъютанта Атаманского полка. 

В феврале 1904 года Краснов отправляется на русско-японскую войну как собственный корреспондент "Русского инвалида". Началась полная опасностей жизнь военного журналиста. На дальневосточном фронте Краснов встречается с классиком батальной живописи Василием Верещагиным, художниками Виктором Мазуровским и тем же Самокишем. Еще по пути на фронт судьба сводит Петра Николаевича с адмиралом Степаном Макаровым, который приглашает его на свой флагманский броненосец "Петропавловск". Только случай спасает казачьего писателя от почти неминуемой смерти — накануне он узнает, что на следующий день на станцию должны прибыть купленные им лошади. Петр Николаевич не мог не встретить их, будучи конником душой. Макаров и Верещагин жмут ему руку и договариваются встретиться в Порт-Артуре. Встреча не состоялась, подорвавшись на мине, "Петропавловск" унес адмирала и художника в морскую пучину… 

Описывая фронтовые события, Краснов признает общие и личные ошибки в оценке японской армии. Общий итог всей русско-японской войны Краснов подводит в своем двухтомном труде "Год войны". Награды не обошли военного журналиста, к уже имеющемуся ордену Св. Станислава добавлены — Св. Анны 4-й степени, Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом и мечи. 

С чином подъесаула Краснов вернулся в родной полк на должность командира сотни. В 1907 году Краснов поступает в Офицерскую кавалерийскую школу. Успешно окончив школу, остается в ней инструктором, а в 1910 году полковник Краснов становится командиром 1-го Сибирского казачьего полка. Со столицей пришлось расстаться, полк квартировал в Туркестане, в городе Джакерте. После трехлетнего пребывания у самого подножия Памира Петр Николаевич получает в командование 10-й Донской казачий полк в городе Замостье Холмской губернии. 

За оставшийся до Первой мировой войны год Краснов успевает издать биографию Александра Суворова, учебное пособие по истории "Картины былого Тихого Дона", романы "В житейском море", "Погром", "Потерянные", две большие повести — "Фарфоровый кролик" и "Волшебная песня", ряд рассказов. В сочетании с исполнением обязанностей командира полка это была удивительная работоспособность. Более того, Краснов успел приобщиться к воздухоплаванию и совершил ознакомительный полет на воздушном шаре. 

С началом войны полк Краснова находится на фронте. Уже 14 августа 1914 года полковник Краснов удостаивается Георгиевского оружия, а в конце первого месяца войны производится в генерал-майоры. Начав войну командиром полка, он командует бригадой и принимает дивизию. На его счету немало лихих дел, он лично водил казаков в атаку. За одно из таких дел Краснов получает орден Св. Георгия 4-й степени. 

После отречения от престола Николая II Краснов писал: "Мы верили, что Временное правительство идет быстрыми шагами к Учредительному собранию, а Учредительное собрание — к конституционной монархии с великим князем Михаилом Александровичем". Но события складывались драматически. Временное правительство разлагало армию и флот и уверенно вело Россию к… гибели. В августе 1917 года генерал-майор Краснов командовал 1-й Кубанской дивизией. Войска уже отказывались идти в бой, митинговали и братались с противником. Петр Николаевич вспоминал о тех днях: "Смерть казалась желанной. Ведь рухнуло все, чему я молился, во что верил, что любил в течение 50 лет, — погибла армия!". 

30 августа 1917 года новый Верховный Главнокомандующий генерал Лавр Корнилов приказал Краснову принять 3-й конный корпус и готовиться к походу на Петроград для наведения порядка. Как известно, мятеж патриотически настроенного генерала Корнилова не удался, и Краснов оказался в тюремной камере. Однако это не был конец. Более того, обстоятельства сложились так, что не кто иной, как Краснов способствовал побегу Керенского, правда, со следующими словами напутствия: "Как ни велика ваша вина перед Россией, я не считаю себя вправе судить вас. За полчаса времени я ручаюсь". 

Арестованный уже большевиками, Краснов бежит из-под домашнего ареста, уйдя от расправы матросов. 7 ноября 1917 года Петр Николаевич навсегда покинул родной Санкт-Петербург. Путь один — на Дон! По дороге ему пришлось вынести неожиданное и тяжелейшее оскорбление — казаки одного из донских полков отказались взять чету Красновых в свой эшелон. Краснов приказывает сопровождавшим его офицерам переодеться в штатское. Душили слезы обиды и унижения… Конспиративные квартиры, фальшивые паспорта, и вот 30 января 1917 года Петр Николаевич въехал в Новочеркасск. 

Круг Спасения Дона 4 мая 1918 года избрал генерала Краснова донским атаманом. Краснов, придерживаясь прогерманской ориентации, выступил против единого антибольшевицкого фронта под командованием генерала Антона Деникина. Более того, он выступал за создание на территории Войска Донского независимого от большевистской Москвы и идей Добровольческой армии Донского государства под прямым и единоличным атаманским правлением. На Кругу Спасения Дона Петр Николаевич сказал свою знаменитую фразу: "Творчество никогда еще не было уделом коллектива! Мадонну Рафаэля создал Рафаэль, а не комитет художников". 

Генерал Краснов проводит мобилизацию, восстанавливает Донскую армию, создает новую — "Молодую армию" из казаков, которые по возрасту еще не участвовали в прошедшей великой войне. Дальнейшим шагом было установление дипломатических отношений с ведущими государствами Европы и, прежде всего, с Германией, с которой он желал заключить военно-политический и экономический союз. То есть с главным врагом России… Краснов активно помогает Добровольческой армии оружием, деньгами, обслуживанием раненых, дает согласие на открытие вербовочных бюро. Речь идет и о совместных операциях, но в сторону Царицына. Почему? Разгадка проста: Краснову хотелось перенести центр разгоравшейся гражданской войны подальше от территории Войска Донского, и даже в случае восстановления "великой единой и неделимой России" он рассчитывал на сохранение Доном независимого статуса. 

Донская армия, поддерживаемая в ряде случаев немецкой пехотой, теснила большевиков, что давало надежды к концу лета 1918 года очистить Дон повсеместно. Новая мобилизация дала армии 57 тысяч казаков. В Донской армии учились и воевали по уставам русской императорской армии и считали себя защитниками вольного Дона — но только Дона! В этом была еще одна причина всеобщего подъема в частях. В этом была их сила, но, как оказалось впоследствии, крылась и обреченность всего Войска Донского... 

5 июня 1918 года Всевеликое Войско Донское получило официальное признание от МИД Германии. Прибыл официальный и полномочный представитель германского императора — первый и последний из всей Европы. 5 июля 1918 года Краснов отправляет германскому императору письмо, которое станет его крупнейшей политической ошибкой. В частности, он просил Вильгельма II оказать давление на советские власти Москвы, заставить их очистить пределы Войска Донского и дать возможность восстановить "нормальные, мирные отношения между Москвой и Войском Донским". Краснов практически призывал недавнего врага России к расчленению территории бывшей Российской империи, выражал готовность заключить мир с Советской Россией и изменить договору с командованием Добровольческой армии. 18 августа 1918 года Большой Войсковой Круг после смотра "Молодой армии" производит Краснова в генералы от кавалерии. Однако текст письма просочился в печать, был большой скандал, хотя Краснову удалось остаться на атаманском посту. 

Грянула германская революция… Потянулись эшелоны с немецкими войсками в родную Германию, а затем уехал и представитель бывшего германского императора… Все надежды на немцев рухнули окончательно. На фронте оказались многокилометровые и ничем не прикрытые участки. Уже в конце года Краснов входит в сношения с англичанами, которые прямо указали на генерала Деникина, с которым он был обязан найти общий язык по вопросу единого командования. 

А тем временем Донская армия начинала разлагаться и в ряде случаев вступать в соглашение с советскими частями и переходить на их сторону. 26 декабря 1918 года Краснов признает генерала Деникина командующим Вооруженными силами юга России (ВСЮР) с подчинением ему Донской армии. Не согласившись с отставкой генерала Святослава Денисова — непосредственного командующего Донской армией, Петр Николаевич уходит в отставку с поста атамана Войска Донского и 7 января 1919 года уезжает в Батум. Здесь, тяжело переболев оспой, Краснов делает попытку стать в строй Добровольческой армии в любой должности. В ответ ему предписано прибыть в Ревель в распоряжение командующего Северо-западной армией генерала Николая Юденича. Северо-западная армия, которая готовилась к наступлению на Петроград, едва насчитывала тысячу сабель, и командовать Краснову было просто некем. Однако в нем сразу заговорил писатель. 

Краснов издает газету "Приневский край", которая смогла заполнить идеологический вакуум, образовавшийся в армии Юденича. Но через несколько дней после выхода первого номера газеты наступление на Петроград выдохлось… 

20 марта 1920 года чета Красновых покидает Эстонию на экспрессе "Ревель—Берлин", имея германскую визу. Остановившись в замке герцога Лейхтенбергского, Краснов с головой окунается в литературную деятельность. Кстати, в Берлине с 1918-го по 1928 год работали 188 русских книжных издательств. Помимо многих газетных и журнальных статей, из-под пера Краснова в 1921 году выходит знаменитый двухтомный роман "От двуглавого орла к красному знамени". В период с 1921-го по 1939 год роман был переведен на 15 языков мира, и его общий тираж, распространенный в странах Европы, Америки и Азии, составил более 2 миллионов экземпляров! Именно этот роман принес Краснову всемирную славу, а также материальную стабильность и независимость, что было так важно в условиях эмиграции. Всего же до 1944 года вышло более 30 его романов и повестей. Нельзя не упомянуть и такие его произведения, как "За чертополохом", "Белая Свитка", "Выпашь…", "Все проходит", "Понять — простить", "Ненависть". Однако роман "От двуглавого орла…" задел за живое всех русских коммунистов… 

С 1922 года Петр Николаевич ведет серьезную антибольшевистскую пропаганду со страниц журнала "Русская правда", который печатался на тонкой папиросной бумаге и переправлялся в РСФСР. 11 ноября 1923 года Красновы покидают замок герцога Лейхтенбергского и переезжают во Францию к великому князю Николаю Николаевичу. Вместе с великим князем Краснов работал над созданием единого антибольшевистского фронта вплоть до его кончины в 1929 году. 

В 1936 году Краснов получает приглашение переехать в Берлин от своего старого друга — бывшего представителя германского императора на Дону в далеком 1918-м. Прибыв в Берлин, Краснов начинает редактировать журнал "Казачий сборник" и выступает за идею нового германско-русского союза против большевиков. Вскоре его избирают почетным председателем казачьей общины в Лехтенхорсте… 

…Нападение Германии на СССР в доме Красновых встретили с шампанским. Краснов полагал, что Гитлеру не удастся захватить всю Россию, и уже через некоторое время придется приступить к формированию русских антисоветских частей. Более того, он был убежден в том, что, даже завоевав часть России, Гитлер не сможет долго удерживать контроль над огромной территорией, и тогда в дело вступит организованная к тому времени русская национальная армия, а также казаки. 

Согласно немецким данным, с 1941-го по 1945 год в частях вермахта и полиции служили… 1 200 000 бывших советских военнослужащих. Получается, что вместе с так называемой Великой Отечественной войной шла и "вторая гражданская"...

15 апреля 1942 года Гитлер разрешил использование казачьих частей на советско-германском фронте в качестве "равноправных союзников вермахта". Фактически фюрер приравнял казаков к румынским, испанским и итальянским союзникам. А дальше началось организованное формирование казачьих частей. Свершалось буквально чудо — из заветных тайников извлекались золотые погоны и георгиевские награды, дедовские клинки и фуражки, галифе с лампасами… Тихий Дон снова всколыхнулся, поднялись Кубань и Терек. В марте 1943 года против советских войск сражались уже 20 казачьих полков численностью 25 тысяч штыков и сабель... 

А что же Краснов? Петр Николаевич продолжал писать книги и редактировать "казачий сборник", в котором восторженно комментировал успехи германского оружия. Большего от 74-летнего старика и не требовалось. Да и вряд ли немцы забыли о монархических и патриотических взглядах Краснова. У Краснова была, правда, встреча с генералом Андреем Власовым, но Краснов усомнился в его искренности и от дальнейшего сотрудничества отказался. Ситуация изменилась к июню 1943 года, когда немцы отступили с территории Войска Донского, но желали оставить казаков в союзниках как ценный боевой элемент. 

18 июня 1943 года Краснову было сделано предложение посетить казачью дивизию немецкого генерала Гельмута фон Паннвица. После посещения Краснов на хорошем немецком языке читает высшим офицерам СД в Берлине лекцию об истории казачьих войск. Трехчасовая лекция окончилась аплодисментами. Написанное Красновым воззвание к казакам в России было растиражировано и отправлено на восточный фронт. Краснову снова вспомнились его мечты о независимости Дона, но он опять заблуждался, полагая, что Дон может быть вне России… 

…Писательский талант Краснова немцы используют очень широко. В Берлине выходят новые казачьи газеты, с их полос не сходят публикации за подписью "Донской атаман, генерал от кавалерии П. Краснов". В этот же период Краснов печатает исторический очерк "История Войска Донского", выступает перед советскими пленными в лагерях, напутствует казачьи части, уходящие на фронт, составляет "Декларацию Казачьего правительства". 31 марта 1944 года Краснов становится начальником Главного управления казачьих войск в составе министерства восточных областей. В октябре 1944 года все крупные казачьи соединения стали перебрасываться в Северную Италию вместе с членами семей. Бенито Муссолини по-своему весьма обрадовался гостям с лампасами, поскольку выделенная им для проживания территория кишела красными партизанами. Образовалось "Итальянское казачье войско" со столицей в городе Алессо, переименованном казаками в Новочеркасск. Однако мирная жизнь продолжалась недолго. Начинался последний год войны — 1945-й. Краснов встречал его в Берлине… 

…9 февраля 1945 года чета Красновых навсегда покинула Берлин и отправилась в Алессо. Очень недолго продолжалась мирная жизнь для казаков. В апреле 1945-го англичане высадились в Италии, и в Алессо началась срочная эвакуация. Краснов считал необходимым сложить оружие только перед союзниками, полагая, что это шанс на спасение семей и самих казаков. Но некоторые казачьи генералы считали по-другому… Петр Николаевич с женой и тремя племянниками самостоятельно добирается до Австрии, в город Линц. Здесь после капитуляции Германии Краснов пишет письмо английскому маршалу Хоралду Александеру об условиях сдачи казаков английским частям, но и после второго письма никакого ответа не получает. 26 мая казаки окончили сдачу оружия вошедшим в город англичанам. Их вместе с семьями поместили в лагерь. Краснов за проволоку не попал и продолжал жить на своей квартире — англичане отнеслись к нему с должным уважением. 

27 мая за Петром Николаевичем был прислан автомобиль для личной встречи с маршалом Александером. Краснов попрощался с Лидией Федоровной, пообещав быть к ужину не позднее восьми часов вечера. Неожиданно для Краснова автомобиль остановился возле старой лесопильни. В ней английский бригадный генерал пригласил одного Краснова в полуразрушенную комнату. Там и состоялся судьбоносный разговор. Краснову было сообщено, что по условиям Ялтинской конференции он подлежит выдаче в СССР как помощник нацистской Германии. На возражения Краснова о том, что он никогда не являлся советским подданным, генерал сказал, что это не имеет значения. 31 мая 1945 года Краснов был передан советам в городе Юдинбурге. Состоялось длительное следствие и судебный процесс по советскому сценарию… 

…16 января 1947 года Петр Краснов, а вместе с ним генералы Александр Шкуро, Султан-Гирей Клыч, Семен Краснов, Тимофей Доманов, Гельмут фон Паннвиц были приговорены к смертной казни через повешение. Из зала суда их сразу повели на эшафот. По сегодняшний день российские власти отказываются реабилитировать генерала Краснова. У него нет могилы, куда можно было бы положить букет цветов. Но один из донцов-эмигрантов написал в 1947 году: "До тех пор пока казаки будут существовать в мире, на земле, они не забудут своего атамана — Петра Николаевича Краснова!"...

 

Источник