Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Народ

Богданов Петр Стефанович

Богданов Петр Стефанович - родился на Петров день в 1926 г. в х. Богданов станицы Калитвенской бывшей Области войска Донского. Происходил из казачьего рода, ведущего свою родословную от основателей хутора. Отец Петра Стефановича был писарем казачьей сотни в Донской армии, впоследствии дважды арестовывался. В 1933 году от голода умерла старшая сестра. 
На 1941 год Петр Стефанович учился в средней школе поселка Лиховского. Вместе со своими товарищами ухаживал за колхозными лошадьми, верхом возил почту из районного центра в родной хутор. При бомбежке немцами ж/д станции Лихая его отец лишился ноги, а во время облавы в хуторе, румын застрелил младшего брата, спрятавшегося в погребе. От отправки на работы в Германию Петра Стефановича спасли казаки одной из сформированных в Каменске (районном центре) сотен. Донцы забрали его из-под конвоя вместе с другими земляками в районе станции Замчалово. 
Со 2-й Каменсой сотней под началом Сотника Сытина, Петр Стефанович Богданов стоял в Саур-могиле на реке Миус, вместе со своими хуторцами охранял немецкий аэродром, через Украину отступал на запад. Их сотня влилась в ряды известного 1-го Синегорского Атаманского казачьего полка которым командовал Войсковой старшина Журавлев. Довелось Петру Стефановичу присутствовать на похоронах Походного Атамана Павлова Ерофея (Сергея) Васильевича в Белоруссии. Вспоминал, как за гробом шел оседланный атаманский конь, который плакал и слезы капали прямо на гроб покойного хозяина. Уже в Италии Петр Стефанович попал в Юнкерское казачье училище, организованное по инициативе Петра Николаевича Краснова, с которым он имел честь встретиться лично. 

Фамилии донских казаков встречающихся в КРЕСТОПРИВОДНОЙ КНИГЕ 1718 г.

Фамилии донских казаков встречающихся в КРЕСТОПРИВОДНОЙ КНИГЕ 1718 г.

Каждый исторический документ необходимо тщательно изучать. При беглом просмотре сложного скорописного текста XVI-XVIII веков невозможно понять его содержания. Например, было принято считать, что в Крестоприводной книге 1718 г. (первой полной переписи донских казаков) нет фамилий, а только имена отчества. В этом источнике действительно много казаков записаны по имени и отечеству, которые у потомков и закрепились как фамилии впоследствии. Но оказывается немало казаков записанных и с прозвищами. Невозможно выписать ВСЕХ до одного из-за огромного их количества (это получатся еще отдельные книги), поэтому ниже представлены часто встречающиеся с минимумом от личных имен (как Ивановы, Петровы, Терентьевы, Дементьевы, Васильевы, Власовы и т.п., - такие встречаются почти в каждой станице). 
Современным потомкам казачьих родов необходимо учитывать, что написание фамилии со временем могло трансформироваться, и значительно отличаться от прозвища родоначальника (например, в Голубинской станице в начале XX в. был казачий род Одиневых, который в XIX в, писались Адиневы, Адининцевы, а в XVIII в . – Одининсковы, Адининсковы). Поэтому не следует искать предка в варианте современного написания. Так же как и в том станичной юрте как было перед революцией 1917 г. В XVIII веке предок мог жить в любой из станиц, так же как и его потомки разойтись по другим, оставив потомство уже там: «Тит Купреянов сын Чернышев … родился на Хопре в бывшей сведеной Григорьевской станицы казачей сын. Отец ево Купреян Васильев сын Чернышев где родился, как он остался после ево малолетной, не знает. И оного отца своего по сведени[и] в Новогригорьевскую станицу с тремя братьеми Кандратьем, Федором и Никитою Купреяновыми …. … Потом он Тит как пришел в петнатцати летной возраст с меньшим братом ево Федором сошли на Дон в Цымлянскую станицу, а братья ево: Кандратей остался в Новогригорьевской станице, Никита сшел же в Нагавкинскую станицу».

Биографические сведения о донских атаманах, войсковых есаулах и войсковых дьяках второй трети XVII в

О. Ю. Куц 

Биографические сведения о донских атаманах, войсковых 
есаулах и войсковых дьяках второй трети XVII в. 
(1637-1667 гг.) 

По истории донского казачества XVII в. существует довольно большое количество источников. В первую очередь это документы бывших Посольского и Разрядного приказов Русского государства; по данным источникам можно более или менее подробно проследить историю Дона в целом. Однако, когда речь заходит о каком-либо частном вопросе, в особенности затрагивающем тему внутреннего устройства донских казаков, то, как правило, оказывается, что обилие данных только внешнее, материала катастрофически не хватает. Сказанное в полной мере относится и к сведениям о карьерах и жизненном пути донских атаманов. В данной работе предпринята попытка сбора и анализа таких сведений. 
Известия об атаманах по характеру упоминаний в документах можно разделить на три следующие группы: 1) сведения о приездах атаманов в Москву во главе казачьих станиц; 2) упоминания атаманов в источниках по ходу рассказа о том или ином событии, произошедшем на Дону; 3) фиксация имен атаманов в различных списках вышедших с Дона для участия в боевых действиях против Польши и Швеции казачьих отрядов и упоминания первых в административной переписке. Несколько слов об источниках, в которых встречаются имена атаманов. 
Имена атаманов (а также казаков), приезжавших в Москву в составе казачьих станиц ("станица" - отряд, в данном случае что-то вроде казачьего посольства), фиксировались прежде всего в войсковых отписках с Дона. Имена станичников, включая атамана, писались в конце отписки. При получении отписки в Москве на обороте ее первого листа как правило ставилась дата получения и имя атамана, привезшего отписку. Имя атамана фигурирует в разного рода приказной документации, касающейся выдачи казакам в Москве государева жалования, "корма", "питья", в различных выписках "на пример" и т.д. Кроме того, имя ата (с. 122) мана станицы фигурирует в ответной грамоте на Дон и, довольно часто, в следующей отписке донских казаков, отмечающих обычно факт прибытия своих станичников с этой грамотой. Таким образом, имена приезжавших в Москву во главе казачьих станиц атаманов фиксировались в целом комплексе документов, и при утрате даже нескольких из них факт приезда с Дона атамана со станицей должен был отразиться в других источниках. Поэтому можно сказать, что мы наверняка обладаем почти полным перечнем имен донских атаманов, приезжавших в Москву с войсковыми отписками за рассматриваемый период времени. 
Что касается информации о происходивших на Дону событиях (вторая группа известий об атаманах), то эта информация, как правило, фиксировалась в войсковых отписках и расспросных речах присланных (либо приехавших по своим делам) с Дона в Москву казаков. Расспросными речами о положении дел на Дону пестрят и отписки в Москву воевод южнорусских городов. Такие отписки содержат расспросные речи людей, вернувшихся с Дона и ездивших туда кто по своим делам, кто по заданию воеводы (с целью сбора информации - "вестей" - о ситуации в степи). Наконец, о событиях на Дону сообщают статейные списки русских послов, отправлявшихся в Турцию через территории донских казаков, а также статейные списки и расспросные речи служилых людей, посылавшихся из Москвы к казакам с различными целями. Что касается упоминаний имен атаманов в этих известиях, то здесь дело обстоит сложнее, чем в известиях первой группы. Как правило, указываются лишь войсковые атаманы, прочие же казачьи предводители фигурируют лишь эпизодически. <--break->Относительно известий третьей группы следует отметить, что данный материал почти не привлекался к изучению донского казачества. Многие документы выявлены автором и вводятся в научный оборот впервые. Это челобитные различных казачьих отрядов, вышедших в Россию с целью участия в военных действиях против Польши и Швеции, различные списки казаков этих отрядов (помимо всего прочего фиксирующие и внутреннюю структуру данных формирований), приказные документы о выдаче им жалования, а также отписки воевод в Москву по различным вопросам, связанным со службой казаков в полках. 

В.В. Бунак - Антропологический тип донских казаков (Русский антропологический журнал, 1922)

В.В. Бунак - Антропологический тип донских казаков (Русский антропологический журнал, 1922)

Общий тип донских казаков в целом. Сопоставляя разработанные в отдельности признаки, мы можем отметить следующие характерные для донских казаков особенности. Прямые или слегка волнистые волосы, густая борода, прямой нос с горизонтальным основанием, широкий разрез глаз, крупный рот, русые или светлорусые волосы, серые, голубые или смешанные (с зеленым) глаза, сравнительно высокий рост, слабая суббрахицефалия, или мезоцефалия, относительно широкое лицо. Пользуясь последними признаками, мы можем сопоставить донских казаков с прочими русскими народностями, и они, повидимому, являются более или менее общими для казачьего населения Дона и прочих великорусских групп, позволяя, при более широком масштабе сравнения, отнести донских казаков к одному, преобладающему на русской равнине антропологическому типу, характеризующемуся в общем теми же отличиями. Украинский тип, с его более ясной брахицефалией и более темной пигментацией, оказывается более далеким от донского казачества, хотя по росту они ближе. Незаметно также сколько-нибудь значительных следов примеси иноплеменной крови; они выступают лишь в отдельных пунктах и сравнительно в слабом количестве.

Сопоставляя во-едино отдельные признаки, особенно выступающие в том или ином районе, мы получаем такие элементы, слагающие общий казачий тип:

(1) Настоящий высокорослый, темный, настоящий брахицефальный, широколицый тип, выступающий в донецком районе, отчасти и в нижнедонском.
(2) Светлый, умеренно-высокорослый, слабо-суббрахицефальный, настоящий широколицый, выступающий в станицах среднего Дона.
(3) Смешанный или переходный по пигментации, умеренно высокорослый, мезоцефальный среднелицый, выступающий в Хоперских станицах.

ОТЕЦ ЯКОВА ПЕТРОВИЧА БАКЛАНОВА.

Отец Якова Петровича Бакланова был простой казак, мало разумевший в грамоте, зато честный и храбрый. Все его достояние состояло из деревянного домика и нескольких десятин земли. Жена его, Устинья Малаховна Постовалова, родилась в соседней станице Терновской - еще более бедной и малочисленной, чем Гугнинская. Она также принадлежала к небогатой казачьей фамилии, а потому семейство Баклановых жило очень бедно.

В годы, предшествующие рождению Якова, отец служил в рабочем полку "кочуров" (это был своего рода казачий стройбат, занимавшийся возведением Новочеркасска, земляными работами на территории Войска Донского). Даже являться на службу он был обязан не с шашкой, а с "качком" - одноконной тачкой для перевозки земли и прочих материалов. Таким образом, хлеб насущный батюшка будущего героя Кавказа зарабатывал тяжким физическим трудом. Однако будучи наделен, как пишет о нем историк XIX века В. Потто, "самой счастливой богатырской наружностью и умом", он был "замечен начальством" и в 1808 году произведен в хорунжие. Этот первый офицерский чин тогда сразу давал права потомственного дворянства, а посему появившийся на свет Яков с рождения считался дворянином.

Тайны османских названий Запорожского казачества

«Сарыкамыш казаклары» – именно такое наименование украинских казаков можно очень часто встретить в османских летописях. В переводе на русский язык это будет звучать как «казаки желтого камыша» или «желтой трости». Интересно, что ни историкам, ни языковедам сих пор не удалось до конца выяснить происхождение этого яркого и одновременно загадочного этнонима. К слову, не только он фигурирует в письменных памятниках османов, когда речь идет там о стране «Укранье», «Украйне», «земле русов», а то и прямо – земле «Сарыкамыша», собственно, юге современной Украины, бывшей территории«казацких вольностей». Впрочем  название «козаки желтого камыша» может крывать в себе множество тайн не только о средневековой и модерной эпохах Украины, но и углубляться в еще более глубокое прошлое.

Найдавніший реєстр українського козацтва 1581 року

Ярослав Дзира, кандидат філологічних наук

«Найдавніший реєстр українського козацтва 1581 року»

З книги «Україна – козацька держава». Упорядник Володимир Недяк. 

Київ, 2004. Видавництво «ЕММА». ISBN – 966-95841-6-7.

Расово-этнический состав Войска Запорожского

Вокруг темы расового и этнического состава запорожского казачества накопилось множество мифов. В частности, утверждается, что в Войске Запорожском было чуть-ли не "каждой твари по паре" или сборной всех известных в регионе народов различных антропологических типов. Данные измышления подогреваются также пространными сообщениями властей Речи Посполитой в их дипломатических отношениях с Турцией, которым необходимо было как-то оправдаться за набеги казаков. Так например в 1601 г. посол Речи Посполитой в Стамбуле Пясочинский, отвечая на обвинения турецкого султана по поводу нападений запорожцев на турок, сказал: «Казаки – сбор всякого народа, хотя в их рядах есть и беглецы из Польши», «если бы все казаки были из Польши, то их можно было бы укротить, а то они собираются отовсюду».

 

Однако это слишком общие утверждения, тем более носили они оправдательный политический характер, к тому же с целью убедить, что "поляки не причем". Что же говорит о происхождении запорожцев наиболее ценный документ - подробно написанный реестр?

Происхождение казачьих фамилий

Тождественно русским, большинство казачьих фамилий оканчивается на: ов, ев, ин. Для многих это дает основание предполагать и даже утверждать, что предки носителей таких фамилий были русскими (великороссами). Из этого делается исключение предположением, что предки носителей таких фамилий, как: Персиянов, Грузинов, Мордвинцев, Греков, Туркин и т.д. были не русскими, а представителями народностей, соответственно указанию самой фамилии. Но этим положением вопрос о казачьих фамилиях в действительности далеко не исчерпывается.

Фамилии с окончанием на ― ов, ев, ин более древнего происхождения, чем сама русская (великорусская) народность, образование которой, как известно, началось всего с XIII в. по Р. Хр. Так, во 2-м договоре Киевского князя Игоря с греками (912 г.) в списке его (прозвища): Фастов, Кари(й), Тудков, Каршев, Тудоров, Свирьков, Войков, Бернов, Гунарев, Колоклеков, Гудов, Туадов, Куци(й), Вузлев, Утин, Синко, Борич.

Такие фамилии и им подобные, встречающиеся в позднейших исторических документах, устанавливают, что указанные выше окончания в фамилиях не только были обычны для населения Киевской Руси, предков украинцев, но, что и фамилии от иноземных, не славянских слов (Берн, Туад, Тудор, Фаст), принимали окончания ов и тем ославянивались.

Эти данные и то, что с указанными выше окончаниями фамилии обычны и до настоящего времени на Украине, дают основания утверждать, что они не являются творчеством великороссов, а позаимствованы, как и большая часть культурных основ, от Киевской Руси; у великороссов образование фамилий с окончанием на ов, ев, ин достигло лишь наибольшего развития, ― эти окончания легко заменяют другие (ий, ей, ой) или легко прибавляются к любым и не русским словам.

Специально для сайта "Вольная станица" и любознательных читателей.Часть,3.

Тэги:

SAM_2611
Книга "Уроки невыдуманной истории" была выпущенна мною в 2009 году .В книге 180 страниц. Насколько мне известно, это единственная в нашей стране книга подобного рода с пофамильным перечнем жертв голода 1932-1933 годов,составленная  на основе  документов о смерти.Внизу, вы видите рукопись этой книги.