Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Черная А.В. – Традиционные игры Дона, описанные в литературных источниках XIXв. Часть первая.

Детские игры Семикаракорской станицы в описании В. Секретова (См.: Общевойсковые ведомости. 1875. № 11).

Коршун.

Из толпы детей человек в 20 и более избираются трое: матка, коршун и красная девица, остальные носят название детей. Игра начинается тем, что за матку цепляется красная девица, а за нее дети -один за другим цепляются сзади за пояс или за платье своего товарища так, что из играющих составляется длинная вереница, имея во главе матку. Коршун тут же садится на землю и взявши палочку роет ямку, матка с детьми ходит вокруг него и спрашивает: «Коршун, коршун, что делаешь?».
– Не слышу.
– Ну, завали тебя вовсе, – желает ему матка. И так до трех раз на вопрос «Что делаешь» – коршун отвечает «Не слышу». В четвертый раз на тот же вопрос он отвечает:

– Ямочку копаю
– На что тебе ямочка?
– Копеечку ищу
– На что тебе копеечка?
– Иголочку куплю.
– На что тебе иголочка?
– Сумочку шить.
– На что тебе сумочка?
– Соль сыпать.
– На что тебе соль?
– Щи солить.
– На что тебе щи?
– Твоим детям глаза заливать.
– За что, про что?
– За то, что они у меня всю капусту поели, потоптали, пощипали!
– Это, может, твои дети?
– Нет, мои деточки ангеляточки, они меня слушаются, воровать не ходят, а твои чертята – разбойнички! У меня вот какие стены, и то твои пострелы по мне лазят (при этом коршун как можно выше подкидывает землю вверх), а у тебя вот какие (подкидывает землю низко), и то мои не лазят.
«Брешешь, коршун», – кричат все – и матка и детки: «Твои-то разбойнички лазят. Кшш! Кшш! Сопятник».
Коршун вскакивает и изображая летающего коршуна, размахивает руками.
– Куда ты, коршун? – спрашивает матка.
– Полечу я на море икры искать, а твоими чертятами прилечу закусывать.
– Род твой дождет, сопятник!
Коршун делает несколько кругов, как бы летая, и бежит куда-нибудь в сторону. Красная девица кричит: «Полетел коршун за море, за море!». «Ну, детки – наставляет мать – соснем немного, покуда коршун прилетит, а там смотрите, держитесь за меня, чтобы не отбил проклятый! Ты, красная девица, смотри не спи, скажи нам, как будет лететь коршун». Коршун отбегает на значительное расстояние и, делая вид, будто ест икру, подносит руки ко рту. После этого вскакивает и бежит к матке с детьми с криком: «Икра хороша, а гусятка лучше ее». Красная девица предостерегает матку: «Коршун летит».
Матка, как бы просыпаясь, кидается навстречу коршуну, а детки, уцепившись один за другого, крепко держатся за нее. Коршун же старается забежать со стороны и отбить детей; матка кидается на него и бьет, а он – матку.
После этого коршуну удается-таки один за другим отбить всех детей, которых он отводит в сторону в особо очерченный на земле круг, остается за маткой только красная девица.
После этого коршун берет палку, прячет ее за собой и подходит к матке, которая спрашивает: «Коршун, коршун, что за тобою?» – «Помялица».
«А за мною красная девица», – говорит матка и поворачивает ее к нему задом; коршун бьет девицу палкой; «Твоя, твоя!» – кричит девица, и коршун, переставая бить ее, отходит к деткам в круг. Матка между тем как бы горюя и не зная, где ее дети, идет разыскивать их то в ту, то в другую сторону, со словами «Где вы, мои детки! Тега, тега!»
– Ке-ге, ке-ге! – отвечают детки. Мать их находит, но вот беда, они замкнуты.
– Кто вас замкнул!
– Коршун.
– Где он делся?
– Полетел на море икру трескать, а нами прилепит закусывать!
Вот летит коршун и начинает бой с маткой, которая старается отнять у него ключ. Коршун обыкновенно поддается, отдает ключ. Дети отмыкаются, выходят на волю, мать спрашивает у них:
– Сыты ли вы?
– Нет матушка, он нас не кормил!
– Брешете, кормил, – говорит коршун.
– Да чем ты нас кормил? Змеями, да ящерицами! Трескай их сам!
– Ах вы мои болючие! – соболезнует мать, – клюйте же его, клюйте! Дети, если достают, клюют коршуна как попало, а он отмахивается на все стороны. – Будет! Довольно! – кричит мать. – Дети перестают клевать, и игра кончается.

Игра в шапки.

Тому, кому выпадает жребий, завязывают глаза, он становится с растопыренными ногами, между которыми и играющие бросают снятые со своих голов шапки, стараясь забросить их как можно дальше. Когда побросают все шапки, то играющий с завязанными глазами идет искать их, и, найдя одну из брошенных шапок, развязывает глаза и кидает ее далеко в сторону. Все в это время бросаются к своим шапкам. Колотят ими того, чья шапка была закинута, покуда он не прибежит на то место, где началась игра, после этого игра, если согласятся, начинается снова.

Курарепка.

Играющие становятся в круг спиной к центру, крепко сцепившись руками друг с другом и с криком «Курарепка» начинают вертеться обыкновенно в ту сторону, где игроки сильнее; при этом круг изменяет свой вид: или вытягивается, или, разорвавшись, образует длинную прямую или кривую вереницу. Передовой этой вереницы бросается в сторону, и увлекая за собой других, заворачивает опять клинья и подбегает под приподнятые руки товарищей. От этого в конце длинной вереницы образуется живая петля из играющих. Передовик обратно подбегает под руки других – образуется другая петля. При этом редко обходится, чтобы не вывихнули пальцев или всей руки, а о разбитых носах и лбах и говорить нечего. Упавший из играющих называется бешеным телком. От него разбегаются все, а он, догоняя, пятнает их ударом руки. Все запятнанные становятся бешеными телками и сообща с первым с криком «Бу» кидаются на остальных и перепятнывают их. Тем игра и кончается.

Игра в утку.

Играющие, человек 10 или 15 взрослых девушек и ребят, становятся рядом, сцепившись рука с рукой. Двое из крайних отрываются от вереницы и, представляя селезня и утку, подбегают под руки стоящих в ряду, что спереди, что сзади их; большей частью девушка, представляет утку, а догоняющий парень – селезня. Между тем стоящие поют:

Догони селезень утку;
Догони, молодой, утку;
Пойди у тушка домой,
Пойди, серая, домой,
У тебя семеро детей,
Восьмой селезень,
Девятая утка.
Десятая гусыня.

Между какою парою следует домой утка, та и обязана заменить их, а они становятся на этом месте и игра продолжается по-прежнему.

Длинная лоза (чехарда).

Все играющие, молодые ребята, становятся в одну линию, один за другим, смотрят в затылок своему товарищу, каждый нагибает спину, кроме последнего, который прыгает через каждого нагнувшего спину и. забежав наперед, сам наклоняется; затем прыгают один за другим все следующие.
В этой игре каждому достается и прыгать через других, и самому подставлять спину.

Игра в редьку.

Играющих детей лет 7-8 собирается человек 10-12, из них избирается матка и торговка, остальные детки садятся все в ряд, пред ними садится матка.
Торговка подходит к матке и говорит:
- Кума, кума, продай редьки.
- Нет еще редьки, только пашут детки, – отвечает мать.
В это время детки, представляя, что пашут, скребут ногтями по земле. Торговка через некоторое время подходит опять к матке с предложением: «Кума, кума, продай редьки».
- Только сеют детки, – отвечает мать, а дети , изображая посадку редьки, тычут пальцами в землю.
После этого тем же порядком торговка несколько раз подходит к матке с предложением продать редьку, но каждый раз получает отказ, под предлогом, что редька только ростки пускает, только всходит, завязывается и проч.; дети между тем весь процесс роста редьки показывают руками: ростки пускает, – растопыря пальцы рук приставляют их к земле, всходит, – приложа ладони обоих рук к земле, поднимает их кверху. «Выросла, купи!» – заявляет мать торговке. Торговка бросается к самому меньшему дитяти, берет его и показывает вид, будто вырывает редьку из земли, вытряхивает или будто бы отрясая землю. После этого торговка отводит дитя в назначенное место. После этого торговка идет рвать другую, третью «редьку» и т.д. до последней. Все детки теперь поступают в распоряжение торговки.
«Ну, меньший, иди теперь зови свою матку ко мне в баню париться!». Младший идет с приглашением, но матка отвечает: «Пусть постарше пришлет!» Посылаются все детки один за другим. И все получают отказ. Наконец, идет сама торговка; на зов ее отправляется матка, не забывши взять рубашку – лоскуток какой-нибудь. Все дети между тем становятся в два ряда лицом к лицу, и каждый из них с противостоящим берется крепко за руки. На руки их, как на полку в бане ложится матка: вдруг руки разделяются, и матка падает на землю, а дети начинают ее прихлопывать ладонями – парят золотым веником. Этим игра кончается.

Игра в детки.

Для этой игры собирается несколько человек, преимущественно девочек, а иногда и взрослых девиц. Из толпы выделяется какая-либо побольше, которая будет представлять торговку, а все остальные делятся попарно и садятся в круг: старшая в паре – мать, а младшая – дочь. Торговка, подойдя к матери, говорит:
«Кума, кума, продай дитя». «Не продается». Торговка идет дальше с тем же предложением, тут тоже отказ, но она не унывает, а найдет-таки желающую продать, с помощью пинков и толчков. Тут будут условия продажи, вроде следующего: «Купи, да шить научи, в церковь води, корми, одевай, обувай, в люди не посылай». – «Ну, ну хорошо, на же задаток». Мать и торговка, ударив по рукам, бегут вокруг всего круга, стараясь прежде другой прибежать к дитяти. А в это время дитя кричит: «Старая мать! Старая мать!». И кто вперед добежит до него, та и становится матерью, а не успевшая – торговкой. Игра продолжается по-прежнему, разве только с той разницей, что на мать, продавшую дитя, со всех сторон сыплются восклицания, перемешиваются со смехом: «Прогуляла дитя, пьяница, пропойца! Прогуляла, да чужих добивалась! Возьми у меня котенка».


[Источник]