Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Неизвестный поход Ермакова воинства

Спорным моментом ермаковой эпопеи является и поход казаков по уральской реке Сылве. Рассказ о нем приведен лишь в одном письменном источнике, имеющем к тому же сравнительно позднее происхождение. В 1703 году первый историограф Сибири тобольский сын боярский Семен Ремезов обнаружил в городе Кунгуре некую рукопись. Вероятно, к тому времени он как раз завершал работу над своей знаменитой "Историей Сибирской", а потому вновь найденные сведения после некоторой переработки включил в состав этого труда в виде отдельных листов под заглавием "Летопись Сибирская краткая Кунгурская".

      Кунгурская летопись сообщает, что направлявшийся на службу к именитым людям Строгановым Ермак "обмишенился" и вместо того, чтобы подняться по реке Чусовой до строгановского Нижне-Чусовского городка, свернул на чусовской приток Сылву. Если учесть, что места для ермаковых казаков были незнакомы, а устье полноводной Сылвы немногим отличается от принимающей ее Чусовой, такая ошибка кажется допустимой. Однако картина существенно меняется, если вспомнить, что еще в 1570 году Строгановы поставили на слиянии этих рек Сылвенский острожек, для того, чтобы никто с Сылвы на Чусовую или с Чусовой на Сылву без их ведома пройти не мог. И если Ермак повел отряд мимо острожка, то, конечно, не случайно.


      Зачем же атаман пошел по этому пути? Сылва не входила в состав строгановских владений. Зато освоение чусовских берегов выше места впадения Сылвы заставило Строгановых задуматься об организации надлежащей защиты от вражеских набегов по этой реке. Сылвенский острожек был щитом от таких набегов. Но уважали того, кто кроме щита имел и меч. Казачий поход должен был продемонстрировать нерусскому населению сылвенского края военную мощь новых хозяев Прикамья. С другой стороны, данные археологических раскопок доказывают,что уже в XIII веке на сылвенских землях селились отдельные группы русских людей. Возникновение Ногайского и Казанского ханств, а также приход башкирских племен вынудили русских в середине XVI века покинуть эти места на несколько десятилетий. Часть их могла уйти вверх по реке Каме к Строгановым, которые как раз в это время начали "горотки строити, варницы ставити, соль варити, слободы копить на государя". Камские берега - почти сплошь глина да песок, а потому рассказы переселенцев о редком плодородии сылвенских черноземов не могли не заинтересовать Строгановых.


      Сколь высоко поднялись по Сылве казаки? Начало похода Кунгурская летопись датирует 26 сентября. В середине ноября большинство уральских рек прочно сковываются льдом. Таким образом, у казаков было около полутора месяцев. Совсем немного, если учесть, что им приходилось вести суда против течения и пребывать в постоянной готовности к стычке с врагами. Зимовка на Сылве, вероятно, изначально входила в планы казаков.


      Уральский город Кунгур был основан в середине XVII века. Сегодня он известен прежде всего благодаря Ледяной пещере, единственной в России, оборудованной для посещения туристов. Поднявшись от естественного входа вверх по склону одноименной горы, попадем на место, которое издавна называют Ермаковым городищем - зимовьем дружины Ермака. Под горой течет неторопливая Сылва, на противоположном берегу которой расположилось село Филипповское. Археологические находки, сделанные в этих местах, служат главным подтверждением истинности сведений Кунгурской летописи о сылвенском походе. Возле входа в пещеру были обнаружены обрывок кольчуги и русский бердыш XVI века. Этим же временем датируются захоронения русских воинов у Филипповского, - по мнению авторитетного пермского историка В. А. Оборина, "возможно, ермаковых казаков, не выдержавших зимовки, или тех из них, что отказались от похода". Местом зимовки казаков предания называют и камень Ермак - один из сылвенских рифов.


       Эти сведения складываются во вполне правдоподобную картину. Главный лагерь ермаковцев мог находиться на месте будущего Филипповского. Километром ниже по течению Сылвы на Ледяной гope поставили cтopoжeвoй пост входивших в отряд коми-зырян (ремезовская "История" указывает, что после ухода основного отряда на городище остались "с женами зыряне"), а выше по течению, на расстоянии пяти-шести часов неспешного плавания, - другой пост на вершине скалы Ермак. Среди здешних рифов этот камень ближайший к Ледяной горе, на его крайнем выступе имеется удобная площадка для сигнального костра, да и Сылва на этом участке течет почти по прямой линии.


      Но был ли камень Ермак крайней восточной точкой, до которой добрались в этом походе казаки? Кунгурская летопись повествует: "...и погребли по Сылве вверх и замороз дошли до урочища, Ермакова городища ныне словет; и идучи у жителей обирали хлебы и запасы и тут зимовали, и по за Камени вогуличь воевали и обогатели... И в поход ходиша на вогуличей 300 человек и возвратишася з богатством в домы своя..." Сложно найти иной смысл у этих слов, кроме одного: часть ермакова воинства впервые побывала на восточном склоне Уральских гор почти за год до сибирской экспедиции.


Есть ли иные данные, подтверждающие эту гипотезу? Летописи молчат, соответствующие археологические поиски не проводились, зато местные предания и данные топонимики позволяют уточнить вероятный ход событий. Выше по течению Сылвы, при впадении в нее речки Шатлык, расположена деревня Хуторы Ермаковы. Согласно преданию, в этом месте было еще одно зимовье казаков. Другое предание говорит о том, что часть ермакова воинства зимовала на горе Городище, что в нынешнем селе Большие Ключи на сылвенском притоке, реке Иргине. Само название горы указывает на когда-то стоявшее здесь укрепленное поселение. Более того: предание утверждает, что именно из этого зимовья три сотни казаков ходили в лыжный поход за Уральские горы, откуда вернулись с богатой добычей.


      Кажущиеся на первый взгляд невероятными, эти сведения при знакомстве с местностью, на которой происходили легендарные события, поражают своей логичностью. Казаки могли свернуть на Иргину по нескольким причинам. Во-первых, чуть выше ее впадения Сылва делает крутой поворот и ведет уже не на юго-, а на северо-восток (сразу за поворотом даже на северо-запад). Во-вторых, близ впадения Иргины река образует удобный для обороны мыс, с обеих сторон от которого расположены лесистые острова, позволяющие контролировать передвижения по воде. В-третьих, современная деревня Усть-Иргино - одно из самых дальних мест, где археологи находили русскую керамику XIII - XV веков. Не располагал ли Ермак сведениями о течении реки только до этого места? Наконец, здесь казаков мог застигнуть ледостав. Иргина в этом случае предоставляла возможность плыть дальше, поскольку зимой благодаря минеральным источникам у подножия горы Городище она остается свободной ото льда.


      Выбор Городища для лагеря также очень логичен. Выше его Иргина замерзает. Сама же гора, имеющая удивительно правильную коническую форму, безраздельно господствует над долиной, протянувшейся с запада на восток между двумя увалами. Иного места, сравнимого с этим по оборонительным характеристикам, здесь просто нет.
Поскольку лыжный поход не привязан к течению рек, можно предположить, что казаки стремились идти прямо на восток. Такой путь вывел бы их к месту расположения современного Екатеринбурга. Несколько севернее этого крупного города посреди соснового леса возвышается гора. Она увенчана причудливыми скалами-останцами, расположенными вытянутой с севера на юг грядой с единым цоколем, но сверху расчлененной на отдельные "башни". "Башни" состоят из лежащих друг на друге плоских циклопических глыб, при этом одни расширяются к вершине подобно грибам, другие сужаются, а одна даже украшена "головой", напоминающей хищную птицу.


      Эти скалы известны под названием Семи Братьев и Одной Сестры (хотя реально их число больше). Легенда гласит, что останцы - это воины, защищавшие родную землю от пришельца-колдуна и обращенные им в камень. Некоторые варианты этой широко распространенной легенды называют имя пришельца - Ермак - и способ, которым он заставил окаменеть противника - крестное знамение. Не кроются ли за вуалью сказочности отголоски реального события - лыжного похода ермаковцев?


      Вернувшись на западный склон Урала, вспомним еще одну легенду - о Золотой лодке. Лодка-то была обыкновенная, но груженная ермаковыми сокровищами. Ее якобы закопали при впадении речки Суксун в Сылву. Разумеется, в легенде присутствует мотив о "заговоренном месте", надежно хранящем казацкие сокровища. Но и без мистики изменившаяся за столетия береговая линия не позволяет кладоискателям определить, где находилось устье Суксуна во времена Ермака.


      Заметим, однако, что в свете сказанного выше появление Золотой лодки на берегах Сылвы более логично, чем на берегах Чусовой, где подобную легенду в 1959 году записала в деревне Мартьяновой экспедиция Уральского государственного университета. По Сылве часть казаков уже возвращалась с добычей из удачного набега, а позднее на Чусовой у них лишь начинался долгий путь в Сибирь. И не была ли эта легенда кем-то перенесена на Чусовую с берегов Сылвы? Ведь неподалеку от Усть-Иргино также имеется деревня Мартьяново.


      Название Сылва переводится с одного из древних диалектов коми-пермяцкого языка как "Талая вода". Весной по талой воде Ермак с дружиной спустился до устья Сылвы, вышел в Чусовую и вскоре прибыл в Нижне-Чусовской городок. Начиналась героическая эпопея покорения Западной Сибири. Не следует ли рассматривать сылвенский поход атамана Ермака как предвестие этой эпопеи, глубокую разведку, в ходе которой казакам удалось побывать "по за Камени" - восточном склоне Уральских гор?

 

Шкерин В. А. Журнал "Родина" №11/2001