Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

МИНИНКОВ Н.А. АЗОВСКАЯ ЭПОПЕЯ ВОЙСКА ДОНСКОГО 1637-1642 гг. В ТРУДАХ В.Н.КОРОЛЕВА


Азовские трофеи в станице Старочеркасской

Безвременно ушедший от нас в 2005 г. выдающийся российский и донской историк В.Н.Королев уделял значительное внимание истории борьбы Войска Донского за Азов в 1637-1642 гг. Рассматривалась она им в контексте политической, культурной и военной истории донского и запорожского казачества.

Концепция истории казачества В.Н.Королева обосновывала предпосылки и значение азовского взятия и обороны Азова донскими казаками. Предшествовавшая историография представляла разные объяснения военной активности казачества и борьбы его за Азов. Для российской историографии оказалась весьма популярной версия, согласно которой боевые походы казаков вызывались стремлением к получению военной добычи. Высказывалась иная точка зрения, объяснявшая взятие казаками Азова характером международных отношений. Психологические мотивы, побуждавшие казаков к взятию Азова, выделялись донскими историками В.Д.Сухоруковым и П.Н.Красновым. Значение этой акции очень высоко оценивал И.Ф.Быкадоров. Благодаря победе казаков над турками была спасена не только «возможность самого образования Российской империи, но и само бытие московского государства».

В.Н.Королев отвергал версию азовского взятия, связывавшую его главную причину с заинтересованностью в получении «зипуна». Также он не принимал версию, согласно которой Войско Донское в борьбе с Азовом действовало исключительно в интересах московской политики. Вместе с тем, оценивая предпосылки этих действий казаков, он ни в малейшей степени не был склонен преувеличивать масштабы и значимость борьбы казаков с Азовом и действий на других направлениях войны с Османской империей и Крымским ханством.. Он не повторял содержащееся в донской историографии утверждение, что именно благодаря им от турецкой опасности была ограждена и Россия, а отчасти и европейский мир. «Войско Донское (как и Войско Запорожское), – отмечал В.Н.Королев, длительное время было субъектом международного права», а «военные действия казаков в первую очередь обеспечивали их собственные интересы, политику казачьего Войска, а уже во вторую очередь – интересы и политику московского правительства». Заключались же эти интересы в стремлении казачества овладеть устьями рек. Необходимо это было для казаков, на взгляд В.Н.Королева, прежде всего в связи с их хозяйственной деятельностью. «Турки, указывал он, закрывали «низовцам» выход в море, пытаясь взять под контроль их жизнь и хозяйственно-торговые занятия, что не могло не вызвать ответные действия». Другая причина, с его точки зрения, определялась тем, что «черноморско-азовские опорные пункты» Турции «на морском побережье или в непосредственной близости от него», и, прежде всего Азов, «выступали в качестве организаторов набегов на казачьи поселения». Что касается значения военной активности казачества, в т.ч. против Азова, то «казачьи сообщества играли выдающуюся роль в сдерживании и остановке турецкой агрессии в Восточной и Западной Европе, Средиземноморье, на Кавказе и Среднем Востоке».

Памятник героям Азовского осадного сидения (г. Азов, Крепостной вал).

В.Н.Королев, таким образом, признавал, во-первых, то, что казаки действовали против Азова в соответствии со своими собственными интересами. Во-вторых, он считал, что действия казаков и, в частности, борьба за Азов в 1637-1642 гг. имели значение, далеко выходившее за региональные рамки и сказывавшиеся на обстановке в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке. Но в то же время, признавая исключительную важность вклада их в общеевропейскую борьбу против Османской империи, он не выходил за рамки исторической реальности и не упоминал о решающем ее значении в сдерживании турецкой экспансии в разных регионах Европы и Азии.

Еще одна проблема, затронутая В.Н.Королевым, касалась идеологического обоснования казаками своей борьбы с турками. Мысль об освобождении Константинополя, распространенная на Руси еще с середины XV в., по словам В.Н.Королева, «была хорошо известна образованным представителям казачества». Но эти действия начинались с борьбы за Азов. Следовательно, понимание казаками сущности и характера войны на Босфоре против турецкой столицы полностью относилось к действиям в отношении Азова и других турецких приморских городов. В.Н.Королев был не первым, кто обратил внимание на наличие такого обоснования в повести об Азовском осадном сидении (поэтической), созданной в конце 1641 г. в Москве войсковым дьяком Ф.И.Порошиным. Но он сделал весьма обоснованное предположение, что изложенный в повести казачий план захвата Царь-града после успешного окончания обороны Азова отражал реально существовавшие настроения в Войске Донском. В содержащемся в повести ответе казаков туркам, как считал В.Н.Королев, взятие Азова «трактуется … как репетиция перед освобождением Османской столицы».

Особое внимание В.Н.Королев уделил военно-морской стороне истории борьбы Войска Донского за Азов. Две статьи, посвященные этой проблеме, вышли в свет в 1986 г. Первая «Морские кампании донских казаков 1637 1641 годов» давала общий обзор походов казаков на море этого периода. Как отмечал В.Н. Королев, недостаточная исследованность действий казаков на море в 1637-1641 гг. оставляла без ответа ряд вопросов, важных для понимания общего характера международной обстановки после взятия Азова казаками и значения азовского взятия. И вообще, он считал, что военно-морская история Войска Донского этого времени известна не полностью. Он отмечал, что за период от азовского взятия до осадного сидения имели место некоторые «неизвестные нам морские экспедиции» казаков. В.Н. Королев обосновал мысль о том, что сразу после взятия Азова казаки совершили не один, а два выхода на море. По-новому увидел В.Н. Королев цель крупного похода весны 1638 г. под командованием атамана Алексея Долгого. Он указал, что целями его была разведка и промысел. Цели похода, по его словам, «вытекали … из обстановки, складывавшейся вокруг Азова». Далее В.Н. Королев уделил значительное внимание морскому походу казаков, который окончился тем, что «флотилия погибла в Адахунском сражении». Он, безусловно, признавал Адахун тяжелым поражением Войска Донского. Но вместе с тем он не принял распространенной в историографии точки зрения, согласно которой военно-морская активность донских казаков после этого существенно сократилась. Как обоснованно полагал он, результат Адахунского сражения был не столь уж однозначен. Он поддержал точку зрения французских историков, издавших в 1978 г. ряд документов из архивов музея дворца Топкапы. Вместе с ними В.Н.Королев считал, что, несмотря на победу в Адахунском лимане, турецкая экспедиция в стратегическом отношении «в целом была не удачна». Связано это с тем, что «казаки совершили мощный выход на Черное море, «вынудив оттоманский флот гоняться за собой». В самом деле, Азов вернуть не удалось, а казачьи выходы в море не прекращались». Такая оценка, принятая В.Н.Королевым, дает возможность отойти от довольно распространенной в историографии односторонней оценки результатов сражения. Указывал он также на весьма значительную активность казачьего флота в 1639 1641 гг.

Подводя итог анализу военно-морских операций казаков в 1637 1641 гг., В.Н. Королев отмечал неоднозначность их последствий. С одной стороны, он считал, что после взятия Азова «мореплавание для Войска Донского было не столь свободным, как представлялось некоторым историкам». Они получили ее «лишь в небольшой части бассейна Азовском море». В результате, указывал он, «нам неизвестны мощные нападения донских казаков на крупнейшие торгово-экономические и военно-морские центры» Турции. Отсюда «была невелика военная добыча». А это отражалось на материальном состоянии казаков и их «способности снаряжать новые флотилии». В то же время он отметил, что господство казаков на Азовском море и «угроза прорывов в Черное море» имели тяжелые последствия для Турции. Оно «значительно облегчало … антиосманскую борьбу и непосредственно влияло на международные отношения в Европе, Азии, Африке». Сказались также трудности в продовольственном снабжении Стамбула и других турецких городов, поскольку «Приазовье было «рыбным двором» империи». Этим, по обоснованному мнению В.Н.Королева, определялось международное значение действий казачьего флота в 1637-1641 гг.

Повесть об Азовском осадном сидении - две рукописные страницы.

Статья «Азовское сидение: действия турецкого и донского казачьего флотов», вышла в свет одновременно с этой статьей. В ней В.Н. Королев обращал внимание на отсутствие специального изучения этой проблемы. Особый интерес в ней представляет анализ источников, отражающих численность и действия турецкого флота. Им была высказана мысль, что «точную картину могут дать лишь официальные турецкие архивные источники, которые пока не разысканы». Он обращал внимание, что они составляют существенный для расширения источниковой базы военно-морской истории донского казачества. В то же время он высказал недоверие к данным официальных турецких хроник. По его мнению, наиболее обоснованные сведения о численности флота давали «независимый очевидец» И. Мошкин, «ярый враг казаков» Эвлия Челеби, а также войсковая отписка от 28 октября 1641 г. В отписке и у Мошкина упоминалось по 100 галер. Эвлия называл 150 галер и судов другого класса – калит и баштард. Это соответствовало мощи всего турецкого флота. В.Н. Королев ставил вопрос, мог ли быть послан под Азов, «по сути дела, весь флот империи»? Отвечал он на этот вопрос положительно, указывая на огромную значимость Азова для Турции.

Убедительно был решен В.Н. Королевым спорный вопрос, относящийся к установлению местонахождения гавани Балысыры, где базировался направленный под Азов османский флот. Он обратил внимание на то, что, по данным Эвлии, в Балысару в помощь туркам прибыло сорокатысячное войско из Черкесии и Дагестана. Следовательно, он считал, что Балысара располагалась на кубанской стороне, в непосредственной близости от Азова. Это дало возможность туркам блокировать защитников Азова и донской флот. Кроме того, они получили «огромные преимущества в отношении снабжения войск припасами».

В качестве еще одного вопроса, связанного с действиями казачьего флота, В.Н. Королев поставил вопрос о помощи защитникам Азова со стороны казаков, находившихся в городках. Он подчеркивал, что особенно активно подготовка к помощи велась в Черкасском городке. Казаки готовили в этом городке боевые суда, полагал он, как для «возможного отхода» в случае наступления турок на городок, так и «для военных действии у Азова». Сведения о более конкретных способах помощи казаков защитникам Азова В.Н. Королев находил у Эвлии. Он допускал достоверность его сообщения о прибытии в Азов невидимыми для противника казаков, которые плыли под водой, держа камышинку во рту.

Еще один затронутый В.Н.Королевым вопрос, связанный с участием турецкого флота в борьбе за Азов, заключался в выяснении причин неудачи турок. Он подчеркивал, что использование «больших и тяжелых кораблей», прежде всего направленных из Средиземного моря судов, известных в русских источниках как «беломорские каторги», было невозможно. К другой причине он отнес «разногласия представителей (турецкого Н.М.) высшего командования». Он справедливо указывал, что уход турок от стен Азова определялся прежде всего положением флота, поскольку «предстоящее замерзание Азовского моря … отразилось бы в первую очередь на (турецком – Н.М.) флоте».

По оценке В.Н.Королева, в период Азовского сидения казаки «отвлекли турецкий флот со Средиземного и Черного морей, сковали его инициативу, заставив его простаивать в Балысыре».

Специальную статью, вышедшую в свет в 1993 г., В.Н.Королев посвятил Адахунскому сражению. Состоялось оно летом 1638 г. в Адахунском, или Кизилташском лимане. Лиман для казаков имел большое значение. Через него проходил путь из Азовского в Черное море. Как высказывал предположение В.Н. Королев, в отдельных случаях этот путь выступал как альтернатива по отношению к главному пути через Керченский пролив.

В.Н. Королев тщательно изучил широкий круг источников, относящихся к сражению. Им были привлечены данные турецких хроник, изложенные австрийским историком И. Цинкайзеном. К проблемам истории сражения он отнес такие как датировка, цель похода казаков, состав донской флотилии и турецкой эскадры, первоначальные боевые действия и причины захода флотилии в лиман, начало сражения и окружение, ход и итоги сражения. Общий вывод, согласно которому поражение при Адахунском лимане «нанесло серьезный удар по донскому казачьему флоту», однако казаки «сравнительно быстро оправились от поражения и продолжали активно действовать на море», представляется верным. Вместе с тем у В.Н. Королева содержится интересная подробность заключительной стадии сражения. Со ссылкой на приведенный В.Д. Сухоруковым отрывок и: статейного списка русского посла Д.Астафьева он указывал, что в критический момент, возможно, имела место «измена запорожцев, ставших переходить на сторону неприятеля» . Дополнить свидетельство посла могла ссылка на рассказ переводчиков в Крыму. Она свидетельствовала о том, что запорожцы, «видя, что им детца негде, убояся, учали переметыватца к царю и к туркам». Еще одна важная подробность, приведенная В.Н.Королевым, касается действий крымского хана Бехадыр Гирея, подробно освещенная в Особой повести об Азове. Не принимая на веру всех содержащихся в ней подробностей, он в целом не отрицал приводимого в ней факта переговоров хана с казаками, окруженными в лимане. Факт переговоров может быть косвенно подтвержден на основании других источников. Так, по словам казаков, сумевших уйти после разгрома при Адахунском лимане в Азов, которые приводил астраханец И.Суслов, еще до прибытия на помощь туркам ханских сил турецкий флотоводец Пияле-паша, стремясь выиграть время и дождаться хана, начал переговоры с казаками. Во время этих переговоров «покупали казаки у турских людей табак». И, кроме того, казаки также совершенно определенно заявляли И.Суслову в Азове, что уйти донской флот «в Духонинский ильмень» заставили не только большие силы турок, но и буря на море. О буре В.Н. Королев говорил лишь предположительно.

Ежегодная реконструкция событий.

Вклад В.Н. Королева в изучение истории Азовской эпопеи Войска Донского в 1637-1641 гг. очень велик. Он выразился в постановке ряда связанных с ней принципиальных вопросов. Он высказал по ним собственную и весьма обоснованную точку зрения. Его исследования содержат образец анализа источников и обращают на себя внимание широким использованием источников, вышедших со стороны турок и дошедших до нас или в переводах, или через сочинения ряда европейских исследователей. Им ставился вопрос о привлечении турецкого документального материала. Историографическое наследство В.Н. Королева представляет собой существенный вклад в донскую культуру конца прошлого и начала нынешнего века и предстает перед современным исследователем в качестве историографической и культурно-исторической проблемы.

МИНИНКОВ Н.А. – Доктор исторических наук, профессор РГУ

ИСТОЧНИКИ

Быкадоров И.Ф. Донское Войско в борьбе за выход в море (1546-1646). Париж, 1937. С.118.
Королев ВН. Босфорская война. Ростов-на-Дону, 2002. С.69-70.
Там же. С.71.
Там же. С.659.
Королев В.Н. Идея освобождения Царьграда и казаки // Восток. Запад. Россия. Тезисы всероссийской конференции 14-15 октября 1993 г. Вып.2. Ростов-на-Дону, 1993. С.32.
Там же. С.33.
Королев В.Н. Морские кампании донских казаков 1637-1641 годов // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Общественные науки. 1986. № 1. С.44.
Там же. С.45.
Там же. С.46. Цитата, приведенная В.Н.Королевым, взята из сборника документов: Le khanat de Crim’ee dans les Archives du Musee du Palais de Topkapn. P., 1978. P. 159, 340.
Королев В.Н. Морские кампании донских казаков 1637-1641 годов. С.49.
Там же. С.50.
Там же. С.50.
Королев В.Н. Азовское сидение: действия турецкого и донского казачьего флотов // Международные отношения в бассейне Черного и Азовского моря в древности и средние века. Межвузовский сборник научных трудов. Ростов-на-Дону, 1986. С. 148.
Там же. С.149.
См.: там же. С.150.
Там же. С. 151.
Там же. С. 154.
См.: Королев В.Н. Адахунское сражение // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. 1993 № 1-2. С.25.
Там же. С.33.
Там же. С.31.
Королев В.Н. Адахунское сражение. С.30.
См.: Королев В.Н. Адахунское сражение. С.29.
ам же. Л. 16-17.
РГАДА. Ф.127 (Ногайские дела). 1639. № 1. Л.17.

Взято:
Казачество в южной политике России в Причерноморском регионе. Тезисы международной научной конференции 11-14 октября 2006 года. Ростов-на-Дону, Азов 2006. С. 79-85.


[Источник]