Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Глава 8

Причины неуспеха национальных освободительных движений на Юге, Юго-востоке и Востоке бывшей России. — Терская, Донская и Кубанская резолюции по вопросу об объединении. — Казачье - русский компромисс. — В 1920 г. Деникин принял то, что отвергал в 1919 г. — Неискренность обоих сторон. — Решение Верховного Круга 22 января. — Организация Южно - русского правительства Н. М. Мельникова. — Вопрос о раненных и больных. — Делегация Круга в Грузию, Армению, Азербайджан и к Горским народам. — Перерыв сессии Верховного Круга 
 
Неуспех национальных освободительных движений на Юге, Юго-востоке и Востоке бывшей Российской империи объясняется многими причинами. 
Среди этих причин первое место занимает, без сомнения, влияние России на эти народы, систематически проводившееся в жизнь в течение долгих двухсот - трех сот лет. 
 
Русские методы национальной политики общеизвестны: завоевания или просто «присоединение», последующее подавление восстаний; тюрьма, порка, ссылки и казни национальных героев, осмелившихся словом или делом стать на защиту своей национальности; ликвидация национальной школы и церкви; посулы изменникам и предателям из среды самих народов; привилегии и различные приманки для тех классов и сословий порабощенных народов, которые по тем или иным причинам поддерживали русские интересы, русское влияние, русскую власть; и т. д. В общем же — последовательное обрусение, борьба с национальными движениями, жестокая борьба с сепаратизмом, установление повсюду русской централистической власти... 
 
Единство религии — православная церковь — у подавляющего большинства славянского населения империи, подчиненность церковных властей светской власти — тоже сыграли видную роль в деле обрусения украинцев, казаков и, отчасти, белорусов. 
 
Сравнительно большой процент русского населения на национальных территориях, особенно в городах, естественно, являлся опорой, как для царской, так для большевистской и для русской контрреволюционной — «белой» власти на этих землях; известно, что значительное число лиц, составивших в 1917 - 1920 годах кадры русского большевистского или русского антибольшевистского движения на не-русских территориях дало русское население, осевшее на «окраинах» во времена русского владычества. 
 
Русская или обрусевшая нерусского происхождения интеллигенция, служившая и работавшая, напр., на казачьих территориях в органах станичного, сельского, аульного, городского и государственного управления, в школах, в церквах, в армии и т. д., во времена самодержавия, представляла из себя готовые кадры для укомплектования русской «белой» или русской «красной» власти во времена тяжелой борьбы 1917 - 1920 годов. 
 
Но самую главную отрицательную роль в борьбе национальностей, вне сомнения, сыграла неподготовленность и масс, и интеллигенции нерусских народов на Юге, Юго-востоке и Востоке б. России. Отсутствие хорошо подготовленных, в горниле борьбы закаленных, достаточных кадров национальных работников, которые в нужную минуту могли бы взять в свои руки политическое руководство борьбой, которые   организовали бы: национальную устную и печатную пропаганду, которые?! организовали бы органы центральной и местной своей и государственной национальной власти и армию; которые вовремя связались бы с внешним миром и организовали бы пропаганду своего освободительного дела среди чужих народов — было одним из самых больших минусов национальных освободительных движений в нашем недавнем прошлом. 
 
Решающее отрицательное значение в деле национальной борьбы против советских войск, во многих случаях, особенно на Казачьих Землях, сыграло также отсутствие на национальных территориях запасов вооружения, снаряжения, санитарного имущества, медикаментов, инструментов и т. д. 
 
Немалую роль сыграли, конечно, и Союзные держа вы (Антанта) на Юге (Англия, Франция и Италия) и на Востоке (Англия, Япония, Франция, Соединенные Штаты Северной Америки),поддерживавшие, как известно, в первую очередь, организаторов русских антибольшевистских армий, ибо на первом плане у Союзников стоял вопрос борьбы против большевизма в пользу единой неделимой... 
 
Видным и в то же время трагическим недостатком борьбы национальностей за освобождение в описываемое время было то, что значительная, хотя и меньшая, часть населения «окраин» активно поддерживала большевизм, идя в ногу с красной Москвой или даже пополняя ее армии, и этим самым это, большевистски настроенное, меньшинство бросало антибольшевистское большинство нерусского, национально неподготовленного, населения в коалицию или даже в союз с русским «белым» движением. 
 
Борьба в некоторых случаях незаметно заменялась или переходила в борьбу социальную «в общерусском масштабе», в борьбу «белой» и «красной» России. К тому же национальные или краевые парламенты и правительства, осуществляя радикальную земельную и иные реформы, наносили экономический, правовой и моральный ущерб части богатого и привилегированного во времена царей населения, представители которого, забыв национальный долг перед своим народом, переходили в стан русской контрреволюции с целью, через победу последней, защитить, прежде всего, свои частные, хозяйственные и иные интересы. 
 
Кроме отмеченных выше слабых сторон и недостатков в национальных освободительных движениях, недостатков, проявившихся на Юге, Юго-востоке и Востоке и приведших к временному проигрышу в этой непрерывной борьбе, отрицательную роль именно у казаков играло еще и то обстоятельство, что Казачество разделялось на отдельные Войска Казачьи, на отдельные Республики, каждая из которых имела свои слабые стороны, свои болезни и свои недостатки: всюду существовал большой, сложный и больной казачье - иногородний вопрос, на Тереке — казачье - горский, а на Кубани не раз давал себя чувствовать еще и черноморско-линейский вопрос. 
 
Немалую отрицательную роль в казачьем движении сыграло и то, что Казачьи Войска были разделены значительными районами, заселенными неказачьим населением, или районами со слабым численно казачьим населением — Ставропольская губерния, Астраханские песчаные просторы по обоим сторонам нижнего течения р. Волги, Донецкий шахтерский остров и т. д. 
 
Русскому большевистскому количеству Казачество не сумело противопоставить общеказачью организованность, общеказачье единство сил и средств, общеказачий государственный разум... 
 
Все время шла борьба между русской и казачьей идеей, при чем у русских был свой организующий и собирающий силы политический и военный центр — Деникин и Добровольческая армия — у «белых», Ленин и коммунистическая партия, — у «красных», а у казаков подобного центра не было; больше того, казачье-русские верхи стремились уничтожить все попытки организации настоящего общеказачьего политического, военного и государственного руководящего центра; казачье-русские верхи стремились русский деникинский центр обмотать и укрепить послушной казачьей физической силой. Известно, что злокачественный член семьи может принести своей семье далеко больше вреда, нежели сторонняя враждебная особа... 
 
Русские пришлые и местные русские и казачье-русские политики, в общем, довольно умело вели свое дело (см. главы IV и VI).Они сумели использовать в своих интересах январские победы казаков на р. Доне и на р. Маныче: после побед 5-8 января у Батайска - Олыинской — 12 января появилось Тихорецкое совещание с его демонстрацией взаимного понимания, дружбы и тесного сотрудничества между казачьими правительственными верхами и ген. Деникиным, демонстрацией преданности Деникину всех высших военных руководителей казачьих армий и третированием Верховного Круга Дона, Кубани и Терека; после тех же побед и Тихорецкого совещания ген. Деникин смог 16 января появиться на Верховном Круге и произнести там речь, в которой подхваливал Донцов и Терцев и поносил Кубанцев; а казачьи победы 15-16 января на р. Маныче были использованы русскими для того, чтобы склонить Верховный Круг к соглашению с ген. Деникиным — этим ставленником казачьих правителей и казачьих военных верхов.... 
 
Через полчаса после выступления ген. Деникина с программной речью на Верховном Кругу 16 января 1920 г. (см. главу VI) состоялось частное совещание членов Верховного Круга Дона, Кубани и Терека, на котором председатель конституционной комиссии Круга Д. Е. Скобцов доложил, «что при выполнении комиссией поручения Верховного Круга — установить те положения, которые должны служить предметом переговоров с Главнокомандующим, в комиссии обнаружились два основных течения; согласно взгляду большинства комиссии создание союзной власти для Дона, Кубани и Терека не должно исключать возможности создания общегосударственной власти, которая может быть образована по принципу соглашения; по взгляду же меньшинства — союзная власть Дона, Кубани и Терека и есть южно-русская власть» («Протоколы заседаний Верховного Круга Дона, Кубани и Терека с 4-го по 30-е января 1920 г., номера 1-17, издание канцелярии Верховного Круга. Екатеринодар, 1920). 
 
На этом совещании членов Круга начались горячие прения, в которых приняли участие Ю. А. Коробьин, Г. Ф. Фальчиков, В. В. Шапкин, Г. И. Яцков, председатель Донского Правительства Н. М. Мельников, Д. Е. Скобцов, В. Ф. Синев, И. В. Баев, председатель Терского Правительства В. Абрамов, В. И. Баскаков, А. А. Рябцев, И. С. Базалий и П. М. Агеев. Отметим, что в самый разгар этих прений была оглашена «телеграмма начальника штаба Донской армии о крупных успехах, достигнутых 15 января на Донском и Манычском фронтах». 
 
В конце концов, на этом совещании большинством голосов было принято следующее положение: «Создание союзной власти для Дона, Кубани и Терека не должно исключать возможности создания государственной власти, которая может быть образована по принципу соглашения». Меньшинство же совещания голосовало за следующее предложение: «Союзная власть Дона, Кубани и Терека и есть южно-русская власть»... 
 
После этого утомленное совещание членов Круга приняло следующие тезисы:  
1. Образование южно-русской власти на основе народного представительства;  
2. Осуществление народного представительства через особый орган с законодательными функциями; и  
3. Ответственность перед законодательным органом имеющего быть сформированным правительства» (первый и второй тезисы приняты единогласно, третий — большинством голосов против 1). 
 
17 января заседания Верховного Круга не было. Происходили совещания фракций Донской, Кубанской и Терской. Члены Круга колебались. 
 
В то время Донское командование фактически руководило и ген. Деникиным (Деникин был в одиночестве. В январе 1920 г. Деникин фактически никем уже не командовал и ничем не руководил, так как Добровольческим корпусом распоряжался штаб Донской армии, а Крымскими войсками — ген. Слащев; Крым фактически вышел из повиновения Деникину) и политикой казачьих русских верхов — правителей и некоторых членов Верховного Круга, организационно не связанных, но объединенных горячим желанием сломить Верховный Круг, ибо, в случае торжества самостийнического казачьего течения на этом Круге, русское военное командование казачьими вооруженными силами и русские казачьи правители не только проигрывали политически, но должны были бы уступить свое место тем казакам, которые честно взялись бы за работу построения Казачьего Государства и организацию его защиты. 
 
И Донское командование смело шло вперед, подняв щит, на котором было написано: Богаевский — Деникин — Россия. 
 
Выше (глава VII) была уже приведена телеграмма, которую командующий Донской армией ген. Сидорин 16 января послал ген. Богаевскому; был приведен также и Приказ Донской армии, изданный 17 января, призывавший казаков спасать Россию... 
 
17-го же января ген. Сидорин послал следующую телеграмму: 
«Главнокомандующему вооруженными силами Юга России ген. Деникину и Донскому Атаману, копия Кубанскому и Терскому Атаманам, копия председателю Верховного Казачьего Круга, копия — председателю Донского Круга. 
 
«Счастлив донести и приветствовать Вас с новой большой победой, одержанной Донской армией и входящими в нее войсками Добровольческого корпуса. 
Продолжая движение к югу, красные 15 января перешли Маныч у Яновской переправы и заняли район зимовников С. Жеребкова и Ф. Королькова. 16 января решительным наступлением пластунов с юга и беззаветной атакой конницы 1-го Корпуса с севера во фланг и тыл противник был смят и разгромлен. Полностью уничтожены 29-й кавалерийский полк, 1-я бригада 14-й дивизии, 2-я бригада 22-й дивизии и 23 кавалерийский дивизион. Взято 13 орудий, 40 пулеметов, 1500 пленных и все обозы. 
 
В районе нижнего Маныча конница Буденного, двигаясь от х. Мало-Западенского на х. Веселый, по-видимому, для содействия корпусу Думенко, была атакована 10-й дивизией 4-го Конного корпуса (гл. VII). Атака была настолько стремительной, что масса в 6.000 коней в беспорядке бросилась за Маныч и преследовалась до переправ и частью сил дальше. Взято множество трофеев 20 орудий, много пулеметов и пленных, принадлежащих к составу 4-й, 6-й и 11-й дивизий Буденного и к конной бригаде Блинова. 
 
В ночь на 17 января Дроздовцам была поставлена задача разбить противостоящего противника на участке х. Колузаев — х. Обуховский, и они блестяще выполнили эту операцию. Атаковав противника ночью, в бурю, метель и мороз, доблестные Дроздовцы в рукопашное бою захватили 5 орудий, 20 пулеметов и 300 пленных. 
 
Всего за операцию 15 и 16 января взято 64 орудия свыше 100 пулеметов и 2500 пленных. 
 
Рад особенно засвидетельствовать мужество и без заветную удаль нашей конницы, добровольцев и пластунов, ведущих эти славные бои в невероятно   трудной обстановке в стужу и бурю, а поражение   сильнейшей группы — Буденного и на новом направлении еще больше укрепляет во мне веру в близость того часа, когда враг окончательно будет сломлен и покатится на север Нр 0260-К. Ст. Сосыка. 17 января 1920 г. 
Ген. Сидорин». 
 
Политическая сторона этой телеграммы была ясна: 
а) ген. Сидорин особенно подчеркивал, что сотрудничество казаков с русскими на поле брани дает блестящие победы, открывающие широкую дорогу к окончательной победе над большевиками,  
б) ген. Сидорин с этими победами приветствовал Главнокомандующего Деникина и Атамана Богаевского и этим самым подчеркивал, что именно эти лица возглавляют те силы, которые дали такой выдающийся успех в борьбе с красным противником,  
в) председатель Верховного Круга получил только копию телеграммы, чем подчеркивалось, что Всеказачьему Кругу, провозгласившему себя Верховной казачьей властью, принадлежит другорядное, если не третьерядное место в пирамиде властей... 
 
На вышеприведенную телеграмму командующего Донской армией президиум Верховного Круга ответил: «Ваша телеграмма о доблестных победах 15 января получена тогда, когда Верховный Круг, объединив Дон, Кубань и Терек, закрепляет объединение с Добровольческой армией под общими лозунгами, признаваемыми Главнокомандующим и Верховным Кругом: все для воссоздания Единой и Свободной России, земля трудовому народу и казачеству, и законодательство, обеспечивающее рабочий труд. 
 
Восхищенный и вдохновенный Вашей победой, Верховный Круг видит в ней решительный поворотный пункт к одолению наглого врага, разорившего и опозорившего Родину. 
 
Верховный Круг с особенным воодушевлением напрягает все силы разумения к объединению армий и разрозненных частей Родины, видя в этом могучую и несокрушимую силу фронта и тыла. 
 
Да послужит наша работа и стремления залогом новых побед. 17 января 1920 г. Нр 35. Председатель Верховного Круга Тимошенко. С подлинным верно: секретарь Верховного Круга П. Прокопович». 
(Текст этой телеграммы Кругу доложен не был) 
 
Действительно, блестящие победы на фронте после трехмесячного уныния, упадка духа, после страшного отступления ободрили и воодушевили казаков. Эти победы отодвинули на задний план другие вопросы. Многим казалось, что стоит только оформить объединение казаков с добровольцами, как все пойдет хорошо и быстро к желанному концу. 
 
Ответ президиума Круга командующему Донской армией предрешил временный исход борьбы между казачьими самостийниками и их русскими противниками. Оставалось только оформить русско-казачье соглашение. 
 
Каждая из трех фракций Верховного Круга — Терская, Донская и Кубанская — отдельно обсуждала вопрос о тех основах, которые должны были стать фундаментом соглашения между казаками трех Войск и русским «белым» движением (между Верховным Кругом и ген. Деникиным). Деникин не допускал «ограничения полноты военной власти главнокомандующего», поэтому категорически настаивал на том, чтобы фактически в его руках была сосредоточена вся власть, чтобы те министры, которые имели ближайшее отношение к армии и ведению военных действий — военно-морской, путей сообщения и снабжения, — подчинялись бы только ему  — Деникину, чтобы он имел право неограниченного «вето» над решениями Законодательной Палаты... 

Посмотрим, как отнеслись Терцы, Донцы и Кубанцы к условиям соглашения, выставленным Деникиным. 
 
После длительных и, иногда, довольно бурных обсуждений, 18 января фракции Верховного Круга вынесли свои постановления - резолюции по вопросу о соглашении. В виду того, что эти резолюции представляют особый интерес, приведем их полностью. 
 
Терская фракция Верховного Круга постановила: 
«1. Главнокомандующий вооруженными силами на Юге России есть и глава Южно - Русской власти. 
2. Глава Южно - Русской власти избирает председателя Правительства. 
3. Совет министров формируется на основе объединенного правительства. 
4. Правительство ответственно перед Законодательной Палатой. 
6. Министры военный, снабжения, путей сообщения — ответственны перед Правителем, но входят в состав кабинета. Военные кредиты отпускаются в общем порядке, но составляют особый военный фонд. 
7. Палата представителей с властью законодательной, с представительством от всех областей, но с преобладающим казачьим представительством 
8. «Вето» предоставляется Правителю абсолютное». 
Из вышеприведенного постановления Терской фракции видим, что Терцы согласились принять те условия, на которых настаивал ген. Деникин 
 
Донская фракция вынесла следующее постановление: 
«Исходя из соображения, что все борющиеся против большевизма силы, при наличности сходства принципов будущего политического устройства России и разрешения насущнейших ее вопросов — земельного, рабочего и национального, должны   быть объединены на почве честного компромисса по вопросам второстепенного значения и, принимая во внимание, что Главное Командование вооруженными силами на Юге России, с одной стороны, и Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, с другой стороны, в заседаниях 15, 16 и 17 января с. г. установили: 
А) абсолютное обязательство для себя следующих обязательных основных принципов, во имя коих ведется борьба: 
1) Всероссийское Учредительное Собрание, как Верховная неограниченная власть государства Российского,  
2) земля трудящимся,  
3) охрана рабочего труда и  
4) раскрепощение всех национальностей России по вопросам их культуры и быта от всероссийского центра, и  
В) принципиальное признание того положении, что путь к успешной борьбе с большевиками лежит через идею народоправства, воплощаемую в представительном органе с законодательными функциями и в правительстве, ответственном перед народным представительством, 
— Донская фракция, признавая, что ее идеалом является законченное народоправство в форме демократической республики, по условиям военной   обстановки находит приемлемым и необходимым образовать незамедлительно общую для юга России власть с теми дефектами в виде абсолютного «вето» Главнокомандующего и неответственности перед народным   представительством министров: военно-морского, путей сообщения и военных снабжений, на которых Главное командование настаивает, как ультимативных своих предложениях, — в твердой надежде, что: 
1) власть, организованная на началах, в отношении коих соглашение достигнуто, гарантирует нас от ошибок в законодательстве и управлении, которые имели место в минувшем и которые явились ближайшею причиною нашего неуспеха, и  
2) при непосредственном знакомстве Главного Командования с народными представителями, оно отбросит те, навеянные на него третьими лицами,   представления о самостийниках и демагогах, которые заставляют его осторожно относиться к охране своих прав в ущерб последовательной, демократически организуемой власти, и усовершенствует Южно-Русскую власть, согласившись 
на устранение ее нынешних, с точки зрения демократии, недостатков». 
 
Как видим, и Донская фракция приняла условия генерала Деникина, хотя и с длинными оговорками...  
 
Кубанская фракция вынесла такое постановление: «Заслушав сообщение о результатах переговоров с Главнокомандующим ген. Деникиным, Кубанская фракция постановила: 
1) Возглавление Южно-Русской власти предоставляется Главнокомандующему, как таковому, по обстоятельствам военного времени. 
2) Южно-русская власть создается на началах народоправства:  
а) законодательное народное представительство на началах пропорциональности;  
б) условное «вето» Главнокомандующего,  
в) правительство с полной ответственностью перед Законодательным   представительным органом. 
3) Верховный Круг, как ячейка будущего Законодательного Органа, принимает   участие в формировании Правительства, вплоть до кандидатуры на пост председателя правительства. 
4) Верховный Круг предлагает исполнительной власти немедленно создать представительство от Черноморской и Ставропольской губерний и принимает   основы Конституции Южно-Русской власти и избирательного Закона по созданию Законодательного органа. 
5) Верховный Круг одновременно с этим продолжает работу по созданию Союзного Государства на основах, принятых Верховным Кругом».  
 
Из этого постановления Кубанской фракции, прежде всего, видим, что Кубанцы отвергли требования Деникина по вопросу о безответственности перед Законодательной Палатой трех министров: военно-морского путей сообщения и военных снабжений. Кубанцы стояли на том, что и эти министры должны нести полную ответственность перед Законодательной Палатой, т. е., что последняя своим голосованием может удалить и этих министров. Далее, Кубанцы соглашались предоставить Главнокомандующему только относительное «вето». 
Не менее важным было и то, что Кубанцы предлагали:  
а) продолжить работу Верховного Круга, «как ячейки будущего законодательного органа»,  
б) немедленно создать представительство и от Черноморской и Ставропольской губерний и, самое главное,  
в) продолжить работу Верховного Круга для создания Союзного Государства из Дона, Кубани и Терека на тех основах, которые были приняты Верховным Кругом 11 января 1920 г. (глава IV). 
 
Но, раз Донцы и Терцы не настаивали больше на организации Казачьего Союзного Государства, то кубанцам просто не с кем было строить этот Союз. — Между казаками не было согласия по самым важным вопросам того времени. Казачья цель борьбы снова начала заволакиваться туманом... И, по-прежнему, бродили казаки в политических потемках... 
 
После оглашения постановлений трех фракций Круга в его открытом заседании еще раз подчеркнуто было расхождение между представителями трех Войск. Ради выяснения вопроса о возможности сближения точек зрения Донцов и Терцев, с одной стороны, и Кубанцев, с другой, 18 и 19 января состоялись закрытые заседания членов Верховного Круга. Разбирался вопрос о том, какой наказ даст Верховный Круг для той комиссии, которая от имени Круга должна была вести переговоры с ген. Деникиным. 
 
В вечернем заседании Круга 19-го января был принят следующий наказ: 
«1. Южно-русская власть устанавливается впредь до созыва Всероссийского Учредительного Собрания. 
2. Первым главою Южно-русской власти, по соглашению Верховного Круга Дона, Кубани и Терека, с одной стороны, и Главного Командования вооруженными силами Юга России, с другой стороны,   признается генерал Деникин. 
3. Преемник его избирается Палатою народных представителей от государственных образований и областей, освобожденных от советской власти, на срок, определенный Палатой. 
4. Законодательная власть на Юге России осуществляется Законодательною   Палатою из представителей, избранных населением по пропорциональному принципу. 
Примечание: Впредь до сформирования Законодательной Палаты, функции этого органа отправляет Верховный Круг Дона, Кубани и Терека. 
5. Функции исполнительной власти, кроме возглавляющего Южно-русскую власть, отправляет Совет Министров, ответственный, как в целом своем составе, так и в лице отдельных членов перед Законодательною Палатою. 
Примечание: На время гражданской   войны постановление об ответственности членов Совета Министров перед Законодательной Палатой на военного министра не распространяется (на стоящее примечание принято по настоятельному предложению членов Верховного Круга   ген. В. И. Баскакова (Терец) и ген. Г. П. Янова (Донец). 
6. Председатель Совета Министров назначается лицом, возглавляющим Южно-русскую власть, а члены Совета Министров утверждаются им же по представлению Председателя Совета Министров. 
7. Лицу, возглавляющему Южно-русскую власть, принадлежит право относительного «вето». 
 
Этот наказ был принят большинством голосов, против 12, при 6 воздержавшихся. 
В комиссию для переговоров с ген. Деникиным на этом же заседании Верховного Круга были избраны И. П. Тимошенко, М. Н. Гнилорыбов, В. И. Баскаков и Ф. С. Сушков. 
 
21 января на станции Тихорецкой состоялось совещание для обсуждения все того же вопроса об основах соглашения между Верховным Кругом и ген. Деникиным. На этом совещании присутствовали: 
а) вышеназванные делегаты Верховного Круга и  
б) ген. Деникин, Донской Атаман Богаевский, командующий Донской армией ген. Сидорин, председатель Донского Правительства Мельников, начальник штаба Деникина ген. Романовский, начальник штаба Донской армии ген. Кельчевский, В. Н. Челищев, Н. А. Савич и полк. Глазков. 
 
На этом совещании русские согласились принять то, что ген. Деникин категорически отвергал в 1919 г. во время работ Южно-русской Конференции (см. ч. Ill «Трагедии Казачества») — ответственное министерство. Законодательную Палату, условное «вето» и т. д. 
 
Но русская сторона при переговорах категорически настаивала на том, что военный министр и министр путей сообщения ответственны только перед главою Южно-русской власти и категорически отвергала право Верховного Круга на исполнение им законодательных функций до созыва Законодательной Палаты, а также отвергала право Верховного Круга на продолжении им работ «по созданию Союзного Государства на основах, принятых Верховным Кругом»... 
 
После возвращения делегации Верховного Круга с этого совещания в Тихорецкой, в тот же день — 21 января — состоялись заседания Донской, Кубанской и Терской фракций, на которых обсуждались окончательные предложения русской стороны, оказавшейся весьма настойчивой в виду выше приведенных решений Терской и Донской фракций, принятых 18 января. 
 
Кубанская фракция 21 января решила голосовать против предложенных Деникиным условий соглашения Значительная часть Донцов колебалась принять эти условия, и только меньшинство Донской фракции и Терская фракция, всецело соглашались принять предложения русской стороны. 
 
22 января вечером состоялось заседание Верховного Круга, на котором должен был решиться вопрос о соглашении. Перед заседанием Круга снова были фракционные совещания. В заседание Кубанской фракции явились: Кубанский Атаман ген. Букретов, председатель Куб. Правительства В. Иванис, военный министр Кубани ген. Болховитинов и министр внутренних дел Л. Белашов. 
Войсковой Атаман и Председатель Правительства настаивали на пересмотре решения Куб. фракции В. Круга, заявив, что они к разрыву еще не готовы, так как главное, еще не организована Кубанская армия... Под влиянием этих настояний Кубанская фракция большинством 17 против 15 голосов постановила в официальное заседании Верховного Круга голосовать за соглашение.  
 
Зашатались и Кубанцы... 
 
Перед голосованием вопроса о соглашении с ген Деникиным на официальном заседании Верховного Круга 22 января особые заявления сделали представителе Донской, Терской и Кубанской фракций. Представитель Донской фракции полк. М. Н. Гнилорыбов между прочим сказал: «Нас заставляет голосовать за эту резолюцию не сила убеждения, а внешние обстоятельства... Донская фракция допускает отступление от чистоты демократических принципов с болью в душе, ради спасения Родного Края... Донцы подошли сейчас к вопросу с практической стороны и чашка весов, на которой оказался лишний Добровольческий Корпус, перетянула»... 
 
Представитель Терской фракции ген. В. И. Баскаков предложил принять условия ген. Деникина в целом. 
 
Представитель Кубанской фракции Рябцев заявил ... «Кубанская фракция нашла пункты ген. Деникина далекими даже от скромных пожеланий Круга, а тем более от идеала последней, но, принимая во внимание то обстоятельство, что идеалы эти слишком дороги, и во имя их столько было пролито крови, принимая во внимание, что целью работ по организации Южно-русской власти является созыв Учредительного Собрания и объединение сил для борьбы с большевизмом — высказалась за принятие упомянутых выше положений в целом»... (Протоколы заседаний Круга. Газета «Кубанская Воля» за 24 января. Г. Покровский. Деникинщина). 
 
22 января Верховный Круг утвердил текст соглашения с ген. Деникиным. 
 
22-23 января Верховный Круг избрал особую комиссию для ведения дальнейших переговоров с ген. Деникиным в следующем составе: от Донской фракции — П. М. Агеев и М. Н. Гнилорыбов, от Терской фракции — К. И. Сапронов и В. И. Баскаков и от Кубанской — П. И. Курганский и Ф. С. Сушков. 
23 января председатель Верховного Круга И. П. Тимошенко, по поручению Круга, обратился к ген. Деникину с нижеследующей телеграммой: 
 
1. Южно-русская власть устанавливается на основах соглашения между Главным командованием вооруженными силами на Юге России и Верховным Кругом Дона, Кубани и Терека впредь до созыва Всероссийского Учредительного Собрания. 
2. Первым главою Южнорусской власти по соглашению Верховного Круга Дона, Кубани и Терека, с одной стороны, и Главного командования вооруженными силами на Юге России, с другой стороны, признается ген. Деникин. 
3. Закон о преемстве власти Главы государства вырабатывается Законодательной Палатой на общем основании. 
4. Законодательная власть на Юге России осуществляется Законодательной Палатой. 
Примечание: Проведение выборного закона в спешном порядке, а равно текущее законодательство возлагается на Законодательную Комиссию, созываемую по соглашению с Главным Командованием  из  представителей  Казачьих Войск и местностей, находящихся под управлением Главнокомандующего. 
5. Функции исполнительной власти, кроме возглавляющего Южно-русскую власть, отправляет Совет Министров, ответственный перед Законодательной Палатой, кроме министров военно-морского и путей сообщения 
Примечание: Военное снабжение сосредотачивается в военном министерстве. Министр  продовольствия исполняет требования военного ведомства по снабжению армии. 
6. Председатель Совета Министров назначается лицом, возглавляющим Южно-русскую власть, а члены Совета Министров им же утверждаются по представлению председателя Совета Министров. 
7. Лицу, возглавляющему Южно-русскую власть принадлежит право роспуска Законодательной Палаты и право относительного «вето», причем к вторичному рас смотрению отклоненного закона Палата может приступить не ранее, чем через четыре месяца после его отклонения. И закон восприемлет силу лишь по принятие его большинством двух третей состава Палаты. 
 
Благоволите подтвердить Ваше согласие и не откажите указать представителей для совместного с КИМР разрешения вопросов, вытекающих из принятого положения. 
Председатель Верховного Круга Тимошенко». 
Таким образом, «соглашение» состоялось. 
 
По этому поводу Деникинский официоз — газета «Великая Россия», 30 января 1920 г., распубликовала следующую оценку: ...«Вопреки всем предсказаниям, соглашение Главнокомандующего с Кругом состоялось. Кубанские политические кружки и закоулки несколько поубавили свой задорный тон... Все внимание сосредоточилось на вопросах реального осуществления соглашения. Начала работать особая смешанная Комиссия... Положение, однако, по-прежнему продолжает оставаться, и сложным, и трудным. 
Численно ничтожные и морально разбитые Кубанские самостийники продолжают играть свою разлагающую роль. При их попустительстве враги России ведут на Кубани бешеную агитацию»... 
 
Орган Кубанских самостийников — «Кубанская Воля», ном. 48, за 25 января 1920 г., в передовице писал следующее: «В трагические январские дни, когда конница мистически непобедимого Будённого, грозила обрушиться на Кубань, когда Дон обагрился кровью, а на Тереке замигали зловещие огоньки восстаний, Верховный Казачий Круг взял на себя задачу, под огнем неприятеля, перестроить свой внутренний фронт и, порвав с диктатурой, провести немедленно в жизнь принципы народоправства. 
И как бы ни расценивать практические возможности этого запоздавшего решения, задача была поставлена правильно: другого выхода не было и не могло быть у казачьей демократии. 
 
Но вот Буденный остановился. Начались долгие дни переговоров и соглашений, закрытых совещаний и дипломатических нот. Энтузиазм очищения потух, политика компромисса взяла верх. 
И в результате, мы снова стоим перед фактом утверждения диктатуры, на этот раз волею большинства Верховного Круга. 
И не все ли равно, продиктован ли этот шаг «обстоятельствами военного времени», или соображениями международного характера; слабостью и нерешительностью одних или непреклонной волей и давлением других»...  
 
И «Кубанская Воля» призывала Верховный Круг: «Вопрос должен быть поставлен ... четко и недвусмысленно», т. е. — вернуться к решению вопроса о независимом Казачьем Государстве.

Верховный Круг, интенсивно работая, намечал пути выхода из тяжелого положения. На другой день после принятия текста соглашения с ген. Деникиным Верховный Круг издал следующий указ: 
 
УКАЗ ВЕРХОВНОГО КРУГА ДОНА, КУБАНИ И ТЕРЕКА 
 
«В борьбе с большевизмом мы переживаем самый решительный момент. Над Вольным Казачеством на висла красная опасность. Дон, в течение двух лет гражданской войны прикрывавший Кубань, Терек, Ставропольскую губернию и Земли Горских Народов, залит кровью своих сынов. На его берегах войска, верные своему долгу, сдерживают натиск наступающего противника, а все неспособное носить оружие Донское население, однажды испытавшее доверчиво все ужасы коммунизма, теперь, в зимнюю стужу, оставив свои родные хутора и станицы, ушло в безлюдные Донские степи и на Кубань. 
 
Вожди большевизма поставили себе задачей во что бы то ни стало сломить Казачество, поработить его, обезглавить и использовать, как живую силу для борьбы против других народов, считающих большевиков врагами человечества. 
Несмотря на грозную опасность, у нас наблюдаются факты, свидетельствующие о недобросовестном отношении к своему гражданскому долгу отдельных лиц, уклоняющихся от призыва в войска, продающих получаемое от казны вооружение и снаряжение и самовольно уходящих с фронта по домам. 
 
Не сохранят своей свободы те, кто по малодушию или расчету прячутся за чужие спины. Не спасут своего имущества те, кто рассчитывает исключительно на чужую помощь и на поддержку Союзников, а сам остается в стороне от общей борьбы. Преступник тот, кто бросает в трудную минуту своего истекающего кровью брата и на его крови рассчитывает упрочить свое благополучие. 
 
Поставив себе задачей обеспечить за землеробом его права на землю, за ремесленником и рабочим — их права на свободный труд, за всем народом — его право на осуществление свободного народовластия и выявление своей державной воли путем Всероссийского Учредительного Собрания, мы должны отстоять свою свободу и освободить немедленно порабощенный Дон. 
 
Мы, Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, приняв все меры к тому, чтобы ошибки и преступления, послужившие причиной недавней катастрофы на фронте, не повторились, признали необходимым для блага народа и успеха борьбы с большевизмом установить и установили в полном согласии с Главнокомандующим вооруженными силами на Юге России общую власть для всего юга России и единство командования для всех армий, чтобы совместными усилиями Казачества, Добровольцев и Горцев сломить противника и развить наши успехи, а потому указываем:
1. Всем Войсковым Атаманам и Краевым Правительствам принять самые решительные меры для проведения в срочном порядке общей мобилизации и формирования частей. 
2. Всем призванным в войска без всяких отговорок незамедлительно становиться в ряды армий во исполнение распоряжений военных властей и Краевых Правительств, памятуя, что против уклоняющихся Верховный Круг найдет средства принуждения, опирающиеся на силу и волю народа.
 
Принято Верховным Кругом Дона, Кубани и Терека в заседании 23 января 1920 г. Город Екатеринодар. 
Подлинный подписали: председатель Верховного Круга И. П. Тимошенко, товарищи председателя: П. Д. Губарев, I. К. Зенков, Ф. Т. Аспидов, секретарь Верховного Круга П. И. Прокопович и товарищи секретаря: Ф. Ф. Голов и Н. А. Преображенский»... 
 
В тот же день Верховный Круг утвердил «ЗАКОН об амнистии казакам, солдатам и офицерам - красноармейцам Дона, Кубани и Терека»: 
 
ОТ ВЕРХОВНОГО КРУГА.  
«Казаки и солдаты - красноармейцы Дона, Кубани и Терека» 
 
Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, на который собрались полномочные народные избранники от населения названных земель, взял в свои руки всю верховную народную власть в пределах Дона, Кубани и Терека. 
 
ЗАНЯВШИСЬ ОРГАНИЗАЦИЕЙ ОБОРОНЫ СВОИХ КРАЕВ, А ТАКЖЕ ОРГАНИЗАЦИЕЙ ТЕСНОГО БРАТСКОГО СОЮЗА ДОНА,КУБАНИ И ТЕРЕКА И ПРОЧИХ ЗЕМЕЛЬ, Верховный Круг в эти исторические дни вспомнил о вас, волей или неволей очутившихся во враждебном нам лагере, а посему в своем заседании от 23-го января 1920 г. принял следующий закон: 
 
ЗАКОН 
об амнистии казакам, солдатам и офицерам - красноармейцам  
ДОНА, КУБАНИ И ТЕРЕКА 
 
1. Все офицеры, казаки и солдаты (иногородние), Донцы, Кубанцы и Терцы, находящиеся в настоящее время в рядах Красной армии, добровольно сдавшиеся и перешедшие с оружием или без такового на сторону войсковых частей Дона, Кубани и Терека и Добровольческой армии, получают полное помилование (амнистию). 
2. Все офицеры, казаки и солдаты, сдавшиеся и перешедшие, освобождаются от службы в войсковых частях в течение двух месяцев со дня перехода, если сами не пожелают служить добровольно. 
3. Всем воинским чинам,   военным и гражданским властям и населению Дона, Кубани и Терека воспрещается, под страхом ответственности по законам военного времени, отбирать обмундирование и чинить расправу с перешедшими добровольно офицерами, казаками и солдатами. 
Итак, Верховный Хозяин Дона, Кубани и Терека, этот голос народа, дает вам, заблудившимся, полное прощение. 
Он не только вас прощает, но примет самые решительные меры, чтобы вас, в случае перехода к нам, к своим родным братьям - казакам и солдатам, оградить от всяких обид и насилий со стороны отдельных лиц. 
 
Теперь только от вас самих зависит, быть ли с нами, а значит со своими женами и детьми, отцами и матерями, братьями и сестрами, — или навсегда остаться в руках предателей нашей несчастной Родины России — Ленина и Троцкого, и быть самим — такими же предателями и погибнуть вдали от своих родных станиц, сел и семейств. 
 
Вам до сих пор комиссары говорят, что у нас воюют только одни генералы и буржуи. Не верьте этому и твердо знайте, что с Лениным и Троцким и прочими комиссарами борется весь наш народ, все казаки и все остальное население. 
 
Знайте и то, что мы боремся не за помещиков, которых у нас нет, так как мы всю землю у них давно уже отобрали и отдали тому, кто на ней трудится; а мы боремся за «Землю и Волю» для крестьян, таких же хлеборобов, как и мы; мы боремся за народные права — за право народа управляться так, как он того пожелает. 
 
Знайте и то, что мы боремся за Всероссийское Учредительное Собрание, где со всех концов нашей матушки России соберутся лучшие народные избранники, и только оно, этот Хозяин Земли Русской, даст нашей измученной Родине мир и порядок. 
 
Знайте и то, и твердо это знайте, что Ленин и Троцкий и все прочие палачи России никогда, вовеки веков, нас не победят. Восставший народ за свободу против насилия победить нельзя. 
 
А если вы все это знаете, то неужели вы останетесь с этими насильниками, которые, вместо обещанного России мира, залили всю русскую землю потоками крови. 
 
Неужели вы останетесь с теми, кто затеял братоубийственную войну, которая длится уже более двух лет, и привела всех к нищете и позору? 
 
Неужели вы останетесь там, в Совдепии, чтобы слезы ваших жен и детей и всех родных никогда не высыхали, и чтобы родные вам станицы и села вас проклинали, как предателей? 
 
Нет, вы перейдете в свои братские ряды. И вот теперь, в грозный для вас час, последний час для вашего раскаяния, когда наши народные войска, те войска, которые несут на своем чистом знамени свободу, равенство и братство для всех, готовы очистить от всех комиссаров, совдепов и чрезвычаек наш братский Дон, Верховный Круг Дона, Кубани и Терека обращается к вам с призывом: 
 
Бросайте Ленина и Троцкого! Бросайте окровавленные знамена! Идите к своим родным братьям! Идите к своим семействам! 
 
Переходите к нам по одному, переходите группами! Вам Верховный Круг Дона Кубани и Терека дал полное помилование.  Возвращайтесь, пока не поздно». 
 
Принято Верховным Кругом Дона, Кубани и Терека в заседании 23 января 1920 года. 
Город Екатеринодар. 
Подлинный подписали: Председатель Верховно¬го Круга И. П. Тимошенко, Товарищи председателя: И. Д. Губарев, 1. К. Зенков, Ф. Т. Аспидов, секретарь Верховного Круга П. И. Прокопович, товарищи секретаря: Ф. Ф. Голов, Н. А. Преображенский. 
С подлинным верно:   Секретарь Верховного Круга П. Прокопович». 
 
В этом же заседании Верховного Круга была оглашена телеграмма Главнокомандующего ген. Деникина от 23 января «с изъявлением согласия на принятие установленных Верховным Кругом, в заседании 22 января, оснований соглашения и уведомлением, что представителями его, при дальнейших переговорах, назначаются: генерал Богаевский (Донской Атаман), В. Н. Челищев, Н. В. Савич и П. И. Новгородцев». 
 
Также было принято «предложение президиума о приглашении на завтрашнее заседание Верховного Круга, прибывшего в Екатеринодар, командующего Донской армией ген. Сидорина с просьбой сделать сообщение Верховному Кругу о положении на фронте» (протоколы Верх. Круга). 
 
24 января на Верховном Круге выступил с приветствием командующий Донской армией ген. Сидорин, заявивший между прочим, следующее: 
... «Гордый дух красных армий в дни 5, б и 7 января сильно потрясен и поражение врага, — если Кубанью будет оказана поддержка до 1-го февраля, несомненно. В феврале месяце прошлого года Кубань поддержала Дон, а в январе текущего года Дон с добровольцами защитил своей грудью Кубань... Немедленно нужно дать бойцов на фронт, так как угроза зеленых отрезать железнодорожное сообщение с Новороссийской базой заставила снять с фронта одну из боевых Донских дивизий. 
Если Кубань быстро окажет помощь, то все будущие поколения будут с восхищением вспоминать подвиги Казачества в общем деле устройства счастья России... Я знаю, что поддержка со стороны Кубанцев будет оказана, но все же я прошу Верховный Круг принять все меры к тому, чтобы к 1 февраля все Кубанские части были бы на фронте, а не в тылу... И я верю, что мы сейчас стоим на той границе истории, когда еще одно усилие и вновь все Казачество расцветет славою, которую оно не переживало еще»... 
 
Речь ген. Сидорина была покрыта продолжительными аплодисментами членов Верховного Круга. В ответ на эту речь член президиума Ф. Т. Аспидов заявил, что Верховный Круг вполне разделяет взгляды на возможность и близость победы над врагом и со своей стороны принимает все зависящие от него меры в деле оказания поддержки фронту. 
 
25-28 января заседаний Верховного Круга не было. 
 
Приступлено было к организации Южно-русского правительства на основе казачье-русского соглашения. 26 января утром в кабинете председателя Верховного Круга происходило совещание Совета Старейшин Верховного Круга, посвященное обсуждению кандидатур на пост председателя Совета Министров, «так как последовало принципиальное согласие ген. Деникина назначить главу Правительства по предварительному сговору с представителями Верховного Круга». 
Совет Старейшин, после долгого и всестороннего обсуждения кандидатур, остановился на трех кандидатах: председателе Верх. Круга И. П. Тимошенко, члене Верх. Круга П. М. Агееве и председателе Донского правительства Н. М. Мельникове. Имена кандидатур в тот же день через ген. Богаевского были доведены до сведения Главнокомандующего («Вестник Верх. Круга» Нр 14, за 28-1-20). 
 
26 января вечером ген. Деникин прибыл в Екатеринодар и пригласил к себе товарищей председателя Верховного Круга г. г. Е. К. Зенкова (донец), П. Д. Губарева (терец), и Ф. Т. Аспидова (кубанец), для окончательных переговоров о кандидатах на пост председателя Совета Министров. Из названных выше трех кандидатур ген. Деникин выбрал Н. М. Мельникова, которому и поручил составить Южно-русское правительство. 
 
На дело подбора лиц в состав этого Правительства ушло около десяти дней, и 5 февраля был опубликован список членов нового Правительства (не полный). В этом Правительстве собрались надежные русские люди перед этим активно боровшиеся, кто как мог, против казачьей самостийности. 
 
Сторонники Деникина побеждали, казалось, по всему фронту. 
Отметим, что после того, как Верховный Круг склонил казачьи знамена перед русскими,  последние нашли необходимым 25 января в Екатеринодаре открыть занятия Донского Большого Войскового Круга под председательством В. А. Харламова. 
 
В тот же день в заседании Донского Круга выступили с приветствиями председатель Кубанского правительства В. Иванис, убеждавший и уверявший Донцов Е том, что «Кубанцы выполнят свой долг» и «дружно вый дут на фронт»... 
 
Председатель Терского Войскового Круга И. Губарев заявил о готовности Терека воевать ради спасения России: «Что можно будет, двинем на защиту Дона и Великой Свободной России». 
 
Потом говорил Донской Атаман ген. Богаевский и, наконец, командующий Донской армией ген. Сидорин, сказавший,   между прочим, следующее:  
... «Сегодня я позволю себе принести вам привет... и от мертвецов, наиболее доблестных которые во имя чести и славы нашей казачьей отдали свои жизни... Я не только Командующий сорока тысяча ми живых воинов, но и 50 тысячами мертвецов»... 
— И речи своей не закончил... 
В газетах потом было объявлено, что Командующий Донской армией во время своей речи заболел и не мог ее докончить... 
 
31 января Большой Войсковой Донской Круг разбирал вопрос о переизбрании своего председателя. Снова был избран В. Харламов 125 голосами «за», 31 голосом «против» и при 13 воздержавшихся». 
 
К этому времени большевистские армии закончили подготовку к наступлению и 1-го февраля прорвали казачий фронт на Тихорецком направлении. Конная, 10-я и 11-я советские армии появились на границах Кубани.. 
 
Еще 15 января в заседании Верховного Круга был заслушан доклад председателя Комиссии по обороне ген. В. И. Баскакова «по поводу заявления прибывшего из Грузии г. - м. Магалова о возможности сформирования из уроженцев ЗАКАВКАЗЬЯ особых добровольческих отрядов, условиях перевозки их на Северный Кавказ и снабжения их платными поставками провианта, для усиления антибольшевистских сил, и желательности засвидетельствования со стороны Верховного Круга сочувственного отношения к данному начинанию» (протокол заседания Верх. Круга, ном. 9). 
 
По обмене мнений в тот же день Верховный Круг постановил: «выдать г.-м. Магалову письменное засвидетельствование сочувственного отношения Верховного Круга к предпринимаемому им начинанию формирования из грузин и уроженцев Закавказья, офицеров и солдат, добровольческих отрядов для усиления антибольшевистских сил»... 
 
30 января Верховный Круг вновь возвратился к обсуждению вопроса о сотрудничестве казаков с Кавказскими народами: — «по докладу представителя комиссии по обороне члена Круга И. В. Горбушина о желательности посылки делегаций Верховного Круга:  
1) к Горским народам — для взаимной информации и установления добрососедских отношений, и  
2) в Грузию, в связи с рассмотренным в заседании Верховного Круга , 15-го сего января предложением г.-м. Магалова, — для выяснения возможности военной помощи со стороны Грузии Казачьим Областям в борьбе с большевиками и взаимной информации». 
 
«Постановлено:  
а) принять предложения Комиссии по обороне о посылке делегаций, с указанными   выше целями, к Горским народам и в Грузию, поручив последней делегации посетить, с теми же целями, — Армению и Азербайджан;  
б) включить в состав первой делегации по одному представителю от каждой фракции и, сверх того, — двух представителей от Кубанских горцев, и во вторую — по одному представителю от каждой фракции;  
в) утвердить избранных в состав делегаций: к Горским народам — от Кубанской фракции П. А. Куралесина и от Кубанских горцев — члена Верховного Круга А. Г. Шемгохова и члена Краевой Рады М. М. Набокова, от Донской фракции — В. Г. Хрипунова и от Терской — П. Т. Яхонтова; в Грузию: от Кубанской фракции М. А. Зозулю, Донской — П. И. Ковалева и Терской — Н. А. Бигаева» (протокол В. Круга, ном. 17). 
 
1-го февраля делегация в Грузию уже выехала из Екатеринодара через г. Владикавказ в Тифлис.

30 января Верховный Круг выслушал доклады об ужасающем положении санитарного дела и постановил избрать особую Санитарную Комиссию в составе: Г. П. Янова, К. А. Шамшина, С. П. Сухореброва, П. А. Савицкого и Д С. Якунина. Этой комиссии был дан следующий наказ: 
1. Комиссии войти в немедленную связь с Главным начальником санитарной части вооруженных сил на Юге России и главными инспекторами государственных образований Дона, Кубани и Терека. 
2. Совместно с переименованными лицами или их представителями выяснить все причины беспорядка пот эвакуации, размещению и уходу за ранеными и больными воинскими чинами армии. 
3. В случае обнаружения злоупотреблений, привлекать виновных к ответственности, входя с представления ми о привлечении непосредственно к Главнокомандующему вооруженными силами Юга России и к подлежащим Атаманам государственных образований Дона, Кубани и Терека. 
4. Выработать план эвакуации с целью разгрузки ты левого центра за счет станиц и селений территории Дона, Кубани и Терека. 
5. Реквизировать помещения, необходимые для развертывания лазаретов, устройства слабосильных команд выздоравливающих. Реквизицию производить с согласия подлежащих Правительств Дона, Кубани и Терека. 
6. Предоставить Комиссии право самого широкого контроля действий чинов санитарного ведомства, учреждений, лазаретов и эвакуационных пунктов. 
7. Вступить в переговоры с представителями иностранных Миссий с целью получения необходимых медикаментов и предметов для оборудования лазаретов, питательных пунктов и санитарных поездов, с указанием на то, что все хищения и злоупотребления, бывшие до настоящего времени, будут караться самыми жестокими мерами, и были вне сферы влияния демократических государственных образований Дона, Кубани и Терека. 
8. Пригласить общественных деятелей оказывать самое широкое содействие в устройстве раненных и больных воинов и улучшения их положения, для чего устроить заседание с представителями кооперации и другими общественными организациями. 
9. Выяснить порядок отпуска денег и сумм, необходимых для улучшения всех санитарных частей вооруженных сил Юга России. 
10. Выработать проект организации объединения санитарной власти в тылу для представления Верховному Кругу». («Вест. Верх. Круга», 1 февр. 20 г.). 
 
30 января сессия Верховного Круга была прервана на 10 дней в виду необходимости отъезда Терских представителей на Терек. 
 
Какое значение имело казачье-русское соглашение для обеих сторон? 
 
«Обе стороны пришли к соглашению под давлением обстановки, без особой радости и без больших надежд», — говорит ген. Деникин (Очерки, У, 308 ). 
 
Это соглашение не поставило для обеих сторон единой цели борьбы: «белые» русские по прежнему стремились к тому, чтобы на территории всей бывшей России на место большевистской власти поставить русскую антибольшевистскую власть, возвратив народы России к прежнему политическому, хозяйственному и социальному строю, а казаки, как и перед соглашением, воевали за освобождение своих Казачьих Земель. Казачьи русские верхи не могли потянуть уже за собою казачью массу в новый поход на Москву. 
 
Казачье-русское соглашение не создало единого Правительства. По-прежнему самостоятельно действовали правительства Донское, Кубанское, Терское и Южно-русское, при чем власти последнего, по существу, никто уже не признавал. Кубанское Правительство вынесло даже постановление о том, что оно не признает компетенции Южно-русского правительства на территории Кубани и к опубликованному списку министров Южно -русского правительства «Кубанское Правительство не может отнестись иначе, как к особому Совещанию». Начались столкновения между Южно-русским и Кубанским правительствами... 
 
В Новороссийске диктаторствовал ген. Лукомский; в большей части Черноморской губернии господствовали «зеленые», а Крым жил своей бурной жизнью, охваченный всеобщим смятением, недовольством, страхом, борьбой за власть, восстанием капитана Орлова против Деникина...
 
Совершенно непопулярное среди населения, без территории, без авторитета Южно-русское правительство повисло в воздухе... 
 
Казачье-русским соглашением не было достигнуто и создания единой, одной волей послушной и единую цель преследующей, армии. Терек потопал в хаосе восстаний. Донская армия была совершенно самостоятельной и размеры влияния «главнокомандующего» на ее деятельность равны были нулю или же проявлялись в зависимости от того, считался или не считался штаб Донской армии с желаниями «главнокомандующего». 
 
Казачье-русское соглашение не вызвало также бодрости в населении, не воодушевило его на борьбу против большевиков под флагом Деникина. Объявленная тогда ген. Деникиным новая мобилизация не-казачьего населения Северного Кавказа в возрасте от 17 до 43 лет не усилила антибольшевистских рядов и явилась только новым толчком к увеличению рядов «зеленых»... 
 
Не совсем благополучно было и в русской офицерской среде. 22-го января ген. Лукомский, тогда еще председатель правительства Деникина, писал последнему: ...«Настроение среди офицеров от младших до старших все более и более ухудшается. Нелепые слухи с полном соглашении с требованиями самостийных казачьих кругов возбуждают офицеров. Спрашивают, за что же они должны проливать кровь? Усиливается дезертирство, ибо в Казачество не верят и считают, что соглашение приведет к гибели... При нынешней обстановке оставление на этом фронте Добровольческих частей может привести к полному разложению» (Деникин. Очерки русской смуты, т. 5-й, стр. 324). 
 
«Я требовал», — говорит Деникин, — «направления строевого офицерства, буквально наводнившего Новороссийск, на фронт, на пополнение таявших частей Добровольческого корпуса, тогда как новороссийское начальство стремилось к удержанию их для формирования на месте офицерских отрядов. Добровольческий корпус жаловался на препятствия, чинимые даже отпускным и выздоровевшим добровольцам, желающим возвратиться в свои части... 
В результате масса офицерства слабого духом, устремляла свои взоры на уходящие пароходы или создавала самочинные организации вроде «отряда крестоносцев», прикрывавшего религиозно - национальной идеей уклонение от фронта» (там же, 326). 
 
Ген. Деникин в «Очерках рус. смуты» уделяет много места описанию того, как, начиная с декабря месяца 1919 г., и чем далее, все сильнее проявлялась работа русских кругов для удаления ген. Деникина с занимаемого им места главнокомандующего и замены его генералом Врангелем (т. V-й, стр. 263, 288 - 292, 323 - 342 и т. д.). 
 
Русские отворачивались уже от ген. Деникина, а казачьей массе он не только был чужд, но дальнейшее оставление его у власти у одной части казаков окончательно убивало всякую веру в успех войны против большевиков, другая же часть казаков уходила к «зеленым»... Были и такие казаки, которые, окончательно сбившись с Казачьей Дороги и запутавшись в событиях, переходили к большевикам, как бы повторяя печальные события начала 1918 г.