Календарь

«  
  »
П В С Ч П С В
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Глава 5

Задачи Советской России на Юге. — Переименование советских фронтов. — Усиление Кавказского фронта. — 1-я советская конная армия — директива 18 декабря 1919 г. — Приведение Донской армии в боевую готовность. — Положение раненных и больных. — Бои в районе станицы Ольгинской - Батайска 5,6, 7 и 8 января 1920 г. — Выводы. 
 
 
Когда советские армии к концу 1919 г. подошли к нижнему течению р. Дона и к Азовскому морю, заняв города Ростов, Таганрог, Мариуполь и Бердянск, они разделили силы ген. Деникина на две части — восточную и западную. Поэтому дальнейшая борьба красных армий распалась на две задачи: «основную — полную ликвидацию главных сил Деникина, отошедших за р. Дон и дравшихся с армиями Юго-восточного советского фронта, и второстепенную — ликвидацию частей, отступивших в Крым и на правый берег Днепра. Ликвидация деникинских частей, отступивших в Крым и за Днепр, остается за Южным фронтом, который переименовывается в Юго-западный»... 
 
«Донская область, Кубань и Кавказ — колыбель контрреволюционных движений на Юге России — явились основными экономическими и политическими базами ген. Деникина, где отступившие его силы могли со временем вновь окрепнуть, организоваться, пополниться и оказать Красной армии в ее дальнейшем наступлении стойкое сопротивление. 
 
«Задача уничтожить вооруженные силы Юга России — становится основной задачей нашей Советской Республики и Главного командования Красной армии.  
Эта задача ставится Юго-Восточному фронту. 
 
«В добавление к входящим в состав фронта IX, X и XI армиям передается в подчинение командующему фронтом VIII армия и 1-я Конная. На усиление фронта назначаются Главкомом резервные дивизии (3-я, 4-я, 9-я, Латышская и Эстонская). 
 
«Юго-восточный фронт б января 1920 г. переимено¬вывается в Кавказский и получает директиву — решительными действиями ликвидировать силы Деникина, овладеть Кубанью и Кавказом» (Б. Майстрах. Маныч -Егорлыкская - Новороссийск. Госуд. издат. Отдел, воен. литер. Москва — Ленинград, 1929). 
 
«Командование Кавказским фронтом своей ближайшей целью ставило ликвидацию сил противника, остановившихся против г. Ростова на левом берегу Дона. Оставляя в силе задачу 10-й армии (выход на Тихорецкую), оно подтягивало к Новочеркасску 9-ю армию, оказавшуюся на уступе сзади 8-й армии в районе ст. Раздорская - Константиновская, и сосредоточивало в районе Ростова 1-ю Конную армию с приданными ей стрелковыми дивизиями». (Гражданская война 1918 — 1921, т. 3-й, стр. 289. Москва — Ленинград, 1930). 
 
Согласно советским данным, «в состав 1-й Конной армии входили три кавалерийских дивизии (4-я, 6-я и 11-я) и, кроме того, ей в данный момент были приданы две стрелковые дивизии (3-я и 12-я), авиационная группа (16 аэропланов) и три бронепоезда; всего численность 1-й Конной армии в то время с приданными ей стрелковыми дивизиями была: 9.500 сабель, 4.500 штыков, 400 пулеметов, 56 орудий, 9 бронеавтомобилей, 3 бронепоезда и 16 аэропланов. В каждой кавалерийской дивизии 3 бригады и по одному артдивизиону и броне-отряду: в бригаде два кавполка по 5 эскадронов в каждом. 
 
«Укомплектована 1-я Конная армия была на 80 проц. добровольцами Донской, Кубанской областей и Ставропольской губ. и 20 проц. мобилизованными центральных губерний Р. С. Ф. С. Р. Что касается военной подготовки, то в большинстве это были казаки, с малолетства занимавшиеся военным обучением» (И. Тюленев. 1-я Конная армия за Ростовом. Сборник трудов военно-научного общества. Книга 1-я, стр. 108 - 126. Сентябрь, 1922. Москва ). 
 
Этой Конной армии, воодушевленной трехмесячными успехами в предыдущих боях на длинной дороге Воронеж — Касторная — Купянск — Лисичанск — Таганрог — Ростов, 28-го декабря 1919 г. был дан следующий боевой приказ: 
...«Противник после разгрома с жалкими остатками конницы и незначительной численностью пехоты отходит в общем направлении за реку Ея на линию Ейск — Кущевка… 
 
...«Конармии ставится задача: преследовать отступающего противника по пятам, дабы не дать ему закрепиться на указанной линии... 
«В исполнение приказываю: ...  
в) 6-й кавалерийской дивизии с рассветом 29 декабря... перейти в район Кулешовка — Койсуг,  
г) 4-й кав. див. перейти в район Батайск — Злодейская,  
д) начдиву 11-й кав. див. 29 де¬кабря.... перейти в район ст. Ольгинская — х. Нижне-Подолинский. 
Начдивам 4-й, 6-й, 11-й во что бы то ни стало выяснить цель отступления и направление противника, срочно же доносить обо всем, а поэтому установить связь со Штармом... Командарм 1-й Буденный. Член Реввоенсовета Ворошилов («Красная Звезда», номер 7, за 8 января 1935 г.). 
 
1-я конная этого приказа не выполнила, задержавшись в гор. Ростове - Нахичевани. 
 
А согласно официальным данным штаба Донской армии, в момент отхода за р. Дон — 26-27 декабря 1919 г. — боевой состав Донской армии был следующий:  
1-й корпус   2700 шт.,   450 шаш.,   31 ор.,   160 пул.  
2-й корпус   1356 шт., 3026 шаш.,   33 ор.,    82 пул.  
3-й корпус   3210 шт.,   792 шаш.,   34 ор.,    74 пул.  
4-й корпус   0000 шт., 6830 шаш.,   30 ор.,   108 пул. 
Всего   7266 шт.,11098 шаш., 128 ор.,  424 пул. 
 
Тогда же, согласно тем же данным, в Добровольческом корпусе было: 
3383 шт., 1348 сабель 40 ор.. 174 пул. 
 
В подчиненном командиру Добровольческого корпуса ген. Кутепову Сводном Кубано-Терском корпусе ген. Топоркова было 1580 шашек, 16 орудий и 96 пулеметов. 
 
Задержка наступления красной армии на р. Доне дала возможность Донской армии привести себя в порядок после долгого и тяжелого отступления (см. ч. III Трагедии Казачества). 
 
Командующий Донской армией отдал «приказание всем командирам корпусов о приведении в порядок своих обозов, и, главное, об их беспощадном сокращении и изгнании из них всех дезертиров; командующий предупредил начальников всех степеней, что за непринятие действительных мер в этом отношении он будет предавать военно-полевому суду, не взирая на боевые заслуги ни на занимаемый ими пост». 
 
Меры, предпринятые командным составом Донской армии, а также сознание рядовыми бойцами крайней необходимости защищать родную территорию были причиной того, что в течение этих нескольких дней передышки Донская армия  
 
Согласно офиц. данным Донской армии, эта армия на 1-ое января 1920 г. без добровольческого корпуса, имела уже 36.470 бойцов, 147 орудий, 605 пулеметов. 
К тому же времени в Добровольческом и Кубано-Терском сводном корпусах было 10.988 бойцов, 53 орудия и 255 пулеметов. 
 
А в Донской армии, Добровольческом и Кубано-Терском Сводном корпусах вместе на 1-е января 1920 г. было 47.458 бойцов, 200 орудий и 860 пулеметов. 
 
Фронт от устья р. Дона до Батайска (включительно) занимал Добровольческий корпус, к которому был причислен и Кубано-Терский сводный корпус, ген. Топоркова. Фронт от Батайска вверх по левому берегу р. Дона до района станицы Цымлянской занимала Донская армия. 
 
Согласно данным штаба Донской армии, против Донской армии и Добровольческого корпуса, к 30 декабря 1919 г., большевистское командование имело свыше 43.000 штыков, до 28.000 сабель и 400 орудий. 
Согласно тем же данным к 6 января 1920 г., т. е. в день упорнейших боев у Ольгинской - Батайска, против Донской армии и Добровольческого корпуса дей¬ствовали следующие большевистские силы:  
10-я армия (часть сил этой армии)     8000 штык.   1500 саб.   17 ор. 
9-я армия            9300 штык. 11000 саб. 108 ор. 
8-я армия          17100 штык.   4800 саб. 131 ор. 
Конная арм. Буденного     8100 штык. 10100 саб.   94 ор. 
Всего             42500 штык. 27400 саб. 350 ор. 
 
Журнал воен. действий Донской арм. отмечает, что бежавший 3-го января из большевистского плена казак рассказывал, что «к войне пехота (советская) настроена отрицательно, а кавалеристы, особенно красные казаки — воинственные». Бежавший из советского плена казак б-го января рассказывал, что «пехота противника против наступления, был слышен ропот»... И другие источники говорили о деморализации большевистской пехоты, расположенной в районе Ростова — ст. Аксайской. 
 
Правее Донской армии действовала Кавказская (Кубанская) армия. К сожалению, мы не располагаем данными о численном составе этой армии к 1 января 1920 г. 
 
Переходя теперь к общему рассмотрению боевых операций в начале января 1920 г., не можем умолчать о состоянии дела эвакуации больных и раненых. «Дело эвакуации раненых и больных по железным дорогам и гужем с переходом армии на левый берег р. Дона настолько обострилось, что для упорядочения его должны быть применены героические меры... По рассказам очевидцев (ген. Мамонтова, капитана князя Матсутова и друг.), на грунтовых дорогах творятся не поддающиеся описанию тяжелые картины передвижения, — вследствие оттепели и непрекращающегося трехдневного дождя дороги сделались совершенно непроходимыми; в грязи стоят завязшие сотни повозок, автомобили и даже орудия; но ужас весь в том, что на этих брошенных повозках лежат оставленные всеми раненные и больные офицеры и казаки; и кто их вывезет, накормит и перевяжет раны, и когда это будет сделано?.. На пути из Кагальницкой в Кущевку при дороге в грязи лежат пешие юнкера, выбившиеся из сил и не могущие дальше идти; на мосту у Кущевки через р. Ея из свалившихся в яму при съезде повозок и лошадей и брошенных образовался мост, по которому переезжают повозки; некоторые лошади еще живые. На станциях железных дорог нет не только кипяченой воды, но и простой; больные и раненные не пьют воды по 2-3 суток, некоторые из них не выдерживают и кончают самоубийством; так покончили самоубийством два казака... на пути из Кущевки в Сосыку» (журнал воен. действ. Донской армии). 
 
Не хватает слов, чтобы ими выразить глубочайшую трагедию славных бойцов — больных и раненных, попавших в такие ужаснейшие условия эвакуации и лечения... 
 
И снова, уже 11 января 1920 г., в штабе Донской армии было констатировано: «по-прежнему вопрос эвакуации раненных и больных находится в ужасном состоянии, особенно тяжело этот вопрос обстоит на участке Торговая - Батайск», т. е. на железной дороге, обслуживавшей ближайший тыл Донской армии... 
К этому вопросу мы еще возвратимся. 
 
Большевистские исследователи боевых операций под Батайском - Ольгинской о силах противников приводят следующие данные: 
1)  на антибольшевистском фронте, в районе Азова — Батайска.— Ольгинской, было сосредоточено 12.720 сабель, 11.100 штыков, 454 пулемета и 110 орудий, в об¬щем около 24.000 бойцов; 
2) против этих сил в начале января 1920 г. красные имели: в районе Ростова 1-ю Конную армию в составе 9.000 сабель и 5.000 штыков (9-я и 12-я дивизии); кроме того, на фронте Ростов — ст. Аксайская — Новочеркасск располагалась 8-я армия (40-я, 15-я, 16-я, 33-я стрелковые дивизии, 16-я кавалерийская бригада), численность которой достигала 11.000 штыков, 2.022 сабель при 168 легких и тяжелых орудиях. 
(Майстрах. Маныч — Егорлыкская — Новороссийск. Государственное издательство. 1929. Москва — Ленинград, стр. 11. — Гражданская война 1918 - 1921, т. III, стр. 290-291). 
 
В общем, в ударной группе красные имели 16.000 штыков и 11.000 сабель. 
 
В 1920 году Дон замерз 2 января. Командующий Кавказской советской армией Шорин, исполняя поставленную фронту основную задачу, приказал 4 января форсировать р. Дон 1-й Конной и 8-й армиями у г. Нахичевани и у станицы Аксайской с целью отбросить противника на юг и выйти на линию г. Ейск — станица Кущевка. 
 
Сравнивая доступные нам советские данные с данными штаба Донской армии, получим следующую картину этих замечательных боевых операций: 
Советские данные:  
1) И. В. Тюленев. 1-я Конная за Ростовом. Сборник трудов военно-научного общества при Военной академии. Книга I. 1932. Высший военно-редакционный совет. Москва.  
2) Я. Фабрициус. Воспоминания о боях с конницей Деникина за ст. Ольгинскую. Журнал «Война и революция», за 1928 г., книга 2. Москва.  
3) Б. Майстрах. Маныч — Егорлыкская — Новороссийск. Государственное издательство. Отдел военной литературы. Москва — Ленинград. 1929.  
4) Первая конная в изображении ее бойцов и командиров. Госуд. изд. Москва — Ленинград. 1930.  
5) Гражданская война 1918 — 1921, т. III-й. Оперативно - стратегический очерк боевых действий красной армии. Государственное изд. Отдел военной литературы. Москва — Ленинград. 1930.  
6) Озолин. Эпизоды. Газета «Красная Звезда», номер 7, за 6 января 1935 г. 
 
Казачьи данные: оперативные сводки, журнал военных действий Донской армии и т. д.). 
 
2, 3 и 4 января 1920 г. большевистские армии производили тщательную разведку с правого берега р. Дона в сторону ст. Старочеркасской, ст. Олыинской и Батайска, а в ночь с 4 на 5 января перешли в наступление в таком порядке: 4-я и 6-я кавалерийские дивизии из Ростова—Нахичевани двинулись на ст. Ольгинскую и 11-я кавалер, дивизия из ст. Аксайской — тоже на ст. Ольгинскую; 12-я стрелк. дивизия из Ростова и 9-я стр. дивизия из ст. Гниловской — обе на Батайск; 16-я и 33-я стрелковые дивизии 8-й армии должны были наступать на фронт Ольгинская — Старочеркасская. 
 
Таким образом, в наступление перешли четыре стрелковых и три конных советских дивизии на фронте в 20-24 верст. Три красных конных дивизии, действуя в кулаке, должны были совершить прорыв фронта на стыке Донской армии и Добровольческого корпуса. 
 
Фактически 5 января 9-я и 12-я стрелковые советские дивизии действовали чрезвычайно вяло в направлении на Батайск и поставленной себе задачи не выполнили. Точно также 16-я и 33-я сов. дивизии, имевшие наступать на станицы Ольгинскую — Старочеркасскую, в силу каких - то причин («запоздавшая перегруппировка», пояснял командир 8-й советской) 5-го января в наступление не перешли. 
 
1-я Конная армия Буденного 5 января в 10 часов утра уже закончила переход р. Дона по льду и продолжала наступление далее... 
 
Массовый переход противника в наступление явился неожиданностью как для командиров корпусов, так и для штаба Донской армии. В штабе армии это дело представлялось в таком виде: «5 января противник», читаем в журн. воен. действий Дон. арм., «доселе не предпринимавший крупных активных операций, значительными силами конницы и пехоты переправился по Аксайской и Нахичеванской переправах и ведет наступление сильной конной группой на Ольгинскую и от Аксайской на Старочеркасскую. О противнике поступили разноречивые сведения, но в общем силы противника можно определить не менее дивизии конницы и дивизии пехоты... 
«По выяснении обстановки до полудня, командарм решил разбить переправившиеся через Дон части противника и не допустить дальнейшей переправы, для чего приказано: 
1) 3-му Корпусу, подчинив себе 10-ю конную бригаду, не допустить переправы противника через Дон у Старочеркасской и наступлением от Ольгинской разбить красных, переправившихся по этой переправе... 
2) Комкору Добровольческого, используя конницу ген. Барбовича и ген. Топоркова, переходом в наступление разбить Нахичеванскую группу противника. 
3) Комкору 4 Конного перейти в наступление и разбить конницу противника, направляющуюся в разрез между 3 и Добровольческим корпусами.
4) Комкорам приказано проявить самые энергичные действия, дабы раз навсегда положить предел попыткам противника к дальнейшему наступлению». 
 
Вследствие этой директивы и, главным образом, вследствие собственной инициативы 3-й Донской и Добровольческий корпуса оказали большевистской коннице весьма серьезное сопротивление. И хотя конница Буденного заняла было хутор Старомахинский и ст. Ольгинскую, но далее продвинуться не смогла. 
 
Согласно сообщению штаба 3-го Донского корпуса к 24 часам 5 января в этот день на фронте этого Корпуса произошло следующее: у Аксайской переправы перешли Дон сильные пехотные и конные части противника; «в результате упорного и длительного боя, в течение которого противник вводил новые части, ст. Ольгинская была нами оставлена; части Корпуса главными силами сосредоточились в ст. Хомутовской, оставив сторожевое охранение на линии высот между Ольгинской, Хомутовской и Злодейским; завтра Корпус переходит в наступление»... 
 
Штаб Добровольческого Корпуса о бое 5-го января доносил: «противник занял ст. Ольгинскую, откуда наступал конницей силами до 4.000 сабель при 4-х орудиях на Батайск, двигаясь частью и на х. Злодейский», но это наступление было отбито... 
 
Между тем в штаб Донской армии, расположенный на станции Сосыка — в стыке Ейской жел. дороги с Владикавказской, «после полудня поступили новые сведения о занятии красными х. Старомахинского, ст. Ольгинской и х. Злодейского; выяснилось наступление большой массы конницы в разрез между 3-м и Добровольческим Корпусами (4-й Донской конный Корпус находился в это время в резерве против стыка флангов 3-го Донского и Добровольческого корпусов, занимавших фронт по р. Дону)». 
 
Получив эти сведения, командующий Донской армией отдал новую директиву: 
«Противник после боя к вечеру 5 января занял конными частями Старомахинский, Ольгинскую и х. Злодейский и лезет в мешок. Более благоприятной обстановки для нас ожидать нельзя. На 6-е января приказываю разбить переправившегося через Дон противника, для чего приказываю: 
1) ген. Гусельщикову — 3-му Донскому корпусу, — передав в подчинение Комкору 4-го Конного 10-ю конную бригаду и подчинив себе 1-ю пластунскую дивизию ген. Карповича, атаковать противника в направлении на Ольгинскую, прочно обеспечить себя со стороны Старочеркасской станицы; 
2) ген. Павлову — 4-й Конный Донской корпус, — подчинив себе 10-ю конную бригаду, атаковать в направлении на х. Злодейский; 
3) ген. Кутепову — Добровольческий корпус, — сосредоточив всю конницу в районе Батайска (добровольческая конная бригада ген. Барбовича и Кубано-Терский Сводный корпус ген. Топоркова),   атаковать во фланг и тыл Злодейскую группу противника; 
4) начало атаки всех корпусов — с рассветом, 
5) о получении донести. 
Номер 064-К. 5 января, 19 часов 15 мин, 1920 г. Ст. Сосыка. Ген. Сидорин».

Если принять во внимание боевой состав частей, предназначенных этой директивой для ликвидации большевистского прорыва, можно сказать, что ген. Сидорин бросал в бой на небольшом участке фронта Батайск — Ольгинская — Старомахинский боле 12.000 одной только конницы. Кроме того, здесь же действовала пехота 3-го Донского корпуса, при чем казаки с трех сторон охватывали прорывавшуюся группу войск противника. Действительно, «более благоприятной обстановки для нас ожидать нельзя». 
Как единодушно свидетельствуют большевистские исследователи, 5 января «в 15 часов завязывается ожесточенный бой, длившийся до вечера; в виду того, что местность абсолютно не позволяла коннице развернуться в боевой порядок, а также из-за неимения при себе артиллерии, Конная армия принуждена была отойти в исходное положение». 
 
Однако, с рассветом, 1-я Конная армия 6-го января перешла вторично в наступление «в том же порядке, как и 5-го января, не меняя свой оперативный замысел, а лишь усиливая себя 16-й и 33-й стрелковыми дивизиями 8-й армии, каковые должны были наступать одновременно из Нахичевани на ст. Ольгинскую и ст. Старочеркасскую... После трехчасового боя на линии Батайск — Ольгинская частями Конармии удалось выбить противника из ст. Ольгинской и занять последнюю». 
 
И далее: ... «В течение дня 1-й Конной армией было произведено до 9 конных атак, но все они... были отбиты противником... К вечеру шло беспорядочное отступление 1-й Конной армии... Начальникам конных частей с большим трудом удалось установить порядок, и прикрывая свой отход рядом контратак, к вечеру... с большинством частей 1-й Конной армии вернуться в Ростов. Лишь незначительные части 1-й Конной армии отошли к ст. Ольгинской, но большинству из них с наступлением темноты удалось пробраться в Ростов и присоединиться к армии». 
 
По данным штаба Донской армии этот бой протекал следующим образом: 
«6-го января 1920 г. части ударной группы (4-й Донской корпус) в 9 часов выступили в направлении на Ольгинскую для атаки переправившегося противника. В 11 часов части начали развертывание в боевой порядок на линии Сухой Балки — Батайск. В 13 часов в районе х. Злодейского части корпуса завязали бой с конницей противника. Противник располагал превосходными силами. Бой отличался особенным ожесточением и до 15 часов не давал перевеса ни той ни другой стороне. В 15 часов противник, разделив свои силы, одну дивизию направил против Батайска. 
 
«Воспользовавшись этим, командир 4 Корпуса ген. Павлов ввел в бой свой резерв в тыл Батайской группе красных. Противник не выдержал и начал постепенно отходить, преследуемый нашими частями. Отступление противника скоро перешло в беспорядочное бегство, причем красные бросали орудия, пулеметы и ящики со снарядами. Некоторые части противника бросились по болотам к Дону. Лед на болотах проваливался и ору¬дия красных завязли. 
 
«К ст. Ольгинской части корпуса подошли в полной темноте и были встречены сильным артиллерийским и пулеметным огнем пехоты, занявшей окопы на окраине станицы. Оставив одну бригаду против Ольгинской, корпус отошел в район Злодейской, имея в виду завтра утром продолжить успешно начатую операцию. 
 
«В сегодняшнем бою, в котором со стороны противника участвовали 4, 6 и 11 конные дивизии Буденного и 12 пехотная дивизия, наши части взяли 9 орудий и около 50 пулеметов, много снарядов, винтовок и обозы. Корпус понес большие потери». 
 
Когда разбитая казаками 1-я Конная советская армия вечером 6-го января в беспорядке и поспешно отступила на правый берег р. Дона, в ст. Ольгинской задержались 16 стр. сов. дивизия и части 11 кавалер, дивизии Буденного, а в ст. Старочеркасской — 33 сов. стр. дивизия. Бывший командир 16 стр. сов. дивизии Я.Фабрициус, описывая этот бой, особенно подчеркивает, что эта дивизия имела отличных бойцов и была прекрасно вооружена, как многочисленными пулеметами, так и артиллерией. Другой автор — Озолин — говорит, что ст. Ольгинскую тогда защищали части 16 и 33 стрелковых дивизий и 11 конная дивизия, располагавшие 200 станковых пулеметов («Красная Звезда», 8 января 1935 года). 
 
Понятно, что части 4-го конного Донского корпуса, подойдя в темноте к ст. Ольгинской 6-го января, не смогли выбить крепко засевшего там противника. 
Относительно хода боевых операций 6-го января у Батайска официальные данные штаба Донской армии повествуют следующее: «к 13 часам конная группа ген. Топоркова — Кубанская и Терская дивизии — сосредоточилась в районе Батайска. К этому же времени обозначилось наступление неприятельской конницы от Ольгинской на Батайск, главным образом, в обход Батайска с юга (донесение командира 4-го Дон. корпуса говорит о том, что Буденный направил на Батайск одну из своих дивизий, ослабив этим самым силы красных, действовавшие против 4-го Донского корпуса). Войдя в связь с Донцами, ген. Топорков атаковал красных 1 конной (Кубанской) дивизией и стал теснить их к Дону. Около 16 часов противник, получив подкрепление, в свою очередь перейдя в наступление, стал теснить Кубанцев. Ген. Топорков выдвинул на поддержку конницу ген. Барбовича, которая, развернувшись в блестящем порядке за левым флангом группы (ген. Топоркова), бросилась в атаку. Вся конная группа — Кубанская и Терская конные дивизии и бригада Барбовича — во главе с ген. Топорковым, обрушилась на конницу противника, смяла ее и повела энергичное преследование. 
 
«В это время противник был атакован частями 4 корпуса. Сбитый на обоих участках противник начал поспешное отступление, преследуемый нами до темноты. 
 
«Успеху боя значительно способствовало личное хладнокровие и мужество ген. Топоркова, который в конце боя был серьезно ранен в ногу (в командование группой вместо него вступил ген. Агоев). 
«Корниловцами и юнкерами сдержано наступление пехоты красных на Батайск вдоль железной дороги с севера». 
 
Таким образом, бой 6-го января закончился разгромом Конной армии Буденного. Но большевики крепко держали в своих руках станицу Ольгинскую. 
В 5-ть часов утра 7-го января командующий Донской армией ген. Сидорин отдал следующую директиву:  
«1) 3-му корпусу сегодня в 7 часов атаковать противника с востока в направлении на Ольгинскую и с юга на Старочеркасскую. 
2) Добровольческому корпусу сегодня в 7 часов решительно атаковать Нахичеванскую переправу и вдоль железной дороги от Батайска на север. 
3) Командирам корпусов потребовать от войск напряжения всех сил, дабы использовать блестящий успех б января и отбросить противника за Дон... 
7 янв. 1920 г. 5 часов. Ст. Сосыка. Ген. Сидорин». 
 
Бой 7 января за обладание ст. Ольгинской отличался большим упорством и ожесточением с обоих сторон. После внушительной артиллерийской подготовки 4-й Донской корпус атаковал ст. Ольгинскую с юга, с запада и на дамбу к северу от ст. Ольгинской. Красные оказали упорнейшее сопротивление, расстреливая атакующие казачьи части пулеметным и артиллерийским огнем. 
 
Части 3-го Дон. корпуса в это время вели упорные бои с частями красных, засевшими в ст. Манычской, х. Алитубском, ст. Старочеркасской и х. Старомахинском, и потому 3-й Корпус не мог с утра 7 января оказать 4-му Донскому корпусу необходимое содействие под ст. Ольгинской. 
 
Видя, что бой за обладание ст. Ольгинской затягивается, командующий Донской армией послал командиру 3 Дон. корпуса «приказание решительно атаковать Ольгинскую с востока для содействия 4-му корпусу, который к 10 часам завязал бой под Ольгинской и направо и налево от себя не видит наступающих соседей; комкору 3, в виду разрозненных действий, указано бить всем корпусом, а не отдельными дивизиями». 
 
Атакованный и с юго-востока частями 3 Дон. корпуса, отрезанный от Нахичеванской переправы, противник решил пробиться за р. Дон. Около 15 часов красные были выбиты из Ольгинской, при чем 47 сов. бригада была уничтожена, а 48 сов. бригада пробилась к Нахичевани, понеся значительные потери убитыми и раненными. 
 
В этом бою донцы взяли одно орудие, 5 пулеметов и много пленных. 
 
Для содействия донцам (из района Батайска) в 13 часов была двинута Терская дивизия одной бригадой на Ольгинскую, а другой — на Нахичеванскую переправу, но, узнав, что ст. Ольгинская уже занята донцами, терцы возвратились в Батайск. 
«Неудачи под Батайском обострили и вскоре довели до крайнего напряжения взаимоотношения, с одной стороны, между командованием Кавказского сов. фронта в лице В. И. Шорина и, с другой стороны, между командованием 8-й (Сокольников) и Конной. 
 
«Командование фронтом усматривало главную причину неудачи в 12 дневной стоянке в районе Ростова без активных действий, что дало возможность противнику отдохнуть и устроиться для обороны, в введении в дело лишь части сил (во время первых атак на Батайск бездействовали две дивизии 8-й армии — 15-я и 40-я и одна дивизия из приданных конной армии — 9-я стрелковая). Командование Конной армии указывало на совершенно непригодную для действий конницы местность в виде сплошной топи и ограниченность пространства для развертывания конницы. Командование 8-й армии в свою очередь обвиняло Конную армию в проявлении чрезвычайно малой боевой устойчивости» (Гражд. война 1918 — 1921, т. III, 294). 
 
Командарм 1-й Конной Буденный доложил по прямому проводу командующему фронтом Шорину о невозможности добиться успеха в районе Батайска и для достижения основной цели фронта предложил следующий план: 8-й и 9-й армиям удерживать противника на линии р. Дон от устья до станицы Богаевской; 1-ю же конную армию перебросить в район станицы Константиновская, где ею форсировать р. Дон и повести наступление в юго-западном направлении на станцию Тихорецкую. За успех командарм и Реввоенсовет конной ручались вполне. 
 
Командующий фронтом не согласился с этим планом, а приказал в третий раз перейти в наступление и во что бы то ни стало овладеть Батайском. 
 
8-го января 1-я Конная армия совместно с соседними дивизиями 8-й армии вновь перешла в наступление на фронте Батайск — Ольгинская — Старочеркасская — Манычская. Однако, и это наступление красных окончилось их поражением на всем этом фронте:  
а) в этот день части 3 Дон. корпуса выбили красных из ст. Манычской и ст. Старочеркасской, при чем при отходе на Аксайскую красные оставили 8 орудий, завязших в болоте;  
б) после продолжительного боя с конницей противника силой не менее двух дивизий, наступавшей от Нахичеванской переправы на ст. Ольгинскую, 4-й кон. корпус обрушился главной массой против левого фланга противника, опрокинул его и отбросил к Нахичеванской и Ростовской переправам. Преследование было задержано сильнейшим артиллерийским огнем красных с правого берега Дона;  
в) сдержав наступление частей 31 и 40 стрелковых дивизий красных к северо-востоку от Батайска, корниловцы и конница ген. Агоева — Кубано-Терский корпус — перешли в решительное наступление, смяли противника и погнали его к Нахичеванской переправе. Преследованию непосредственно до переправ помешал огонь многочисленной артиллерии с правого берега Дона, от которой Корниловцы понесли большие потери (оперативные сводки). 
 
Это новое поражение ударной группы красных войск принудило командующего Кавказским сов. фронтом Шорина окончательно отказаться от дальнейших попыток прорыва казачьего фронта у ст. Ольгинской — Батайска и выхода отсюда на линию р. Ей. 
 
В боях б, 7 и 8 января 4-м Донским конным корпусом взято всего 10 орудий, 66 пулеметов, 1700 пленных и большое количество винтовок (данные штаба Дон. армии). Согласно данных штаба Деникина за время боев б, 7 и 8 января взято 22 орудия и более 120 пулеметов. 
 
Большевики тоже признают, что «лобовые удары по равнинной, заболоченной местности при отсутствии наведенных переправ через Дон, стеснявший свободу маневра, терпят жестокое поражение; за истекшие бои с 4 по 8 января Конная и 8-я армии понесли крупные потери» (Майстрах. Маныч — Егорлыкская — Новороссийск, стр. 12). 
 
Бывший командующий 1-й Конной армией Буденный по поводу этих боев говорит: «С занятием Ростова был образован Кавказский фронт, в состав которого вошла 1-я Конная. Первые же дни подчинения Конной армии этому фронту дают поучительный пример, — как не надо использовать конницу. Конная армия была брошена в Батайские непроходимые болота, где она, теряя дорогое время и неся значительные жертвы, увязла в болотах. Только после неоднократных настойчивых требований Реввоенсовета Конной армии она через месяц была брошена в стык Кубанской и Донской армий. Наше запоздание позволило противнику несколько оправиться от поражения и оказать бешеное сопротивление, в результате чего едва не были сведены на нет все наши успехи» («Первая Конная в изображении ее бойцов и командиров». Государственное изд. 1930. Москва — Ленинград). 
 
По окончании этих боев 4-й Донской конный корпус был отведен в резерв. Участок от ст. Манычской до Нахичеванской переправы (исключительно) занял 3-й Донской корпус ген. Гусельщикова.