Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
Яндекс.Метрика

Глава 4

Попытка организации казачьего союзного государства в 1917 - 1919 годах. Ноябрьское постановление Кубанской Краевой Рады. — Начало работ Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. — Выступление на Круге Донского Атамана ген. Богаевского и Председателя Донского Правительства Мельникова. — Программа работ Круга. — Комиссии. — Компетенция Круга. — Основы Конституции казачьего государства. 
 
Мысль о создании единого казачьего государства из отдельных Войск в 1917 - 1919 годах была настолько естественной, что к проведению ее в жизнь Казачество возвращалось последовательно несколько раз, несмотря на резко менявшуюся, как внешнюю, так и внутреннюю обстановку государственной работы в Казачьих Землях за эти годы. 
 
Как известно, еще перед большевистским переворотом в России — 20 октября 1917 г. — был организован Юго-Восточный Союз в составе: Дона, Кубани, Терского Войска, Астраханского Войска, Вольных народов Степей и Горцев Северного Кавказа. Примкнули к нему тотчас же Яик и Оренбург. 
 
В 1918 г., когда Казачество вело упорную и кровавую борьбу против советских войск, когда большевики были господами положения в Великороссии, а немецкие войска докатились до самой реки Дона и держали уже в своих руках Керченский пролив, идея Юго-Восточного Союза воскресла снова и готова была конкретно вылиться в самостоятельное государство: Доно-Кавказский Союз. 
 
Эта же идея снова ожила в единогласно принятом 1-го июня 1919 г. постановлении Донского Круга о необходимости скорейшей организации Доно-Кубано-ерского Союза и в наступивших потом работах казачьей конференции (очерки «Трагедия Казачества», ч. I, стр. 25, 106-108, ч. II, стр. 295, ч. III, стр. 5-13, 65-77). 
 
Наконец, к этому же вопросу вплотную подошла осенью 1919 г. Кубанская делегация на «Южно - Русской конференции», а потом и Кубанская Краевая Рада в дни ноябрьского переворота. По инициативе Донской делегации, прибывшей на Кубань с целью выразить сочувствие Кубанской Раде по случаю произведенного над нею насилия, 13-го ноября 1919 г. в Екатеринодаре состоялось совещание для обсуждения вопроса о месте, времени и условиях созыва Казачьей Думы — так сначала проектировали назвать будущий общеказачий парламент. На этом совещании присутствовали — Кубанский Войсковой Атаман ген. Успенский, делегаты Дона, Кубанского Правительства, президиум Кубанской Рады и — члены Рады — представители отделов (округов) Кубани 
 
14 ноября Краевая Рада постановила: 
1) признать необходимым в кратчайший срок созвать общий Сезд Кругов Дона и Терека и Кубанской Рады; 
2) поручить президиуму Рады, вместе с представителями Донского Круга, разработать вопрос о Съезде; 
и  
3) просить Терский Войсковой Круг присоединиться к этой резолюции и принять участие в разработке вопроса о Съезде. 
 
Не мешает отметить и то, какие конкретные задания ставились кубанцами для этого казачьего Съезда - Думы, кроме тех, о которых сказано уже выше: «В руководящих кругах Краевой Рады созыв Казачьей Думы ставится в зависимость от результатов переговоров Южно-Русской конференции с представителями ген. Деникина по вопросу об образовании единой власти на Юге России. Время созыва Казачьей Думы определяется не ранее возвращения Кубанской делегации с Южно - Русской конференции. Если переговоры, ведущиеся в Новочеркасске, приведут к положительным результатам в ближайшее время, еще до созыва Казачьей Думы, то Казачья Дума займется рассмотрением вопроса об организации Казачьего Союза и согласования мероприятий, предпринимаемых казачьими областями в деле борьбы с большевиками. Отмечают, например, что благодаря разным законам мобилизации казачьи области несут тяжесть войны не в одинаковой степени. Кроме того, по некоторым вопросам краевого законодательства,    как например, по аграрному — Доном, Кубанью и Тереком вынесены совершенно разные постановления. Сторонники созыва Казачьей Думы считают, что авторитет издаваемых Казачьими Областями законоположений значительно бы возрос в случае их единообразия и согласования.   Если же переговоры об организации единой власти не дадут в ближайшее время результатов, то Казачья Дума поставит своей главной целью немедленное образование единой (казачьей. Ред.), власти на демократических началах» (газета «Утро Юга», 15 ноября 1919 г., номер 256 - 284). 
 
Таким образом, был поставлен, открыто вопрос об организации Казачьего государства.  
 
Несколько туманная формулировка заданий общеказачьего парламента, надо полагать, поясняется тяжелой обстановкой, в которой пришлось работать казачьим самостийникам в дни после переворота на Кубани. 
 
14 ноября вечером состоялось новое совещание по вопросу о созыве общеказачьего парламента. На этом совещании присутствовали члены Донской делегации и президиум Краевой Рады. После этого совещания Донские делегаты выехали на Терек, где в то время начинал свои работы Терский Войсковой Круг. Мысль о созыве Казачьей Думы была одобрена и Терским Кругом. 
 
В начале декабря 1919 г. в гор. Екатеринодар прибыли делегаты Терского и Донского Войсковых Кругов и на совместных заседаниях с кубанцами было постановлено созвать в Екатеринодаре, в самом начале 1920 г., Съезд членов Кругов и Рады. Было решено, что каждый из трех казачьих парламентов вышлет равное число своих членов в общеказачий парламент — по 50 человек. 
Необходимо особенно подчеркнуть, что, к сожалению, внутренняя и внешняя   обстановка на Казачьих Землях была тогда весьма и весьма неблагоприятна для успешной работы объединенного казачьего представительного учреждения.  
 
Остановимся только на некоторых обстоятельствах, затруднявших работу нового общеказачьего парламента,   получившего утвердившееся за ним название Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. Уже в первые дни работ Верховного Круга, собравшегося в Екатеринодар 5-го января 1920 года, шли упорнейшие бои у Батайска и ст. Ольгинской с противником, стремившимся прорваться далее на юг (см. далее глава V-я); самая подготовка к созыву Верховного Круга проходила при столь неблагоприятных   обстоятельствах, что не могли быть точно установлены ни основные задачи созываемого Верховного Круга, ни программа его работ; состав казачьего   представительства, на Верховном Кругу был чрезвычайно   разнообразен, как в смысле политических убеждений депутатов  трех казачьих Войск, так и в смысле подхода их к самым основным заданиям Верховного Круга и способа принятия им решений и проведения этих решений в жизнь; русские «белые» союзники казаков, с своей стороны, делали все, чтобы усилить естественные разногласия в среде членов Круга, чтобы парализовать его работу... 
 
Если на направление работ Верховного Круга в значительной степени могло влиять довольно упорное самостийническое кубанское течение,    вновь нашедшее свое выражение в постановлениях Краевой Рады, принятых 31 декабря 1919 г. — 7 января 1920 г., то не меньшее (обратное!) влияние на Круг имели Донской Атаман ген. Богаевский и командующий   Донской армией ген. Сидорин, как руководители Донской армии, силами которой, главным образом, держался  
 
При сложной и тяжелой политической и военной обстановке, требовавшей самых быстрых решений и такого же быстрого, руководимого единой целью и волей, проведения их в жизнь, Верховный Круг сам должен был:  
а) поставить ясную цель своих работ,  
б) установить отчетливую программу своей деятельности и  
в) найти способы неуклонного и скорого проведения в жизнь принятых им решений. 
 
В то время, как оба противника Казачества — и русские «красные», и русские «белые» — имели у себя диктаторскую власть, способную принимать быстрые решения, Верховный Круг все сложные и большие вопросы должен был разрешать в условиях, по необходимости, длительного парламентского обсуждения. 
 
Общеказачий парламент не имел в истории своего предшественника. Верховный Круг должен был прокладывать новую, широкую дорогу по политическим зарослям, трущобам и оврагам. 
 
Важно отметить и то, что большевистская власть и ее агенты весьма внимательно следили за тем, что происходит на Казачьих Землях. С большой тревогой большевики наблюдали за подготовительной работой по организации Казачьего государства. Очевидно, не было простой случайностью или совпадением событий то, что генеральный удар для прорыва казачьего фронта большевистское командование назначило на день начала работ Верховного Круга — 5 января 1920 г. 
 
Все эти обстоятельства и условия не следует упускать из виду при общей оценке работ первого казачьего Верховного Круга. 
 
Первое серьезное столкновение на Верховном Круге произошло в самом начале его работ — 5 января, при выборах председателя Круга. Боролись два основных течения — самостийническое и русофильское. Самостийники в председатели Круга проводили И. П. Тимошенко, слывшего тогда за самостийника, а противное течение выдвинуло испытанного сторонника единой России и ген. Деникина — Д. Е. Скобцова, только на днях удаленного с поста председателя Кубанской Краевой Рады. Насколько эта борьба была упорной, свидетельствуют результаты голосования: И. П. Тимошенко получил только на четыре голоса больше Д. Е. Скобцова. 
 
Хотя в председатели Круга и прошел, считавшийся тогда самостийником, И. П. Тимошенко, но самый факт разделения Круга на почти равные две части при выборах председателя, без сомнения, указывал на то, что на Верховном Круге не было бесспорного большинства, могущего взять на свои плечи всю ответственность за работу Круга и быстро провести те постановления, которые решали судьбу Казачества на многие годы. 
 
Известно, что парламенты без такого большинства не только не являются достаточно работоспособными, но основная линия направления работ таких парламентов не отличается определенностью и устойчивостью, а иногда принимает и опасную форму зигзагов. 
 
Выше (глава II) уже было указано на то, какие меры предприняли вожди «белого» движения в конце 1919 г. с целью борьбы с казачьей самостийностью. Одной из этих мер было фиктивное назначение Донского Атамана Богаевского председателем правительства при ген. Деникине. После этого ген. Богаевский немедленно направился в Екатеринодар и приступил к осуществлению своей миссии. Между прочим, уже на другой день работ Верховного Круга, б января, ген. Богаевский, в роли председателя Деникинского правительства, выступил на Верховном Круге с речью, в которой горячо призывал членов Круга идти вместе с ген. Деникиным, который, по словам ген. Богаевского, будто бы совершенно не держится за власть, и если Казачество не желает работать с ним, он немедленно уйдет с Добровольческим корпусом с Казачьих Земель... 
 
При этом Донской Атаман уверял Верховный Круг в том, что Союзники не дадут оружия непосредственно казакам, а только через ген. Деникина. В доказательство справедливости своего утверждения огласил на Круге вышеприведенное письмо главы Английской миссии ген. Хольмана на имя Кубанского Войскового Атамана (см. глава III). 
 
Не может быть сомнения в том, что это письмо подбодрило тех членов Верховного Круга, которые были сторонниками Деникина, и подрывало энергию у казачьих самостийников, стремившихся осуществить, наконец, разрыв между Казачеством и русским контрреволюционным движением. 
 
7-го января на Верховном Круге выступил председатель Донского Правительства Мельников с тою же целью предостеречь Круг от «пагубного» разрыва с ген. Деникиным. 
 
9-го января Верховный Круг избрал две комиссии: 
 
1. Конституционную — в составе: 
а) от донцов; П. М. Агеев, М. Н. Гнилорыбов, Г. П. Янов, П. И. Ковалев, Г. И. Карев и И. К. Зенков,  
б) от кубанцев: И. А. Билый, П. И. Курганский, Ю. А. Коробьин, Г. Н. Меликов, Д. Е. Скобцов и О. К. Готагогу,  
в) от терцев: И. В. Баев, В. И. Абрамов, В. И. Баскаков, П. Д. Губарев, Г. Ф. Фальчиков и Е. А. Букановский. 
 
2. По обороне — в составе:  
а) от донцов: И. С. Маонов, Ф. И. Бирюков и В. Г. Хрипунов;  
б) от кубанцев: И. М. Бедаков, Т. И. Горб и Е. Л. Приходько,  
в) от терцев: И. И. Таширов, Н. А. Бигаев и В. И. Баскаков. 
 
В том же заседании была принята программа работ Верховного Круга, формулированная председателем:  
1) определение того, что такое есть Верховный Круг Дона, Кубани и Терека;  
2) об обороне;  
3) соглашение Дона, Кубани и Терека;  
4) организация общей власти;  
5) манифест Верховного Круга.  
 
Эта программа принята большинством всех против одного голоса. 
 
Далее, 9-го января, по предложению президиума Верховный Круг принял следующее постановление: 
«Верховный Круг Дона, Кубани и Терека является верховной властью для Дона, Кубани и Терека в отношении дел общих для данных государственных образований. 
 
Примечание: перечень общих дел для Дона, Кубани и Терека, подлежащих решению Верховного Круга, обсуждается по Войскам, согласуется в комиссии Конституционной и окончательно утверждается Верховным Кругом». («Вестник Верховного Круга», номер 2, 12.1.1920). 
 
Официальный орган Верховного Круга — «Вестник Верховного Круга» — по поводу этого постановления опубликовал следующее: 
«О компетенции Верховного Круга. Вчера Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, после целого ряда подготовительных заседаний и фракционных совещаний, наконец, приступил к своей капитальной работе. Вопрос шел о компетенции самого Круга, о существе и пределах его власти. 
 
Три краевых образования, три казачьих Войска — Дон, Кубань и Терек, которые до сих пор жили и управлялись каждое у себя дома своими собственными краевыми органами, связанные в одно лишь идеей общего военного командования, олицетворявшегося в главнокомандующем вооруженными силами Юга России, в период краха общерусской власти с его Особым Совещанием, олицетворявшейся тем же командованием, очутились в необходимости искать иных и новых форм для своего объединения, иных органов единой общекраевой власти. 
 
Верховный Круг, созванный в момент острого напряжения борьбы, в момент, последовавший непосредственно за крахом и всеобщей паникой, не мог, само собою разумеется, найти в первое же время того общего единого языка, которым должна была заговорить общекраевая объединенная власть, не мог представлять собою крепко спаянного организованного единства, он должен был организовать такое единство... 
 
...Итак, Верховный Круг, как орган Верховной Власти для государственных образований Дона, Кубани и Терека, Верховный Круг, которому будет подчинено все, что касается средств борьбы и организации обороны, а также создание единой общей власти, не есть уже ни химера, ни мечта, а реальный факт, готовый вводить в жизнь при громе пушек последних смертельных боев под Ольгинской и Батайском. 
 
И если, как говорили, большевики хвастались при вступлении в Ростов, что им Казачий Съезд не страшен, ибо — казаки сведутся, перегрызутся между собой и разведутся, то отмеченный выше осязательный результат, к которому приходит Верховный Круг, должен будет в значительной мере помрачить их розовые надежды и заставит серьезно призадуматься»... 
 
Избранная 9 января Конституционная комиссия уже на следующий день доложила Верховному Кругу проект основ Союзной Конституции (см. ниже).  
 
По поводу этого проекта в заседании Круга возникли горячие прения. Некоторые депутаты в резкой форме высказались против проекта, но большинство ораторов поддержало его. 
 
Предложенный Комиссией проект, с незначительны ми изменениями, был утвержден   Верховным Кругом в заседании 10 января в следующей редакции: 
 
«Мы, избранники Донского Войскового Круга, Кубанской Краевой Рады и Терского Большого Войскового Круга, в тяжелый исторический момент, когда купленной потоками крови свободе и самому существова¬нию самого населения грозит гибель, собрались в Екатеринодаре для организации решительной борьбы против большевиков и очищения от них наших территорий, защиты от разгрома родных очагов, установления внутреннего спокойствия и обеспечения свободы и права, берем в свои руки Верховную власть по делам общим для Дона, Кубани и Терека и устанавливаем следующее положение о Верховном Круге: 
 
1. Верховный Круг является полномочным представительством государственных образований Дона, Кубани и Терека и ставит себе задачи:  
а) установление союзного государства, составленного из указанных выше территорий, с возможностью расширения пределов союзного государства включением новых областей на основах союзной конституции и по свободному волеизъявлению населения тех областей;  
б) создание союзной власти. (Уступка самостийникам. Ред.). 
2. Союзная конституция и союзная власть устанавливаются на время до создания общегосударственной власти Всероссийским Учредительным Собранием. (Уступка русофилам. Ред.). 
3. Имеющая быть выработанной конституция вступает в силу с момента принятия ее Верховным Кругом».