Календарь

П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Новое время

Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.:

 "ДОРОГИЕ ПТИЦЫ!".

 

Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

 

Марат Хайрулин, Москва

В конце февраля 1919 года против советской власти восстали казаки Верхне-Донского округа. Лишь в марте до донского командования стали доходить слухи о этих событиях. В штабе Донской Армии решили проверить поступающую информацию, и по возможности связаться с восставшими при помощи авиации. Несмотря на трудность задачи и «горячие возражения против технической достижимости цели», начальник авиации Донской Армии полковник В.Г. Баранов, считал, что эта задача всё-таки выполнима. В Новочеркасске в это время закончил своё формирование 3-й Донской самолётный отряд. Командир отряда, подполковник К.Н. Антонов и весь личный состав отряда без колебаний были готовы к выполнению столь сложной задачи. К началу апреля 1919 года донская авиация состояла из трёх авиационных отрядов. Первым полетел из Новочеркасска в станицу Вешенскую военный лётчик 3-го отряда, подъесаул Д.В. Фёдоров с членом Войскового Круга В.А. Харламовым. Полёт этот был крайне рискованным: приходилось лететь почти 300 км над территорией, занятой красными. Этим отважным людям не повезло. Возле станицы Вешенской в момент их посадки появился конный отряд, помчавшийся к месту их спуска. Так как за дальностью расстояния нельзя было разобрать, были ли это красные или повстанцы, лётчику пришлось срочно взлетать и лететь обратно. Фёдоров из-за недостатка бензина не стал совершать разведку и едва смог дотянуть обратно до Новочеркасска.

 

Как указывалось в отчете: «Благодаря неосмотрительности восставших, поднявших стрельбу по аппарату и причинивших несколько пробоин, подъесаул Фёдоров возвратился, не установив связи с восставшими. Для наливания бензина Фёдорову пришлось спускаться на территории красных. Пробыв в воздухе 7 часов 30 минут, 5-го апреля Фёдоров возвратился в Новочеркасск».

Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.:

 "ДОРОГИЕ ПТИЦЫ!".

 

Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

 

Марат Хайрулин, Москва

В конце февраля 1919 года против советской власти восстали казаки Верхне-Донского округа. Лишь в марте до донского командования стали доходить слухи о этих событиях. В штабе Донской Армии решили проверить поступающую информацию, и по возможности связаться с восставшими при помощи авиации. Несмотря на трудность задачи и «горячие возражения против технической достижимости цели», начальник авиации Донской Армии полковник В.Г. Баранов, считал, что эта задача всё-таки выполнима. В Новочеркасске в это время закончил своё формирование 3-й Донской самолётный отряд. Командир отряда, подполковник К.Н. Антонов и весь личный состав отряда без колебаний были готовы к выполнению столь сложной задачи. К началу апреля 1919 года донская авиация состояла из трёх авиационных отрядов. Первым полетел из Новочеркасска в станицу Вешенскую военный лётчик 3-го отряда, подъесаул Д.В. Фёдоров с членом Войскового Круга В.А. Харламовым. Полёт этот был крайне рискованным: приходилось лететь почти 300 км над территорией, занятой красными. Этим отважным людям не повезло. Возле станицы Вешенской в момент их посадки появился конный отряд, помчавшийся к месту их спуска. Так как за дальностью расстояния нельзя было разобрать, были ли это красные или повстанцы, лётчику пришлось срочно взлетать и лететь обратно. Фёдоров из-за недостатка бензина не стал совершать разведку и едва смог дотянуть обратно до Новочеркасска.

 

Как указывалось в отчете: «Благодаря неосмотрительности восставших, поднявших стрельбу по аппарату и причинивших несколько пробоин, подъесаул Фёдоров возвратился, не установив связи с восставшими. Для наливания бензина Фёдорову пришлось спускаться на территории красных. Пробыв в воздухе 7 часов 30 минут, 5-го апреля Фёдоров возвратился в Новочеркасск».

Архивные списки частей Донской Армии (1918-1920 гг.)

Работая с архивными документами обнаружил списки личного состава:
Северного отряда полковника Фицхелаурова;
Георгиевского Гундоровского Донского казачьего полка и частей прикомандированных к полку;
добровольцев 1-го Богучарского и Карачанского отрядов;
48-го Луганского Донского казачьего пешего полка и др. подразделений.
Списки воинским чинам штаба Северного отряда представляемых к награждению Георгиевскими крестами, наградные листы Милютинского отряда и других воинских подразделений.
Имеются списки награжденных за конкретные бои, в том числе у хуторов Какичев, Мечетной и Ольховчик; у слободы М. Березовка; хутора Бородина; Н. Речинского и многих других населенных пунктов ОВД.
Обращает на себя внимание, что в некоторых полках служили целыми семьями, состоящими из нескольких поколений (дед, отец, дети и внуки).
Так как объем архивных документов очень большой на первый раз выкладываю некоторые документы, если данный материал будет кому то интересен буду рад продолжить тему.

Деньги Войска Донского

Войсковым правительством в ноябре было создано Особое совещание из представителей банков, правительственных учреждений и отдельных специалистов по финансово-экономическим вопросам. На совещании, по данным журнала «Горнозаводское дело», все участвующие остановились на проекте выпуска местных денежных знаков Ростовской конторой Госбанка достоинством в 5, 10, 25 и 100 рублей.  
 
Вслед за совещанием в декабре 1917 года Войсковой Казачий круг на своем заседании заслушал доклад профессора Вилкова о финансовом положении области и о необходимости выпуска местных денежных знаков. По этому поводу ростовские газеты писали следующее: «Печатание денежных знаков в Донской области не вызывает дальнейшего расстройства в наше денежное обращение, если только выпуск их будет строго сообразовываться с потребностями торгового оборота и необходимыми нуждами казны»  

1920 год.Верховный Круг Дона, Кубани, Терека.

ВЕРХОВНЫЙ КРУГ ДОНА, КУБАНИ И ТЕРЕКА - - собрался в Екатеринодаре 5-го января 1920г., как Учредительное Собрание трех казачьих политических обществ, стремящихся к объединению в одну федеративную республику. Он состоял из равного числа делегатов от Кругов Донского и Терского, также как от Кубанской Краевой Рады, приславших по 50 делегатов. Идея образования общеказачьего государства, с привлечением в него горцев Кавказа и соседних кочевников, занимала умы казачьих политиков уже в первые дни возрождения традиций независимости после февральской революции 1917 г. Свое первое осуществление эта идея нашла 20 октября 1917 г. в оформлении Юго-Восточного Союза. Однако, со времени подписания союзного договора, его сторонникам пришлось преодолевать не прекращавшееся противодействие русских "белых" верхов, поддержанных некоторыми вли­ятельными Казаками "единонеделимцами", у которых еще не отмерли связи, возросшие в русских школах, в русской общественной и политической деятельности, в царской службе. Они часто пользовались и неблагопрняной обстановкой на фронте вооруженной борьбы за Казачий Присуд. Поэтому проведение в жизнь постановления о создании Юго-восточного Союза встречало непрерывные трудности. Казачьи конференции, собиравшиеся для того, чтобы придать Союзу реальные формы, носили драматический характер. Одна из них закончилась смертью председателя Кубанского правительства Н.С. Рябовола, павшего в Ростове н-Д. от пули русского убийцы. Решение вопроса особенно задержалось после того, как сторонник расширения Союза в Доно- Кавказскую федерацию, атаман Краснов должен был оставить свой пост. Возможность возвратиться к его проекту представилась только после полного падения авторитета ген. Деникина, в связи с неудачами на фронте 9 января 1920г. Верховный Круг, не считаясь с угрозами английского представителя лишить Казаков помощи и военном снаряжении, провозгласил себя Верховной властью для объединенных Дона, Кубани и Терека: "Мы, избранники Донского Войскового Круга, Кубанской Краевой Рады и Терского Войскового Круга, в тя­желый исторический момент, когда, купленной потоками крови, свободе и самому существованию населения грозит гибель, собрались в Екатеринодаре для организации решительной борьбы против большевиков, очищения от них наших территорий, защиты от разгрома родных очагов, установления внутреннего спокойствия и обеспечения свободы и права, берем в свои руки Верховную власть по делам общим для Дона, Кубани и Терека и ставим себе задачей: А. Установление Союзного государства, составленного из указанных выше территорий, с возможностью расширения пределов Союзного государства включением новых областей, на основах конституции и по свободному волеизъявлению населения тех областей; Б. Создание союзной власти". Вслед за тем прошло два месяца в долгих переговорах с генералом Деникиным, в неудачных с ним соглашениях. После бесплодных попыток урегулировать отношения с Добрар-мией,3-го марта 1920 г. Верховный Круг вынес новое постановление: 1) Считать соглашение с ген. Деникиным в деле организации южно-русской власти ке состоявшимся; 2) освободить атаманов и правительства от всех обязательств, связанных с указанным соглашением; 3) изъять немедленно Boйска Дона, Кубани и Терека из подчинения ген. Деникину; 4) немедленно приступить совместно с атаманами и правительствами к организации обороны наших краев - Дона, Кубани и Терека и прилегающих к ним областей; 5) немедленно приступить к организации союзной власти на основах постановления Верховного Круга от 11 января с.г.(даты по ст.ст.). После этого В. Круг закончил сессию, не вынося постановления о своем роспуске. Завершить с успехом постановления Круга на родной земле не удалось, но провозглашенные в них идеалы сохраняются в программах каз. нац. организаций.

На Урале. Земля.

Д.А.Сафонов 
 
" Весной 1918 г. на местах впервые в значительных размерах предпринимались попытки передела земли, путём изъятия её у казаков. Восстания весны 1918 г. — это не столько восстания против Советской власти, сколько борьба за землю. 
 
Раскол между казачеством и крестьянством стал ощутимым уже с начала ХХ века. Дефицит земли, лучшая землеобеспеченность казаков, более благожелательная по отношению к ним политика правительства, вызывали неприязненное отношение крестьян, ибо противоречило их понятиям о справедливости. В период революции 1905 — 1907 гг. левые пропагандисты специально акцентировали противостояние казаков и крестьян. Ещё более обострилось их соперничество в годы столыпинской реформы, особенно после того, как законом от 4.12.1913 г. было разрешено казакам приобретать при посредничестве крестьянского банка частновладельческие земли не только на войсковой территории, но и за её пределами. Отметим, что в 1917 г. Войсковые круги поспешили закрепить войсковые земли за казаками.  

Информация об авторах «Трагедии казачества».

Н. Рутыч 
 
Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и вооружённых сил Юга России. 
(Материалы к истории Белого движения) 
 
Москва, 1997 год. 
 
СИДОРИН Владимир Ильич (1882—1943) -- генерал-лейте­нант Генштаба. Окончил Донской кадетский корпус, Николаев­ское инженерное училище и Николаевскую военную академию (1910). Из училища вышел во 2-й Восточно-Сибирский сапер­ный батальон. В составе этого, а также 4-го Заамурского железнодорожного батальона участвовал в русско-японской войне. После окончания академии поступил в Авиационную школу, по­сле окончания которой получил диплом пилота и наблюдателя. На фронт первой мировой войны вышел старшим адъютантом в штабе 21-й пехотной дивизии. В декабре 1914 г. — подполков­ник и с 12 июля 1915 г. — и. д. начальника штаба 102-й пехотной дивизии. В 1917 г. — полковник, зачисленный при Временном правительстве в резерв чинов Генерального штаба, и заместитель председателя Союза офицеров Армии и Флота. 
В ноябре 1917 г. вернулся на Дон. Участвовал в боях под Росто­вом и в формировании казачьих партизанских отрядов. Во второй половине декабря 1917 г. — начальник штаба Походного атамана 
генерала А. М. Назарова. После назначения Походным атаманом генерала П. X. Попова становится его начальником штаба и 12 февраля 1918 г. вместе со штабом выступает в Степной поход. Во время похода руководит боевыми операциями и подготавлива­ет весеннее восстание на Дону. После Степного похода Круг Спа­сения Дона производит полковника Сидорина в генерал-майоры. При генерале Краснове не занимал командных должностей. 6 фев­раля 1919 г. на место генерала Краснова Донским атаманом был избран генерал Богаевский. По его рекомендации Главнокоман­дующий ВСЮР 15 февраля 1919 г. назначил генерал-майора Си­дорина на должность командующего Донской армией. Приняв ар­мию, когда она откатилась почти до Новочеркасска и не превыша­ла 15 000 бойцов, генерал Сидорин быстро восстановил ее за счет сокращения тыловых учреждений и штабов, а в ходе весеннего от­ступления вышел в район Верхнедонского восстания, усилив со­став армии более чем вдвое. Генерал-лейтенант. В ходе летнего на­ступления отправил 4-й Донской корпус генерала Мамонтова в рейд по тылам Красной армии; при этом он не смог добиться от генерала Мамонтова выполнения всех поставленных перед ним задач. Как отмечает автор «Истории Лейб-гвардии Казачьего пол­ка» генерал И. Н. Оприц (см. с. 297), несмотря наличное мужест­во, много раз проявленное генералом Сидориным в период от­ступления Донской армии осенью 1919 г. — зимой 1920 г., ему не удалось восстановить «свой командный авторитет», и он не смог остановить стихийный отход Донских корпусов к Новороссийску. В Новороссийске не хватило судов для погрузки большей части Донской армии, и это вызвало тяжелый конфликт между генера­лами Сидориным и Деникиным 19-20 марта 1920 г. Переброшен­ные в Крым из Новороссийска и позже с Кавказского побережья, Донские части были сосредоточены в Евпатории и сведены в кон­це марте 1920 г. в Донской корпус. 18 апреля 1920 г. генерал Сидо­рин и его начальник штаба генерал Кельчевский были обвинены в сочувствии казачьему сепаратизму (что нашло свое отражение в издававшейся при штабе корпуса газете «Вестник Донской ар­мии») и по приказу генерала Врангеля преданы суду. Суд под председательством генерала А. М. Драгомирова приговорил гене­рала Сидорина к четырем годам каторжных работ, однако генерал Врангель помиловал его и уволил из армии без права ношения мундира. Будучи выслан из Крыма в мае 1920 г., генерал Сидо­рин после недолгого пребывания в Болгарии переехал в Чехо­словакию. Он поселился в Праге, где служил в картографичес­ком отделе Генерального штаба Чехословацкой армии. Вместе с генералом Стариковым был соавтором многочисленных статей по истории Донской армии во время гражданской войны, напи­санных с ярко выраженных сепаратистских позиций. Эти статьи регулярно публиковались в издаваемом в Париже И. А. Билым журнале «Вольное казачество» (1936—1938). Под заглавием «Тра­гедия казачества» эти статьи были опубликованы отдельной кни­гой в четырех частях в 1936—1938 гг. в Париже (без упоминания имен авторов). Во время второй мировой войны генерал Сидорин выехал в Германию. Скончался в Берлине 20 мая 1943 г. Похоро­нен на русском кладбище Тегель (на кладбище — 4-й квартал, 12-й ряд, могила № 18). 
 
СТАРИКОВ Терентий Михайлович (1880—1934) — генерал-лейтенант. Казак станицы Екатерининской Войска Донского. Окончил Новочеркасское военное училище в 1902 г. Участник первой мировой войны в составе 5-го Донского казачьего полка. В 1917 г. — полковник, участвовал в Общеказачьем съезде в Пет­рограде, где был избран членом Донского Войскового Круга. Во время гражданской войны весной 1918 г. командовал отрядом повстанцев станиц Екатерининской, Усть-Быстрянской и Усть-Белокалитственской. В Донской армии с лета 1918г. командовал 7-й дивизией, 2-й дивизией, сводным казачьим корпусом. В 1919 г. — генерал-лейтенант. Во время отступления исполнял должность командующего 4-м конным корпусом, который затем по приказу генерала Врангеля был перевезен из района Сочи в Крым. Эвакуировался с Русской армией и после недолгого пре­бывания в Югославии переехал в Чехословакию. Умер в Праге 11 декабря 1934 г. Похоронен на Ольшанском кладбище. 
Автор многочисленных статей о гражданской войне и по исто­рии казачества. В их число входят статьи, написанные с сепара­тистских позиций в соавторстве с генералом В. И. Сидориным. Под общим заглавием «Трагедия казачества» эти статьи в 1936— 1938 гг. были опубликованы в журнале «Вольное казачество». Эти же статьи под тем же заглавием «Трагедия казачества» и без упоминания имен авторов были опубликованы в 1936—1938 гг. в Париже отдельной книгой в четырех частях.

Глава 25

Поездка Кубанского Атамана в Грузию. — Советские войска заняли Сочи. — Начало переговоров о перемирии. — Совещания войсковых начальников. — Переговоры с большевистским командованием и с Грузией.