Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Встреча в степи белгородских станичников с литовскими севрюками.

 …О некой группе населения, представляющей собой до сих пор не определенное локальное сообщество «севрюков», наглядно иллюстрирует следующий эпизод, еще более усугубляющий путаницу понятий. 22 мая 1620 года в Белгород вернулся разъезд станичных атаманов во главе с Григорием Маканиным, отправленный «к верх Орели и Самару» (притокам Днепра) для степного дозора. Станичники утверждали, что сакмы нигде обнаружено не было, зато в урочище «верх речки Олешенки» повстречали они другую белгородскую станицу атамана Тимофея Репина (4-х человек), которые промышляли здесь охотой. Эти станичники поведали, что на днях к ним пристали некие литовские люди, сперва названные «черкасами», однако в этот день они ушли «зверовать» в леса, прихватив с собой одного из станичников Репина – Микиту Картавого. Товарищи Маканина предлагали не церемониться с черкасами, и сразу же их «отделать», однако станичники Репина – Федор Саблин и Неждан Кобяков, отговорили их делать это. Последние, подчеркнули, что промысловики, нарушившие границу, были не черкасы, а т.н. «литовские севрюки». Атаманы мотивировали тем, что, дескать, «побить их … не за што», «задор» с литовцами чинить не следует, ведь впредь за такое дело можно быть и самим битыми от черкас да литовских севрюков.

В то же день, как станичные атаманы все в сборе вернулись в Белгород, был допрошен и Тимофей Репин – голова той станицы, к которой несколько дней назад прибились литовские севрюки. Судя по словам атамана, севрюки эти были выходцами… из города Черкассы («Черкасково городка»), одного звали Янко (Яков), «а другому имени пропаметовали». Промышляли на Поле эти товарищи начиная с Масленой недели. Как оказалось – Янко уже был знаком белгородцам – некогда был «был взят в языцех в Белгород и отпущен в Литву по государеву указу». Никаких «литовских вестей» (сведений о событиях в Речи Посполитой) севрюки не сказывали. Распаляемый Марсовой охотой, Т. Репин бил челом государю дабы тот дал добро на поиск этих литовских севрюков – не лазутчики ли они. Ежели севрюки не сыщутся – отправиться в Черкассы к уряднику и расспрашивать про них уже в самой Литве.

Дальнейший ход событий неизвестен. Присланная в Белгород царская грамота гласила, что впредь белгородским станицам надлежало следить за приходом на «зверовье», к рыбным ловлям и бортным ухожаям всяких литовских людей. О незаконном пребывании в Белгородском уезде литовских людей отписывать польским державцам, дабы их подданные «мирного постановления [о пересечении рубежей] … не нарушали»[1].


Ракитин А.С., 2011 год



[1] РГАДА, ф. 210, Столбцы Севского стола, д. 7, лл. 139-146(author unknown)
[Источник]