Календарь

П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

Древняя история

Охочие люди Северской украины в Смоленскую войну 1632-34 годов.

 «Охочими людьми», как правило, именовались те добровольцы из разных слоев русского общества, которые брались за выполнение какого-либо рода поручений. В Северской земле первой половины XVII века под охочими людьми подразумевались волонтеры из гулящих люде, посадских и дворцовых крестьян, прибранных к ратной службе и участию в военных походах. Основной причиной прибора в ратную государевой службе различного рода добровольцев являлось «малолюдство» гарнизонов украинных городов.
Обычно ратная служба охочих людей осуществлялась без жалования, «за добычу», захваченную в походе, к которой причислялись: скот, лошади, коровы, рухлядь и прочее добро, однако, были и исключения. Отдельные предписания касались захваченного полона, который «даром… [у них, охотников] имать не велено». Очевидно, стимул для участия в ратных походах всякого рода волонтеров был более чем существенный.

Встреча в степи белгородских станичников с литовскими севрюками.

 …О некой группе населения, представляющей собой до сих пор не определенное локальное сообщество «севрюков», наглядно иллюстрирует следующий эпизод, еще более усугубляющий путаницу понятий. 22 мая 1620 года в Белгород вернулся разъезд станичных атаманов во главе с Григорием Маканиным, отправленный «к верх Орели и Самару» (притокам Днепра) для степного дозора. Станичники утверждали, что сакмы нигде обнаружено не было, зато в урочище «верх речки Олешенки» повстречали они другую белгородскую станицу атамана Тимофея Репина (4-х человек), которые промышляли здесь охотой. Эти станичники поведали, что на днях к ним пристали некие литовские люди, сперва названные «черкасами», однако в этот день они ушли «зверовать» в леса, прихватив с собой одного из станичников Репина – Микиту Картавого. Товарищи Маканина предлагали не церемониться с черкасами, и сразу же их «отделать», однако станичники Репина – Федор Саблин и Неждан Кобяков, отговорили их делать это. Последние, подчеркнули, что промысловики, нарушившие границу, были не черкасы, а т.н. «литовские севрюки». Атаманы мотивировали тем, что, дескать, «побить их … не за што», «задор» с литовцами чинить не следует, ведь впредь за такое дело можно быть и самим битыми от черкас да литовских севрюков.

Основание села Теплое данковскими служилыми людьми – рейтарами.

Белгородский полк, как воинское соединение служилых частей южнорусских гарнизонов, возник в конце весны – начале лета 1658 года. Первым воеводой Белгородского полка по назначению стал окольничий князь Григорий Григорьевич Ромодановский, известный знаток ратного дела. При формировании собственно Белгородского полка (а параллельно тому и Белгородского разряда – особого военного округа) в него были включены 38 городов юга Московского государства. Полковыми категориями служилого населения этого военного формирования являлись в основном представители «полков нового (иноземного) строя», как то: рейтар, драгун, солдат, дворян и детей боярских. Активно участвовали в боевых операциях и заселению новых южнорусских крепостей и московские стрельцы. Общая численность служилых Белгородского полка в 1658 году составила 10 227 человек (В.П. Загоровский, «Белгородская черта», Воронеж, 1969, таблица 4). К городам Белгородского полка был причислен и Данков, являющийся к тому времени городом «в черте, за чертой» - то есть тыловым. К последним причислялись также Епифань, Лебедянь, Чернь, Ефремов и прочие. В 60-х годах из состава Белгородского разряда выделился новый самостоятельный - Севский, в него вошли орловско-калужские пригороды: Болхов, Белев, Кромы, Орел и пр. Некоторые данковские служилые из неопределенных в службу родственников казаков, стрельцов и пушкарей были зачислены и в Севский полк, преимущественно в драгуны и солдаты.
Наиболее привилегированной из ратных служб XVII века считалась рейтарская (от немецкого Reiter – «всадник», т.н. «стреляющая, закованная в кирасы (металлические пластины), кавалерия») Служить в рейтарах было прерогативой в основном дворян и детей боярских, но в украинных городках были и исключения. Остановимся на последних и скажем пару слов об этой прослойки служилого населения. Дословно понимать термин «дети боярские» не приходится, в стародавние времена «детьми боярскими» (а также «молодшими», «младшими») именовался более низкий по рангу слой княжеской дружины. К XVI веку дети боярские находились гораздо выше еще недостаточно окрепшей иерархически аристократической страты дворян – и по родовитости и по привилегиям служб. Однако уже в XVII термин «сын боярский» превращается в т.н. служилый чин. На южных украинах Руси нередки были случаи верстания в дети боярские крестьян и холопов, черкас. В Данкове же дети боярские появляются в 60-е годы, будучи исключенными из служилого сообщества сторожевых казаков. Характер ратных обязанностей детей боярских XVII века заключался в городовой и полковой службах. Под первой подразумевались гарнизонные службы в уездном городе, под второй – участие в боевых походах. К началу XVIII века подавляющее большинство служилых людей из детей боярских стали однодворцами, а с 1830-х годов государственными крестьянами. Небольшая часть смогла выбиться в дворянство.
Особую служилую страту составляли копейщики – конные латники, вооруженные длинными копьями (в Новгородском разряде 1660-х годов копейщики являлись своеобразным аналогом гусар того времени), прибирались в копейную службу как правило дети боярские. Солдатская, рейтарская, драгунская и копейная службы давали видимое преимущество службам «прежним» (казачьей, стрелецкой, пушкарской) – после 1653 года ратников Белгородского полка «сажают» на самостоятельное обеспечение. То есть солдат, драгун или копейщик имел право «застолбить» за собой участок земли в своем уезде самолично. Этим правом воспользовалось множество служилого люда юга России, в том числе и данковцы. Так возникли села Теплое, Долгое, Ягодное, Бигильдино, Малинки. На селе Теплое остановимся подробнее…
В 1659 году данковский воевода Иван Хомяков официально дал «добро» служилым людям «нововерстанным» (то есть не так давно определенных в чин детей боярских) рейтарам Белгородского полка – Сергею Тимофеевичу Дехтереву «со товарищи» осесть на земле близ Теплинского Липяга «на Теплинских колодезях» (липяг – небольшая рощица в степи, колодезь – источник, родник). К слову сказать село Долгое образовалось также близ липяга – в данном случае Долгого. Тут же было произведено размежевание земель и опись угодий, «положенных» во владение служилым. Как уже было отмечено выше дети боярские, коим отвели землю под Теплинскими колодезями, на тот момент являлись нововерстанными, большей частью из сторожевых и полковых казаков, были и родственники стрельцов. Так, первыми поселенцами села Теплое стали:

Сказки донских казаков о своем происхождении (полностью)

Донецкий городок

[л. 433]1703 году октебря в 5 день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца перед стольником Максимам Никифоровичем Кологривавым казачья Донецкого городка атаман Кузьма Семенов сын Милованов да есаул Тимофей Кондратьев сын Щербак и редовые казаки: Василей Салдат да Микула Колычов, Леонтей Пичюгин, Федор Черной, Никита Колычов, Мина Сечиной, Семен Чернушкин, Иван Чернушкин, Федот Чернушкин, Аким Качкин, Лукьян Черной, Самойла Воронов, Евдоким Кузьмин, Яков да Карп Миловановы, Зот Голубин, Иван Чеботарь, Родион Главнев, Алексей Павлов, Григорей Сечиной, Кирила Долгой, Сафон Кузнецов, Василей Богомолов, Иван Мордвин, Агафон Гаритов, Давыд Шашлов, Илья Борисов, Аким Лапатин, Филат Чернушкин, Аким Плешаков, Нестер Берескин, Стефан Чеснаков, Иван Гладилин, Трафим Щипцов, Тимофей Арел, Яков Сиротин, Василей Сиротин, Иван Сметанников, Перфилей Четвериков, Калина Путилов, Филип Короулов, Иван Бочарников, Никифор Кривцов, Максим Хромой, Максим Лапатин, Григорей Кухтин, Денис Бурахтин, Ефим Кузнецов, Перфилей Шумихин, Юрья да Степан Стариковы, Игнат Шелупилин, Максим Коробутов, Аким Аверин, Денис Рог, Сергей Синельников, Василей Калаев, Иван Шумихин, Павел Леонтьев, Григорей Лелешка, Фрол Колычов, Кондратей Донецких, Иван Шевелюхин, Филип Давыдов, Лукьян Чикин, Тит Донецкой, Осип Воронин, Антон Григорьев, Макей Чикин, Аверьян Гуреев, Михайла Бирюля, Осип Потапихин, [л. 433 об] Фрол Голупчиков, Сидорка Савостьянов, Харлан Чюмак, Григорей Ерохин, Иван Возеков, Аврам Салдатов, Данила Колычов, Остах Щипцов, Иван Мезинов, Мартин Борков, Анофрей Быкадоров, Григорей Гущин, Иван Большой Гущин, Макар Титов. Всего городка жители всею станицею по светей непорочной Евангельской заповеди Господнией еже ее вправду сказали, что городок Донецкой построен у нас тому ныне дватцать седмой год, а боевых у нас казаков в Донецком городке восемьдесят восемь человек. И мы, атаман и есаул и редовые казаки, всего того городка жители пришли в тот городок из руских розних городов с Москвы, с Воронежа, с Козлова, ис Костенска, из Ряска, с Коротояка, с Ольшанска, с Ельца, с Усмани, а иные у нас казаки родились в нашем городке и из ыных казачьих городков приходили в розных годех да Озовских служеб за год и больши и лет за 20 и за 30 и на службе великого государя в Озовских походех были из нас по 60 человек. А по тритцати человек оставлены были в домех своих для опасения от приходу неприятельских людей. И в городке у нас с 203 (1695) году которые в Озовских службах не были пришлых Белогородского и Севского полку городов ратных всяких чинов служилых людей так же, которые городы для коробельного дела приписаны к Воронежу и беглых боярских холопей и крестьян и задворных деловых людей нет. И которые у нас в том Донецком городке были захребетники и тех мы объявили. А кроме у нас тех пришлых людей и захребетников с того с 203 году никаких нет. А буде мы, атаман и есаул и лутчие редовые казаки, что в сей своей скаски сказали [л. 434] ложно или что учинили или впредь с сего числа станем каких людей из руских городов принимать и за ту нашу ложную скаску и за приписку указал бы великий государь учинить нам смертную казнь.
То наша и скаска.

К сей скаске Донецка городка Богоявленской поп Федор вместо отамана Кузьмы Милованова и есаула Тимофея Щербака и редовых козаков, коих имена писаны в сей скаске, по их велению руку приложил.

Данковцы, определенные на службу в Севский полк (1703 год)

Данковцы, определенные на службу в Севский полк (1703 год) - По мере укрепления границ России, начиная со второй половины XVII века, целый ряд городов со объединяются в определенные военные округа, именуемые разрядами. Так были сформированы: Новгородский, Белгородский, Севский, Тамбовский, Сибирский, Тобольский и др. С 1659 года город Данков был причислен к ведоству Белгородского военно-административного округа (иначе - разряда), куда наряду с ним вошли: Лебедянь, Чернь, Новосиль, Елец, Ливны, Епифань, Курск, Обоянь и многие другие. Немногим позже из состава Белгородского округа выделяется отдельный новый разряд – Севский, к которому были причислены города: Брянск, Козельск, Карачев, Белев, Болхов, Кромы, Козельск, Орел, Путивль, Глухов – то есть в основном так называемая Севѐра (Северская земля) и некоторые калужские и орловские «пригороды».

Перечень кошевых атаманов Задунайской Сечи

 

 

Задунайское казачество

Вскоре, после упорядочивания Задунайской Сечи Калниболоцкий передал булаву кошевому атаману Рогозяному Деду. По какой причине это произошло – неизвестно, но можно предположить, что либо из-за болезни Калниболоцкого, либо его смерти, так как после 1814 года про него уже отсутствуют воспоминания.

Фамилии, прозвища и говоры рязанских казаков

В писцовых книгах 1615-1626 гг. казацких городков и станов южной части бывшего Рязанского княжества – Воронежа, Валуйки и других – мы находим много характерных фамилий-прозвищ, встречающихся на Дону, как например: Степанко, Губарь, Ермачко, Ушаков, Овчинников, Черенков, Князев, Филатов, Ларин, Гончаров, Дураков, Уразов, Рындин, Кокорев, Малахов, Собырев, Суровцов, Кобозев, Панфилов, Гудков, Ветров, Мишутин, Ероха, Терехов, Некрасов, Блохин, Ногайцев, Грибеников, Копылов, Попов, Крюков, Беляев, Щербак, Белоусов, Трубченинов, Милованов, Сухарев, Татаринов, Мещеряк, Мигулин, Титов, Кондратьев, Струков, Короткий, Резанцов, Соплин, Пронин, Савин, Мешков, Зубков, Кривой, Болдырь, Косой, Усан и Усарь, Кленка, Слепой, Нагибин, Носов, Чеботарёв и др.   

О погромах, учиненных черкасским войском гетмана Петра Сагайдачного в городах Михайлове и Данкове

 (л. 237) Лета 7130 июля в [число пропущено] день по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу память боярину князю Ондрею Васильевичу Ситцкому да Якову Михайловичю Боборыкину да дьяку Ивану Грязеву. В памяти за твою Ондреевою приписью написано: велено б отписать к вам в Помесной приказ. Федор Григорьев сын Оладьин в прошлом во 126 году на Михайлове воевода был и в Донков послали. И что ево служба ко государю сыска[пропущены буквы] и в Розряде в прошлом во 126 году в июле послан на государеву службу в Донков в воеводы Федор Оладьин. И 126 года сентября в 26 день писал к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии Федор Оладьин: в прошлом де во 126 году по государеву указу велено ему быть на государеве службе в Донкове.

Отвод земли данковским служилым людям под Теребунским буераком (1682 год)

 Настоящий документ является типовым примером земельного испомещения служилых людей «по прибору» XVII века, в данном случае – полковых казаков и нескольких солдат. Суть документа в следующем. 14 (1) июля 1682 года местным воеводой стольником С.И. Кропотовым был произведен досмотр земель под Теребунским буераком (в нескольких верстах от Данкова), где самовольно «сидели» данковские полковые казаки и солдаты Ивана Дехтерева со товарищи. Служилые люди выселились «с посаду» от тесноты и многолюдья от своих отцов и дедов. Кропотов под личным руководством отвел ратным людям места под дворы, огороды и «на подгуменники». Размер общинной пашни составил двадцать четей в поле на одного человека. В пользование новой общине кроме пашенной земли были положены и местные угодья: «лесами и дубровами и всякими угодьи владети им».

Два случая выхода на государево имя в Севск новгород-северских казаков

При воеводе Борисе Кокореве в июне 1622 года вместе с новгород-северскими служилыми казаками-сведенцами в Севский острожек прибыли и гулящие люди. Как впоследствии выяснилось, все они в прошлом были местными новгород-северскими казаками атамана Семена (Семейки) Пуда[1]. «Выходцы» незамедлительно попросились «прибрать» их на службу в Севск. Однако, местный воевода – Иван Плещеев без указаний из Москвы сделать этого не мог, «охочим людям» пришлось подавать челобитную на имя государя. По этому случаю большая часть казаков в ожидании своей участи вернулась в Новгород-Северский уезд. Пока в высшей государевой инстанции – Разряде - принималось решение – брать ли на службу этот гулящий люд или нет, севским служилым людям поручалось бдительно присматривать за ним. Наказ содержал следующие наставления: «чтоб они из Севска без указу никуда не съезжали, с литовскими и русскими людьми, которые учнут из-за рубежа приезжати, в Севску с ними не сходились и письмом и словесным приказом не ссылались, и никаким воровством не воровали, государю не изменили, в Литву, в Крым, в Ногай и в ыныя государства не отъехали».