Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
Яндекс.Метрика

Древняя история

Аланская Русь или Русский каганат.

В Бертинских анналах Франкской империи (839 г.) , а так же в современных анналам восточно – географических сочинениях упоминается «Русский Каганат».
Бертинские Анналы епископа Пруденция сообщают о прибытии посольства византийского императора Феофила в столицу франков Ингельгейм к Людовику Благочестивому, причем вместе с этим посольством прибывают послы другого народа, именовавшие себя руссами, а правителя своего хаканом.
Современные анналам арабские источники говорят следующее «Они русы, нападают на славян, садятся на суда, отправляются к ним, полонят их, вывозят в Хазарию и страну Булгар, продают их. Нет у них земли пахотной, так, как едят они то, что привозят из земли славян».Ибн Руст арабо – персидский географ.

«ОТКУДА РОДОМ, КАЗАЧЕ?.. - С ДОНА!»

Н. А. Балюк, доктор исторических наук, профессор

«ОТКУДА РОДОМ, КАЗАЧЕ?.. - С ДОНА!»


(Национальные культуры региона. Научно-методический и репертуарно-информационный альманах. XVI выпуск. Издание Комитета по делам национальностей Тюменской области и Дворца национальных культур «Строитель», Тюмень, 2007, стр. 29-31)


В исторической науке вопрос о происхождении казачества до сих пор остается дискуссионным. Ряд исследователей полагает, что на Руси феномен казачества вырастает из былинного эпоса, воплощенного в образах Добрыни Никитича и Алеши Поповича, Ильи Муромца, прозванного «старый казак». Так кто же они, — казаки, — именем которых называли героев, оказывая этим высшую честь почитания.

ИЛЕЦКОЕ ВОЙСКО

Когда-то как будто бы существовало такое «Войско », как отдельная казачья единица, независимо от Войска Яицкого. На эту мысль меня наталкивают следующие соображения :
Предание о городище под Илецкой ста­ницей, как о бывшем месте столицы « Вой­ска » — « Синь-города »,
Упоминание графа Салиаса в его романе « Пугачевцы», что Пугачев после занятия Илецкого городка (станицы) повесил там за сопротивление ему Атамана « Илецкого Вой­ска » Ивана Портнова и что после этого к Пугачеву присоединилось большинство каза­ков этого Войска.

До последнего времени, уже в Ураль­ском Войске, казаков станиц Илецкая, Му-храновская, Студековская и Мустаевская на­зывали « илецкими » казаками.
До 1910 г. административное устройство или вернее хозяйственное — распределение пользования войсковыми угодьями лишало «илецких» казаков пользоваться всеми ви­дами рыболовства ниже « Учуга » на Урале, то есть ниже Уральска, и переселения по своему выбору в любую из станиц Уральско­го Войска (как все другие казаки), кроме четырех указанных, несмотря на то, что зе­мли в Уральском Войске до последнего вре­мени не были поделены ни на паи, ни на ста­ничные участки.

Татары на казачьем Дону

(по материалам 1630-60-х гг.)
О.Ю.Куц

Из исторической литературы о донских казаках XVII в. известно, что, кроме людей русского происхождения, среди казаков было немало представителей различных народов, выходцы из которых зачастую даже не были православными[1]. В этом отношении показательно, что в 1632 г. донские казаки, отказываясь давать присягу Москве, одним из аргументов своего отказа называли тот факт, что среди них живет много "бусурман" (мусульман), которые не могут "целовать крест" (присягать) по христианскому обычаю[2]. А в казачьей отписке (донесении) в Москву от 1658 г. видим такие слова: "А которые <...> у нас в Войске живут переезщики иноземцы - турки, и татаровя, да и греки, и иных розных земель люди, которые переезжают к нам, к Войску, на Дон <...> - и служат они, живучи у нас в Войске <...> государевы службы с нами вместе"[3]. И хотя среди казаков были люди совершенно разного этнического происхождения - встречались даже арапы[4], тем не менее татар в этом перечне следовало бы поставить на первое место, ибо только они выделяются в документах в особую группу донского населения под названием "донские татары".

Загадки Тьмутаракани

Время в Тьмутаракани идет так же, как и во всех других таких городах: незаметно. И первый тьмутараканский князь, отпрыск Великого Владимира.
В 1023 году, как записано в летописи, "пошел Мстислав на Ярослава с хазарами и касогами". Занял Чернигов. Но в Киев не вошел - киевляне отказались принять его с иудейской свитой. А тут как раз вернулся из Новгорода Ярослав Владимирович с наемной варяжской дружиной. Осенней грозовой ночью 1024 года у города Листвена встретились рати Ярослава и Мстислава, встретились скандинавы со степняками и убивали друг друга при свете молний.
Удача была на стороне тьмутараканцев. Ярослав - тогда еще не Мудрый - бежал в Новгород. Казалось, теперь не только Киев, но и вся Русь во власти Мстислава. Но князь повел себя странно.
"И посла Мстиславъ по Ярослава, - рассказывает летопись, - глаголя "Сяди в своемъ Кыев?: ты еси стар?йший брат, а мн? буди си стороно".
Так кто же, спросим, старший или младший из братьев более достоин прозвания Мудрый? "И начаста жити мирно и в братолюбств?, и уста усобица и мятежь и бысть тишина велика в земли".
После смерти братьев, Мстислава и, через 18 лет, Ярослава, вновь начались нелады меж князьями. В 1060 году из Киева в Тьмутаракань вынужден был бежать Никон, один из первых русских летописцев, инок Киево-Печерской лавры. Бежал он от великого князя Изяслава к малому князю - Глебу Святославичу.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЯИЦКИХ КАЗАКОВ

В № 103 « Род. Края » была помещена ле­генда из книги П. И. Рычкова о « престаре­лой женщине татарской породы Гугнихе ». в связи с розысками корней происхождения и определения времени появления на р. Яи-ке казаков. В результате своих изысканий губернатор Оренбурской губернии И. И. Не-плюев сообщил в Военную Коллегию, что « подлинного известия у них нет... ». 

Для настоящей статьи мною использованы труды донских и других историков : 

1. А. Ленивов — « Яицкие казаки », жур. «Вольное казачество» №№113,114 за 1936 г. — 2. Чужинец (проф. С. Г. Сватиков) — « Борьба яицкого казачества за автономию в 18 веке », тот же журнал № 190. — 3. И. П. Буданов «Дон и Москва», Париж 1854 г. — 4. Г. В. Губарев — « Книга о казаках », Па­риж 1958 г. 5. Д. Рознер — « Перед бурей », Москва 1966 г. — 6. Проф. Р. Паскал — « Ьа гёуоКе о1е Рои^ат-спегг"» Париж 1971 г, 7. Е. Д. Коновалов — « Яицкие казаки в 16-ом столетии » и «Матерьялы по истории Ура­льского каз. Войска 1620-1815 гг. журнал « Россия ». № 10,1931 год. 

Легенда о Гугнихе была создана на Яике для объяснения появления первой женщины среди одной из многих групп казаков, бро­дивших по р. Яику, во время процесса обра­зования Войска, « в те поры когда Тимур-Аксак разные области разорял » (П. И. Рыч-ков). 

А. Ленивов пишет, что Гугня пришел с донскими казаками немного после Нечая, т. е. после 1581 г. и привез с собой жену с Дона, которая и была « прабабушкой Гугни-хой на Яике ». Атаман Нечай (по легенде он был яицким казаком), в 1579-1581 гг., спа­саясь от московского стольника Мурашкина за грабежи на Волге — пишет А. Ленивов — с группой донских казаков (? — П. А. Ф.) ушел в яицкие степи, на устье р. Яика, по­том поднялся (?) вверх по реке до впадения в Яик речки Рубежной (от устья Яика до р. Рубежной — 550 верст — П.А.Ф.), где осно­вал городок, чем и положил основание Яиц-кому Войску. Атаман Гугня « пришел не­много позже его ». Далее автор сообщает, что до 17 века Яицкое войско непрерывно пополнялось выходцами с Дона и много де­сятков лет называлось « Донско-Яицким », и для большей убедительности приводит текст приглашения « Донско-Яицких» казаков на Круг с советом : « не пить вина... завтра Круг будет ». Между прочим, Круг по  яицки назывался Войсковым Съездом. 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КАЗАЧЕСТВА (СХЕМА)

Необходимо строго различать значение термина «казак»; только при этом условии будет внесена ясность в вопросе происхождения казачества.

В нашем изложении под термином казачества понимаются: Донские, Яицкие (Уральские) и Гребенские (Терские), происходящие от одной этнической группы-основы: славян Хозарского каганата – бродников. Кубанские казаки в основном являются механической смесью Донцов и Запорожцев. Все остальные казачьи войска бывшей Российской Империи являются искусственными организациями наподобие вышеприведенных с отличной этнической основой и только с казачьей закваской. Так, например: в Оренбургское казачье войско, которое по своему этническому составу самое разноплеменное, в 1794 году, после рванья ноздрей и битья кнутом, были сосланы туда Донцы в количестве 141 семьи. 

Служилые казаки (Рязанские с 1444 года) Московского государства с 1468 года, потом «приборные» казаки составляют особую группу военных, с этнической стороны являются самыми разнообразными представителями всех племен и народов, начиная с татар (мещерские, городецкие), ногайцев, мордвы, черемисов, русских и т. д. и даже Донских казаков. Например, в грамоте Ивана IV от 5 февраля 1549 года говорится: «что Он на помощь ногайцам против крымских татар... пошлет Путивльских и Донских казаков». В этом случае речь идет О СЛУЖИЛЫХ ДОНСКИХ КАЗАКАХ, находящихся на службе Московского государства в г. Путивле, а ни в коем случае не о казаках Подонья, как полагал, например, П. П. Сахаров. 

КТО МЫ, КАЗАКИ!

На этот вопрос одни скажут: «Казаки - это народ», другие ответят в духе учебников российской истории после 1835 года -«Это сословие», третьи — «Казаки - это лучшая в мире конница», регулярные кавалеристы уточнят при этом, что Казаки -«четвертые полки наших дивизий». Некоторые считают, что Казаки - это род оружия, военная община, этническая группа и т. д., а Енисейский губернатор Степанов называет нас «ПОСОБИЕМ» в своей книге «Описание», издания 1935 года. 

Кроме того, эти ответы зависят от времени и обстановки. Так, например, во время войны — «Казаки — это сверхгерои», а война закончилась — «Казаки — это грубые и необразованные люди». После революции 1905 года, смотря кого вы спрашиваете: «Казаки — это оплот трона и порядка», — ответят монархисты: социалисты скажут: «Это черносотенцы, царские опричники, жандармы» и пр. Во время гражданской войны большевики говорили: «Казаки — это белобандиты и враги народной власти», а сейчас, в эмиграции, если Казаки не занимаются своей политикой, — «Казаки — это русские люди», для некоторых даже «лучшие русские люди». Когда же Казаки занимаются своей общественно-политической работой, то сейчас же попадают в «самостийники». Если при этом они издают свои газеты, журналы, где пишут о старинной казачьей самобытности и самостоятельности былой и будущей, то они тотчас же попадают в «казакийцы». Такие выводы происходят от того, что все эти люди никогда не интересовались и не хотят интересоваться подлинной казачьей историей. 

Разберем вкратце эти положения. 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КАЗАЧЕСТВА... (ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ «КАЗАЧЕСТВО И РОССИЯ И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ»)

...Взаимное отталкивание этих двух миров — русско-московс¬кого и казачьего, — существовало на протяжении всей истории, как во времена их союзного сотрудничества, т. е. до Петра I, так затем и во времена принудительного сожительства в императорский период, выливаясь со стороны казаков порою в бурные формы вооруженных протестов, как революционное движение Разина и Пугачева и восстание Булавина. В скрытой форме эта рознь существовала постоянно, проявляясь в бытовых взаимо¬отношениях между казаками и русскими людьми. Причины такого отталкивания, доходящего до острых форм борьбы, кроются глубоко в разнице двух психологии, вытекающей из разницы бытовых и исторических условий. Не малое значение имеет и вопрос этнографический, — вопрос крови, вопрос разного происхождения казаков и русских людей. 

Чтобы уяснить себе сущность Казачества, понять его идеологические устремления и разобраться в причинах конфликтов и распрей, существовавших и существующих между казаками и русскими людьми, необходимо изучить вопрос со всех выше¬указанных сторон, подойдя к нему беспристрастно, без казенного оптимизма и сентиментализма, имевшего место не только в дореволюционное время, но практикуемого очень часто и сейчас. Изучить этот вопрос надо без гнева и без злобы. 

ЧЕРНЫЕ КЛОБУКИ

Русские летописцы уделяют нашим предкам не так уж много внимания, но и те данные, которые о черных клобуках сохранились в летописных записях, дают возможность восстановить образ первоначальной их связи со славянской Русью, а попутно и осветить некоторые моменты из их жизни, их внешние и духовные черты и особенности. 

Первая короткая заметка о людях, пришедших на Днепр с Дона, говорит о том, что среди киевлян-язычников были дружинники христиане. Их называли Козаре и в 944 году они присягали в церкви Св. Ильи. Козарами здесь называются анане или приазовские славяне (будущие бродники и черкасы). Кроме них в Хозарии христиан не было. Остальные подданные и сама власть были иудейской, магометанской или языческой веры. 

На Руси в это время княжил один из первых варягов Игорь – Ингвар. Его сын Святослав в 965 году   отобрал от хозар северо-западный Кавказ, основал здесь Томаторканское княжество, а пленных ясов и касагов привел с собой под Киев. По всей видимости он их поселил на левом берегу Днепра, основав здесь город Переяслав (на Дунае он вскоре после этого построил Переяславец). Ясы это ирано-скандинавский народ, одна из ветвей ананской группы. Их потомки называются осетинами. Касаги же или касоги, это жители кавказских предгорий – Касаюн, т. е. великие сагины. Их вспоминает Прокопий Кесаритский в VI-м веке. Это предки нынешних кабардинцев и частично казачьи. Кабардинцев осетины и теперь называют касагон (второе «а» короткое). Представители этих племен, вероятно, были в большом числе в дружине Святослава и он от них перенял кавказский, ананский обычай оставлять на бритой голове клок волос — оселедец.